Толковый словарь русского языка. Поиск по слову, типу, синониму, антониму и описанию. Словарь ударений.
Найдено определений: 13
койне
энциклопедический словарь

КОЙНЕ́ [нэ́], неизм.; ср. [от греч. koinē (koinos) - общий] Лингв. Общенародный язык, возникший на основе какого-л. господствующего диалекта или нескольких диалектов.

* * *

койне́ (греч. koinē, от koinós - общий), 1) общенародный язык, возникший в IV в. до н. э. в Древней Греции на базе аттического с элементами ионического диалекта.

2) Язык межплеменного или междиалектного общения для ряда родственных племён или народов, образовавшийся на базе наиболее распространённого языка или диалекта, вобравшего черты других языков или диалектов.

* * *

КОЙНЕ - КОЙНЕ́ (греч. koine, от koinos - общий),

1) общенародный язык, возникший в 4 в. до н. э. в Др. Греции на базе аттического с элементами ионического диалекта.

2) Язык межплеменного или междиалектного общения для ряда родственных племен или народов, образовавшийся на базе наиболее распространенного языка или диалекта, вобравшего черты других языков или диалектов.

большой энциклопедический словарь

КОЙНЕ (греч. koine - от koinos - общий), 1) общенародный Язык, возникший в 4 в. до н. э. в Др. Греции на базе аттического с элементами ионического диалекта.

2) Язык межплеменного или междиалектного общения для ряда родственных племен или народов, образовавшийся на базе наиболее распространенного языка или диалекта, вобравшего черты других языков или диалектов.

сканворды

- Язык межплеменного или междиалектного общения для ряда родственных племён или народов, образовавшийся на базе наиболее распространённого языка или диалекта, вобравшего черты других языков или диалектов.

- Общий язык у эллинов.

- Общенародный язык, возникший в 4 веке до н.э. в Древней Греции на базе аттического с элементами ионического диалекта.

полезные сервисы
пти франсэ
словарь галлицизмов русского языка

ПТИ ФРАНСЭ petit français. букв. Малый французский язык. Обедненный и деформированный французский язык, служащий в бывших французских колониях Африки языком межплеменного общения. Комлев 1995.

словарь иностранных слов

ПТИ ФРАНСЭ [фр. petit français - букв. малый французский (язык)] - лингв. деформированный французский язык, служащий в бывших французских колониях Африки языком межплеменного общения. См. ПИДЖИН, ЛИНГВА ФРАНКА.

полезные сервисы
pidgin-english
пятиязычный словарь лингвистических терминов

Pidgin-english (пиджин-инглиш | Pidgin-english)

Смешанный язык, употребляемый в портах Дальнего Востока носителями различных языков в их общении с европейцами; является китайским по своей грамматической структуре и английским по своему словарю.

прим.

В последних изданиях ЮНЕСКО отмечается, что этот язык стал средством межплеменного общения на островах Меланезии и используется в школьном обучении, в силу чего эти издания предлагают именовать его меланезийским языком (Melanesian language). - Прим. перев.

полезные сервисы
гуарани
лингвистика

Гуарани́ -

южноамериканский индейский язык, относящийся

к семье тупи-гуарани (см. Тупи-гуарани

языки). Распространён в Парагвае, а также сопредельных районах

Бразилии (Мату-Гросу, Парана) и Аргентины (Мисьонес, Гран-Чако,

Корриентес, Формоса).

Типологически гуарани - характерный

представитель семьи тупи-гуарани; испытывает большое влияние испанского языка (в книжно-письменной форме около

30-40% испанских заимствований). Под

названием «гуарани» известен близкородственный язык индейцев Боливии, на

котором говорит около 11 тыс. чел. Гуарани выполняет функции языка

межплеменного общения. В Парагвае официальный язык - испанский,

однако на гуарани говорит 90% населения (свыше 3 млн. чел.), на нём

печатается литература, издаются газеты (двуязычные), ведутся

радиопередачи, гуарани ограниченно используется в школьном

обучении.

Письменность на основе латинской графики, в 1607

были опубликованы первые тексты на гуарани. В 1640 появилась первая

грамматика, гуарани-испанский и испано-гуарани словари. Вопросами изучения и нормализации гуарани занимается Академия языка и

культуры тупи-гуарани (Асунсьон).

Benavento G. L., El guaraní en entre ríos,

[B. Aires], 1962;

Gregores E., Suarez J. A., A description

of colloquial Guarani, The Hague - P., 1967;

Rubin J., National bilingualism in Paraguay, The

Hague - P., 1968.

Ortiz Mayans A., Diccionario

español-guaraní, guaraní-español, 8 ed., B. Aires, 1961.

М. Е. Алексеев.

полезные сервисы
лэс : от редакционной коллегии
лингвистика

От редакционной коллегии

Предлагаемый читателю Словарь ставит своей целью дать

систематизированный свод знаний о человеческом языке, языках мира,

языкознании как науке. Словарь является первым энциклопедическим

изданием, призванным осветить достижения отечественной и зарубежной

лингвистики с позиций современной концепции языка, сложившейся в

советской науке. Он рассчитан на широкие круги филологов-языковедов всех

специальностей, научных работников, преподавателей и студентов, а также

специалистов смежных областей знаний - психологов, логиков, философов,

историков, литературоведов, этнографов и др. Вместе с тем любой

читатель, интересующийся свойствами языка и языкознанием, найдёт в

этой книге необходимые сведения.

Словарь отражает современные научные знания о языке и в

соответствии с этим воссоздаёт определённый современный «образ языка» -

как системы, служащей важнейшим средством человеческого общения.

В статьях Словаря составители стремились показать определённую

внутреннюю организацию языка, основанную на универсальных принципах; его

динамичность - способность к изменениям под влиянием как внутренних,

так и внешних (социальных) причин при устойчивости основного каркаса;

тесную связь языка как с культурой в целом - в качестве компонента и

средства последней, так и с внутренним миром человека - его мышлением и

психикой; участие языка как активного начала в социальном прогрессе (так

как язык в определённой степени является предметом воздействия и орудием

социальных групп и общества в целом); его участие в научно-техническом

прогрессе, требующем специального моделирования языка в соответствии с

заданными параметрами (число искусственных языков, связанных с

компьютеризацией, приблизительно равно числу естественных языков) и

т. д. Совокупный «образ языка» складывается из статей Словаря,

содержащих сведения о единицах языка

(фонема, слово, морфема,

предложение и др.), об их взаимосвязях

и системах (язык, система языковая, речь, уровни

языка и др.), о внутренних законах развития языка (законы развития языка, фонетические законы, Фортунатова - Соссюра закон, Шахматова закон и др.), о социально-коммуникативной роли языка в человеческом

коллективе (язык и общество, международные языки и др.), о философских

проблемах, связанных с изучением языка (язык и мышление, философские проблемы языкознания, методология,

href="/doc/dictionary/linguistic-encyclopedic/articles/571/marks-k-engels-f-o.htm">Маркс К., Энгельс Ф. о языке и др.), о методах

изучения языка (метод, статьи,

посвящённые отдельным методам, например экспериментальные методы, сравнительно-исторический метод и др.), о теориях

происхождения языка (происхождение

языка, моногенеза теория, глоттогенез и др.).

Знания о природе и внутреннем устройстве человеческого языка

опираются на изучение конкретных языков мира. Население земного шара

говорит не менее чем на 5000 языках (точную цифру установить невозможно,

т. к. различие между разными языками и диалектами одного языка условно). Они объединяются

в крупные и малые языковые семьи и группы. В словарь включены статьи об

отдельных языках мира (живых и мёртвых), где

говорится о принадлежности языка к той или иной семье или группе языков,

указывается ареал распространения, число говорящих, особенности

звукового строя, грамматики, лексики, время появления письменности, древнейшие письменные памятники,

социальный статус: сведения об использовании языка как официального или

государственного (эти понятия в Словаре не дифференцированы), в роли

языка межнационального или межплеменного общения и т. д. Помещены

статьи о семьях и группах родственных языков (индоевропейские языки, славянские языки, тюркские языки, финно-угорские языки, семитские языки и др.), в которых указываются

состав данной семьи или группы, древний и современный ареал

распространения, общие для всех языков семьи или группы черты языкового

строя, грамматики, лексики и другие характеристики. Даны статьи, где

приводится генеалогическая и типологическая классификация языков мира.

Большой раздел словаря составляют статьи о письменностях: это статьи

историко-типологического характера (письмо, индийское

письмо, ливийское письмо, малоазийские алфавиты и др.) и статьи,

описывающие конкретные виды письма, обслуживающие один или несколько

языков (армянское письмо, грузинское письмо, греческое письмо и др.).

Словарь отражает структуру языкознания как науки и основные этапы

её становления. Кроме обобщающей статьи языкознание, Словарь содержит статьи, посвящённые

его разделам, возникавшим по мере развития науки, разветвлявшимся в свою

очередь на подразделы по мере накопления новых знаний, совершенствования

методов исследования, вовлечения в сферу исследования всё новых и новых

свойств языка и языков (грамматика, лексикология, диалектология, этимология, ареальная

лингвистика, социолингвистика,

фонология, морфонология, теория

текста и др.).

Развитие науки идёт неравномерно, в каждый период выдвигаются

приоритетные темы и направления исследований, отдельные дисциплины

могут значительно уходить вперёд по глубине разработки, другие сохраняют

бо́льшую традиционность. Такая картина наблюдалась, например, в первой

половине 20 в., когда фонология выступала в роли источника новых идей и

одновременно проверяла их на конкретном материале, став основой для

структурного подхода к языку. Позже, однако, ведущая роль переходит к

формальной грамматике, а затем к семантике. Неравномерность развития

науки, разумеется, не могла не преломиться в структуре и содержании

Словаря: одни статьи отмечены в большей степени традиционным подходом, в

других проявляется поисковый характер, отражающий современное состояние

соответствующей лингвистической дисциплины (учитывая условность понятия

«современная лингвистика» и отсутствие абсолютной мерки

«современности»).

Изучение языков велось с древнейших времён; практические нужды

толкования старых текстов (если в данном обществе существовала

письменная традиция), совершенствование риторики, обучение ораторскому и поэтическому

искусству, возникавшие языковые контакты приводили к созданию в ряде

стран филологических школ и направлений, закладывавших научный фундамент

для изучения языка. Поэтому в Словаре кроме статей, описывающих историю

изучения той или иной семьи языков (см. Индоевропеистика, Тюркология, Славистика, Германистика, Иранистика и др.), включены статьи, в которых

рассматриваются научно-языковые традиции, характерные для отдельных

древних культурных ареалов (см. Античная

языковедческая традиция, Индийская

языковедческая традиция и др.).

В каждый момент своего существования языковедение связано с

философскими воззрениями эпохи. Разумеется, влияние философии на

языкознание не является механическим и прямым, но сам подход к языку и

оценка свойственных ему категорий зависят от философско-методологической

позиции представителей той или иной языковедческой школы. В известной

мере от этого зависит и выдвижение на первый план определённых приёмов и

методов изучения языка. Так, позитивистская философия во многом

определила развитие дескриптивной лингвистики,

натурфилософия сыграла свою роль в становлении этнолингвистического направления,

марксистская диалектика определила пути развития школ и направлений

прежде всего советского языкознания и т. д. Эти и другие вопросы связи

общефилософских идей и лингвистики как науки освещаются в статьях,

посвящённых отдельным школам и направлениям (см. Гумбольдтианство, Эстетический идеализм, Неогумбольдтианство, Женевская школа, Пражская лингвистическая школа, Московская фортунатовская школа, Харьковская лингвистическая школа, Казанская лингвистическая школа, Виноградовская школа и др.), а также методам

исследования языка и языков и истории их развития (младограмматизм, сравнительно-историческое языкознание, структурная лингвистика и др.). В тех случаях,

когда в различных направлениях современной лингвистики существует

различное понимание одного и того же термина (залог, дискурс и

др.), в статьях отмечается это различное понимание, а также нерешённые,

дискуссионные проблемы, существующие в современной науке о языке.

Решение издать словарь, где в одном томе были бы собраны столь

разнообразные по тематике статьи, предопределило отбор материала, а

также сам тип и особенности словарных статей. Общий принцип,

которому редколлегия сочла разумным следовать, состоит в укрупнении

статей, в стремлении избежать распылённости материала, свойственной

многим терминологическим словарям (при подготовке Словаря пришлось

прибегнуть и к ряду ограничений, обусловленных объёмом издания).

Отдельной словарной статьёй («чёрным словом») даются «родовые» понятия

(термины), а «видовые» включаются в соответствующую «общую» статью,

объясняются там и выносятся в терминологический

указатель. Таким образом, разъяснение конкретных «частных» терминов

и понятий даётся в контексте более широких тем и проблем, получивших

отдельные словарные статьи; благодаря терминологическому указателю

частные термины расширяют информативные границы словаря. Ту же роль

играет и указатель языков, содержащий не только

те языки, которые даны в Словаре отдельными словарными статьями, но и

языки, названные в статьях о семьях и группах, но не имеющие отдельных

статей.

Составители Словаря стремились на основе единого методологического

подхода представить материал в системе: этим объясняются особенности

типовой структуры (схемы) многих статей Словаря. Например, статьи об

отдельных языках, входящих в какую-либо семью или группу языков, и

статьи об этих семьях и группах представляют собой единую

взаимосвязанную, взаимодополняющую группу статей, где информация

распределена следующим образом: в статье о семье или группе

описываются черты звукового строя, грамматики, лексики и т. д.,

свойственные всем языкам, входящим в эту семью или группу, а в статье

об отдельном языке подчёркиваются только его индивидуальные

особенности. Тем самым составители стремились решить задачу максимально

полного (в рамках однотомного словаря) описания типологии языка. Этот

принцип организации материала заложен и в освещении других тем. Так, в

статье Языки народов СССР говорится о

функциях и социальном статусе всех языков народов СССР. Эти сведения,

общие для всех языков, не повторяются в статьях об отдельных языках

народов СССР, где отмечаются лишь индивидуальные особенности языков,

касающиеся их функций или социального статуса.

В качестве взаимодополняющего способа описании материала используется

приём отсылок.

В библиографию включены лишь важнейшие работы,

опубликованные в СССР и за рубежом. Особо следует сказать о литературе,

даваемой при статьях, посвящённых описанию отдельных языков. Степень

изученности языков мира неодинакова. Например, языки обширных областей

тихоокеанского региона, Индийского океана, а также некоторых районов

Юго-Восточной Азии исследованы недостаточно. Если прибавить к этому

продолжающуюся расшифровку старых манускриптов и надписей, открываемых в

результате археологических раскопок и хранящих в себе сведения о ныне

вымерших языках, то станет понятно, что Словарь фиксирует в библиографии

только определённый этап работы лингвистов, и к моменту выхода книги

могут быть сделаны новые открытия, не попавшие, к сожалению, в

Словарь.

В Словарь решено не включать статей, посвящённых учёным-лингвистам;

имена языковедов, внёсших вклад в разработку той или иной

проблематики, указаны в соответствующих статьях. Некоторые

дополнительные сведения об этих учёных читатель найдёт в аннотированном именном указателе исследователей,

упоминаемых в текстах статей.

Над книгой работал большой коллектив учёных (свыше 300 авторов).

Любой коллективный труд (а энциклопедическое издание - коллективное по

определению) неизбежно несёт на себе отпечаток личностей авторов, их

таланта, научных вкусов и пристрастий, однако естественное

неединообразие статей не выходит (с точки зрения методологии) за рамки

общей концепции, разделяемой всеми авторами настоящего Словаря.

Много сделали для создания Словаря безвременно ушедшие от нас члены

редколлегии академик Г. В. Степанов и доктор филологических наук

Г. В. Колшанский.

Редколлегия приносит свою благодарность всем авторам, научным

консультантам, рецензентам и редакторам Словаря. Нельзя не отметить с

признательностью работу С. И. Брука, который проверил и уточнил данные о

числе говорящих на языках, включённых в корпус словаря (на 1985 г.,

число говорящих на языках народов СССР дано по переписи 1979 г.),

участие в редактировании части статей В. И. Беликова, Н. А. Грязновой,

Н. Д. Федосеевой (языки мира, персоналии), С. Л. Ивановой (автора

аннотированной части к указателю персоналий), Ф. Д. Ашнина (персоналии),

А. Д. Шмелёва и С. А. Крылова (терминология).

Институт языкознания и Издательство с благодарностью примут все

замечания читателей, которые позволят улучшить Лингвистический

энциклопедический словарь при его возможном переиздании. Все замечания

просим направлять по адресам: Москва, 103009, ул. Семашко, 1/12,

Институт языкознания АН СССР или: Москва, 109817, Покровский бульвар, 8,

издательство «Советская энциклопедия».

Как пользоваться словарём

Статьи Словаря расположены в алфавитном порядке. В тех случаях, когда

термин, название языка, понятие имеют синоним,

он указывается в скобках при «чёрном слове». Даются только самые

употребительные синонимы или широко употреблявшиеся ранее в

лингвистических работах.

Название языка даётся либо в русифицированной форме [например, бенгальский язык (бенгали)], либо в

форме, соответствующей национальной традиции и широко употребляемой

в литературе [например, панджаби

(панджабский язык)].

В статьях Словаря сохранены два вида транскрипций - на основе латиницы и на основе кириллицы, которые традиционно употребляются в ряде

направлений и школ, а для русского языка - транскрипция, принятая в Ленинградской фонологической школе (ЛФШ) и в Московской фонологической школе (МФШ).

Схемы предложений даются в латинской графике (например, SVO) либо в

кириллической (например, ПСД), как они традиционно употребляются в

разных школах и направлениях.

За время подписания Словаря в печать некоторые государства изменили

официальные названия, произошли изменения в

административно-территориальном делении и в некоторых географических

названиях СССР. Эти изменения не могли быть внесены в текст полностью.

Они отражены в таблицах в конце Словаря.

В цитатах сохраняются авторская разрядка и курсив. Отсылки даются

курсивом.

полезные сервисы
тибетский язык
лингвистика

Тибе́тский язы́к -

язык тибето-бирманской ветви семьи китайско-тибетских языков. Литературный

письменный Т. я. как язык ламаистской церкви распространён в КНР

(провинция Цинхай, автономный район Внутренняя Монголия), МНР и в СССР

(Бурятская АССР, Тувинская АССР). В западной части Тибетского нагорья

(КНР) свыше 4 млн. говорящих на диалектах Т. я.

Письменный Т. я. и лхасский диалект Т. я. - языки межплеменного

общения и делопроизводства на всей территории Тибетского района

КНР. Лхасский диалект относится к группе центральных диалектов областей

Уи и Цанка. Большинство периферийных диалектов почти не изучены.

По сравнению со средневековым Т. я. современный Т. я. почти полностью

лишился префиксов, их остатки можно наблюдать в так называемых

архаичных диалектах северо-востока, а лхасском - только гонорифические

приставки позднего происхождения. В морфологической структуре слов заметную роль играет

агглютинация. Т. я. потерял некоторые типичные

черты изолирующего строя, характерные для других языков данной семьи,

но имеет тоны (в лхасском диалекте, например, их

четыре).

Возникновение литературного языка связывается

с появлением письменности (древнейший

памятник - надпись в монастыре Самье, 7 в.) и проникновением в

Тибет буддизма. Литературный язык формировался при переводах

канонической литературы с санскрита (перевод

Трипитаки, 8 в.), в дальнейшем получил развитие в богатой литературе:

исторической (Сочинения Бутона, 14 в.), религиозной (Дзонхава,

14-15 вв.), художественной (стихи Миларайпы, 11-12 вв., VI Далай-ламы,

17 в.). Современный литературный Т. я. сохранил с древнейших времен

традиционную орфографию, мало изменилась грамматика, инновации касаются главным образом лексики. Тибетское письмо восходит к индийскому письму брахми эпохи гупта (5 в.).

Рерих Ю. Н., Тибетский язык, М., 1961 (лит.);

Парфионович Ю. М., Тибетский письменный язык, М., 1970

(лит.);

Roerich G. de, Modern Tibetan phonetics. With

special reference to the dialect of Central Tibet, «Journal and

Proceedings of the Asiatic Society of Bengal», 1931, v. 27, № 2;

Miller R. A., Studies in spoken Tibetan.

I. Phonemics, «Journal of the American Oriental Society», 1955, v. 75,

№ 1.

Семичов Б. В., Парфионович Ю. М.,

Дандарон Б. Д., Краткий тибетско-русский словарь, М.,

1963;

Рерих Ю. Н., Тибетско-русский словарь с санскритскими

параллелями, в. 1-11, М., 1983-88;

Das S. Ch., A Tibetan-English dictionary with

Sanskrit synonyms, Calcutta, 1951.

Е. А. Кузьменков.

полезные сервисы
тагальский язык
лингвистика

Тага́льский язы́к

(тагал, тагала, тагало; тагалог) - один из филиппинских языков. Ареал первоначального

распространения приходится на самый важный в политическом,

экономическом и культурном отношении регион Республики Филиппины -

центральные и южные части острова Лусон и сопредельные районы; в

дальнейшем этот ареал расширился за счёт северо-западной части острова

и ряда островов Филиппинского архипелага к югу от Лусона. Общее число

говорящих около 13 млн. чел. Т. я. с доколониального времени

выполнял функцию языка межплеменного, затем межнационального

общения, в период 400‑летней испанской и американской колонизации

употреблялся наряду с испанским и английским языками; с начала 20 в. играет роль

общенационального языка. В 1959 получил официальное название

«филиппинский» (пилипи́но); в 1973 провозглашён официальным языком

Республики Филиппины (наряду с английским).

Разделение на территориальные диалекты в

основном совпадает с расселением тагалов по провинциям; выделяют

манильский, батаанский, булаканский, батангасский, палананский,

таябасский, танай-паэте, а также кавитский, мариндукский и другие

диалекты, различающиеся главным образом лексически и орфоэпически.

В основе литературного языка лежит манильский

диалект.

Т. я. обнаруживает значительную фонетическую

и лексико-грамматическую

близость с основными индонезийскими

языками - индонезийским, малайским и малагасийским.

Фонетический состав Т. я. типичен для филиппинских языков (5 гласных, 16 согласных, в

т. ч. гортанная смычка). Морфонологические

изменения незначительны и носят регулярный характер. Морфологические различия между классами слов

выражены неотчётливо. В отличие от имени в глаголе развиты грамматические категории, главным образом

залого-временные (4 времени и 3 основных залога); категория числа в

глаголе не имеет регулярного выражения и носит пережиточный характер

(в имени категория числа выражается аналитически). Развита агглютинация индонезийского типа. В синтаксисе пассивная конструкция преобладает над

активной. Порядок слов в предложении не играет определяющей роли.

Т. я. - единственный из филиппинских языков, который к началу 20 в.

полностью сформировался как литературный, представленный в

произведениях всех жанров. Нормы современного

Т. я. заложены в творчестве тагальского поэта Ф. Бальтасара (псевдоним -

Балагтас; 1788-1862), особенно в его поэме «Флоранте и Лаура» (1838).

В доколониальный период существовало слоговое

письмо, носящее следы влияния южноиндийского (дравидийского) письма (см. Индийское письмо). Памятником слогового письма

является 1‑я на Филиппинах печатная

(ксилографическая) книга «Христианская доктрина» («Христианское

вероучение») (1593). С начала 17 в. письмо на основе латинской графики.

Крус М., Шкарбан Л. И., Тагальский язык, М.,

1966;

Макаренко В. А., Тагальское словообразование, М., 1970

(лит.);

Подберезский И. В., Учебник тагальского языка, М.,

1976;

Рачков Г. Е., Введение в морфологию современного

тагальского языка, Л., 1981;

Mackinlay W. E. W., A handbook and grammar of the

Tagalog language, Wash., 1905;

Paglinawan M., Balarilang Tagalog, Maynila,

1910;

Bloomfield L., Tagalog texts with grammatical

analysis, [Urbana], 1917;

Blake F. R., A grammar of the Tagalog language,

New Have, 1925; N. Y., 1967 (repr.);

Serrano-Laktaw P., Estudios gramaticales sobre la

lengua Tagálog, Manila, 1929;

Aldave-Yap Fe, The sounds of Pilipino.

A descriptive analysis, [Manila], 1970;

Ramos T. V., Tagalog structures, Honolulu,

1971;

Schachter P., Otanes Fe, Tagalog

reference grammar, Berk. - [a. o.], 1972;

McFarland C. D., A linguistic atlas of the

Philippines, Tokyo, 1980;

Makarenko V. A., Preliminary annotated

bibliography of Pilipino linguistics, 1604-1976, Manila, 1981.

Крус М., Игнашев С. П.,

Тагальско-русский словарь, М., 1959;

их же, Русско-тагальский словарь, М., 1965;

Santos V. C., Filipino-English dictionary,

Manila, 1978.

В. А. Макаренко.

полезные сервисы
тупи
лингвистика

Тупи́ -

язык семьи тупи-гуарани (см. Тупи-гуарани языки). Распространён в восточной

Бразилии. Число говорящих около 30 тыс. чел. Различаются

современный язык и его старая вариация, так называемый тупинамба́,

служивший в 16-17 вв. языком межплеменного общения (língua geral) среди жителей Атлантического побережья

Бразилии, от устья Амазонки до устья Параны. Диалектное членение выражено слабо. Иногда

противопоставляют северный тупи и южный тупи, служащий переходным

звеном к языку гуарани.

Система гласных тупи

представлена 6 простыми фонемами (a, e, i, o, u,

ə) и 6 соответствующими назализованными.

Имеется 16 согласных. Основные модели фонологической

структуры слова CVCV, VCV, VCVC(V). Допустимы

сочетания двух гласных. Ударение на последнем слоге.

В именной морфологии

отмечены категория притяжательности, противопоставляющая формы

органической и неорганической принадлежности, и категория числа (единственное и множественное). Глагол имеет категории лица

(выражается префиксами; возможны двухличные формы), версии, каузатива,

способа действия. В синтаксисе в целом

выдерживаются нормы активного

строя. Лексический состав языка

относительно ограничен. Развито именное словообразование. Заимствования из тупи отмечены в португальском языке Бразилии. Письменность на основе латинской графики. С 16 в. известны переводы

религиозных текстов, а также оригинальные поэтические произведения.

Lemos Barbosa A., Curso de Tupi antigo, Rio de

J., 1956;

Câmara J. Mattoso, Princípios de lingüística

geral, Rio de J., 1959;

Fernandes A., Gramática Tupi, histórica,

comparada e expositiva, 2 ed., Rio de J., 1960;

Edelweiss F. G., Estudos Tupis e Tupi-Guaranis,

Rio de J., 1969.

Г. А. Климов

полезные сервисы
ток-писин
лингвистика

Ток-пи́син

(неомеланезийский язык, новогвинейский пиджин, меланезийский

пиджин) - креолизовавшийся пиджин.

Официальный язык Папуа - Новой Гвинеи (наряду с английским и хири-моту), основной рабочий язык

парламента, провинциальной и местной администрации. Широко используется

как язык межплеменного общения, в особенности в северных, центральных и

восточных районах государства. Родной язык нескольких десятков тысяч

человек, живущих в Порт-Морсби, Рабауле, Маданге, Веваке, Лаэ и других

городах. Общее число говорящих около 3 млн. чел.

Ток-писин, по-видимому, как и другие креольские языки Меланезии - неосоломоник

(Соломоновы острова) и бислама (Вануату), - восходит к плантационным

пиджинам, распространённым в последней трети 19 в. на островах Самоа и

в Квинсленде. Как самостоятельный язык ток-писин сложился в конце 19 в.

на плантациях на островах Самоа, а также на севере Новой Британии, где

испытал сильное субстратное влияние океанийского языка толаи (куануа). Диалектное членение изучено слабо. Наиболее резко

противопоставлены городские (испытывающие влияние английского

языка) и сельские социальные диалекты; среди последних выделяется

диалект Нагорья.

Фонологическая структура проста, в сельских

диалектах противопоставляются фонемы p, t, k, b,

d, g, m, n, ŋ, s, h, r ~ l, w, y; i, e, a, o, u). Ток-писин - аналитический язык с элементами агглютинации. Морфологическое противопоставление классов слов

выражено слабо. Существительное неизменяемо; в

местоимении противопоставлены 4 числа, имеются инклюзивные

и эксклюзивные формы; в глаголе морфологически выражается переходность, видо-временные и модальные

значения реализуются при помощи служебных слов.

Бо́льшая часть лексики восходит к английскому языку, около 15% слов заимствовано из

толаи, остальные - из других океанийских языков, немецкого, малайского.

Оригинальная художественная литература на

ток-писине выходит с конца 1960‑х гг.; нормирование проводится с опорой на сельские

социальные диалекты. Письменность на основе латиницы. На ток-писине ведётся преподавание в

школе, идут радио- и телепередачи, проводится богослужение, издаётся

учебная, общественно-политическая и художественная литература.

Дьячков М. В., Леонтьев А. А.,

Торсуева Е. И., Язык ток-писин (неомеланезийский). М.,

1981;

Tok Pisin i go we?, ed. by K. A. McElhanon, [Ukarumpa],

1975;

New Guinea Pidgin, в кн.: New

Guinea Area languages and language study, ed. by S. A. Wurm, v. 3,

Canberra, 1977;

Woolford E. B., Aspects of Tok Pisin grammar,

Canberra, 1979;

Mühlhäusler P., Growth and structure of the

lexicon of New Guinea Pidgin, Canberra, 1979;

Mosel U., Tolai and Tok Pisin: The influence of

the substratum on the development of New Guinea Pidgin, Canberra,

1980;

Wurm S. A., Mühlhäusler P.

(eds), Handbook of Tok Pisin, Canberra, 1985.

Mihalic F., The Jacaranda

dictionary and grammar of the Melanesian Pidgin, [Milton, 1971].

В. И. Беликов.

полезные сервисы
тукано языки
лингвистика

Тука́но языки́

(устар. - бетойя языки) - группа индейских языков Южной Америки. Распространены в

Колумбии и прилегающих районах Эквадора, Перу, Бразилии и, возможно,

Венесуэлы. Общее число говорящих 42 тыс. чел. Предполагается родство

Т. я. с тупи-гуарани языками.

Дж. Х. Гринберг объединил Т. я. вместе с языками катукина, тикуна,

муниче, пуинаве и некоторыми другими в группу макротукано андо-экваториальных языков. Т. я.

подразделяются на 3 подгруппы: 1) восточную (северная ветвь -

тукано, гуанано, пиратапуйо; центральная ветвь - бара, туюка, папива,

десано, сириано, татуйо, карапано; южная ветвь - макуна, барасано);

2) западную (северная ветвь - коррегуахе, сиона, макагуахе, секойя,

ангутеро, тетете; южная ветвь - орехон); 3) промежуточную - язык кубео.

Число говорящих (1972, оценка) на барасано около 215 чел., кубео - 1500

чел., десано - 800, гуанано - 800, тукано - 1500, сиона - 150,

пиратапуйо - 600, сириано - 200, туюка - 500, папива - 20 чел. Для

района распространения Т. я. вследствие бытующей здесь экзогамии

характерно массовое многоязычие: обычно

взрослый знает около 5-6 языков, нередко знание 10 и более языков.

Наибольшее распространение имеет тукано, используемый в качестве

языка межплеменного общения.

Т. я. характеризуются относительно бедным консонантизмом. Смычные представлены звонкими (b,

d, g) и глухими (p, t, k). Имеются также спиранты (s, h) и сонорные

(r/l, w, y). Носовые согласные обычно являются

вариантами ртовых, возникающими в результате соседства с назализованными гласными: b > m, d/r > n,

g > ŋ, y > ñ, w > w̃, h > h̃. Гласные

представлены шестёрками ртовых (i, e, ɨ, a, u, o) и назализованных (ĩ,

ẽ, ɨ̃, ã, ũ, õ). Ударение характеризуется

высоким тоном. Структура слога (C)V. Соответственно отсутствуют

сочетания согласных, в то время как скопления гласных нередки, ср.

барасано kóeabĩ ‘он моет’, híoabĩ ‘он поливает’. Слово может содержать до 10 слогов, ср. кубео

yó-va-i-kɨ-va-i-yo-a-hã-lĩ ‘девять’. Морфемные

границы совпадают со слоговыми. Именной корень обычно двусложен, глагольный - одно- и двусложен.

Морфологический строй агглютинативный. Существительные имеют категории числа (ср.

барасано waí ‘рыба’ - мн. ч. waí‑a) и падежа.

Падежные форманты полифункциональны, ср. употребление некоторых

аффиксов в сиона: ‑bi - duís-bi daíhi ‘Луи

приходит’ (обозначение субъекта), zu’úbo-bi

sũkíde kʷebi ‘Он срубил дерево топором’ (обозначение инструмента),

wɨ’é-bi etánĩ saɨ́’ɨ ‘Я вышел из дома и ушёл’ (в функции аблатива); ‑de -

wa’tí-de gɨ’tówɨ ‘Я точил мачете’ (обозначения объекта), wɨ’é-de ba’íhi ‘Он в доме’ (в функции

локатива) и др.; ‑nĩ - wekɨ́-nĩ ỹã́nĩ hu’ɨ́ɨ́ ‘Я увидел тапира и застрелил

его’ (обозначение объекта), ‑nã - ké tɨ’wɨ́-nã hẽ’ẽ́hĩ ‘Он

переплывает на другой берег’ (обозначение цели). Имеются послелоги: тукано kɨ̃ me’ra ‘с ним’, сиона mɨ̃‘ɨ̃

nã́kónĩ ‘с тобой’.

Глагол имеет категории лица (1‑е, 2‑е, 3‑е лицо), числа (единственное, множественное число), времени (настоящее, прошедшее, будущее время),

наклонения (индикатив, императив, интеррогатив),

залога (актив, рефлексив, каузатив). Все

глагольные категории выражаются с помощью суффиксов, ср. кубео o-yɨbu

‘я плачу’ - o-bɨ́ ‘он плачет’ и т. п., секойя hṹhṹ-hĩ ‘он поёт’ - hṹhṹ-ko

‘она поёт’ и т. п., кубео a-yɨ́bu ‘я говорю’ - a-vɨ́ ‘я сказал’, десано

nũ’ũnĩ-nĩ ‘кусать, жалить’ - nũ’ũnĩ-ra ‘быть укушенным, ужаленным’ и

т. д. Выделяются также суффиксы с различными модальными, временными и локативными

значениями, ср. десано ‑di ‘утвердительность’, ‑bo ‘дубитатив’, ‑di

‘здесь’, ‑din ‘там’, ‑pi ‘на земле’, ‑daha ‘снова’, ‑pade ‘ещё, пока’,

‑dugũ ‘после’, ‑kɨ̃ ‘когда, если’. Суффиксально выражается и вопрос:

десано mãhsĩku - ri ‘знаешь ли?’, ãhsũdia - ri ‘хочешь ли ты

купить?’.

Среди именных словообразовательных суффиксов

отмечаются диминутивы, суффиксы, обозначающие вместилище, и др.

Порядок слов в простом предложении SOV, ср. сиона ãntṍnĩõ-bi ha’óde gẽṍhĩ

ya’í-bi ‘Антонио лист связывает лозой’. Глагол при этом согласуется с именем субъекта. Постглагольную

позицию обычно занимают логически выделенные члены

предложения. Определение обычно

предшествует определяемому и с ним не согласуется: тукано pajiro

akoro ‘большой дождь’, o’akɨ wi’i ‘церковь’ (букв. - бог дом), ape nɨmɨ

‘другой день’, сиона sẽ́sẽ wá’í ‘кабанье мясо’, yɨ’ɨ́ ha’yɨ́ ‘мой

брат’.

Т. я. изучены недостаточно. Долгое время сведения о них были весьма

отрывочны: списки слов, парадигмы и т. п. Это

отражалось и на классификации Т. я.: так,

впервые объединивший эти языки в генетическую

группировку Д. Г. Бринтон (1891) включал их в группу бетоя,

относящуюся к чибчанским языкам.

Ранние классификации содержали большое количество названий, не

подкреплённых лингвистическим материалом.

В 50‑х гг. 20 в. были впервые исследованы и описаны отдельные

фрагменты фонетики и морфологии некоторых Т. я.

В 70‑х гг. осуществлена попытка реконструкции

пратуканской фонетики и словаря (Н. Э. Уолц,

А. Уилер).

Beuchat H., Rivet P., La famille Betoya

ou Tucano, «Mémoires de la Société de linguistique de Paris», 1911,

t. 17, fasc. 2;

Wheeler A. L., Grammar of the Siona

language, Colombia, South America, Berk., 1970;

Waltz N. E., Wheeler A., Proto

Tucanoan, в сб.: Comparative studies in

Amerindian languages, The Hague, 1972;

Estudios tucanos, 2 ed., t. 1 - 3, [Bogotá], 1979 (Serie

Sintáctica);

West B., Gramática popular del Tucano, Bogotá,

1980.

М. Е. Алексеев.

полезные сервисы