Толковый словарь русского языка. Поиск по слову, типу, синониму, антониму и описанию. Словарь ударений.
Найдено определений: 12
опояз опояз
толковый словарь

ср.

Общество изучения поэтического языка.

энциклопедический словарь

ОПОЯ́З (Общество изучения поэтического языка), русская ветвь «формального метода» в литературоведении середины 1910-х - середины 20-х гг. Ориентируясь на лингвистику, ОПОЯЗ культивировал «точное» изучение формальных приёмов и средств, растворяя анализ содержания в «поэтике форм». Представители: Е. Д. Поливанов, Ю. Н. Тынянов, В. Б. Шкловский (идеолог ОПОЯЗа), Б. М. Эйхенбаум, Р. О. Якобсон, Л. П. Якубинский.

* * *

ОПОЯЗ - ОПОЯ́З (Общество изучения поэтического языка), русская ветвь «формального метода» (см. ФОРМАЛЬНЫЙ МЕТОД) в литературоведении сер. 1910-х - сер. 1920-х. Ориентируясь на лингвистику, культивировал «точное» изучение формальных приемов и средств, растворяя анализ содержания в «поэтике форм». Представители: Е. Д. Поливанов (см. ПОЛИВАНОВ Евгений Дмитриевич), Ю. Н. Тынянов (см. ТЫНЯНОВ Юрий Николаевич), В. Б. Шкловский (см. ШКЛОВСКИЙ Виктор Борисович) (идеолог ОПОЯЗа), Б. М. Эйхенбаум (см. ЭЙХЕНБАУМ Борис Михайлович), Р. О. Якобсон (см. ЯКОБСОН Роман Осипович), Л. П. Якубинский (см. ЯКУБИНСКИЙ Лев Петрович).

большой энциклопедический словарь

ОПОЯЗ (Общество изучения поэтического языка) - русская ветвь "формального метода" в литературоведении сер. 1910-х - сер. 20-х гг. Ориентируясь на лингвистику, культивировал "точное" изучение формальных приемов и средств, растворяя анализ содержания в "поэтике форм". Представители: Е. Д. Поливанов, Ю. Н. Тынянов, В. Б. Шкловский (идеолог ОПОЯЗа), Б. М. Эйхенбаум, Р. О. Якобсон, Л. П. Якубинский.

гуманитарный словарь

ОПОЯ́З (Общество по изучению поэтического языка) - рус. формальная школа в лит-ведении, возникшая в 1910-х гг. как реакция на академическое лит-ведение (А. Потебня, А. Веселовский) и "импрессионистичность" критики и имевшая целью построение научной поэтики, основанной только на анализе худ. слова как такового. Круг осн. идей О. определяется группой филологов, не всегда согласных друг с другом, вступавших друг с другом в полемику, но объединенных направлением поисков новой методологии науки (В. Шкловский, Ю. Тынянов, Б. Эйхенбаум, Б. Томашевский, В. Жирмунский, Р. Якобсон, Г. Винокур и др.). Это ясно обнаруживают изд. О. - сб-ки "Поэтика", серия кн. "Вопросы поэтики", публикации в ж. "Круглый угол" и др. Провозгласив ряд тезисов, в крайней форме обозначивших идеи, за к-рыми прочно утвердилось наим. формальных (иск-во как прием, автоматизация приема, установка на выражение, язык худ. лит-ры как один из функциональных стилей языка и др.), деятели О. были явно "непоследовательны" в следовании им. Это предопределило и характер самих идей (их многообразие и противоречивость внутри формального метода), их эволюцию, судьбу школы и О. Полемика внутри О. в большей мере, чем давление марксистского лит-ведения, способствовала распаду О. и переходу гл. его деятелей на иные методологические позиции. (См., напр., В. Шкловский. Художественная проза. Размышления и разборы, 1959; "Жили-были", 1961). Исключение составляет Р. Якобсон.

иллюстрированный энциклопедический словарь

ОПОЯЗ (Общество изучения поэтического языка), русская ветвь "формального метода" в литературоведении (середина 1910-х - середина 1920-х гг.). Ориентируясь на лингвистику, культивировал "точное" изучение формальных приёмов и средств, растворяя анализ содержания в "поэтике форм". Представители: Е.Д. Поливанов, Ю.Н. Тынянов, В.Б. Шкловский (идеолог ОПОЯЗа), Б.М. Эйхенбаум, Р.О. Якобсон, Л.П. Якубинский.

толковый словарь

ОПОЯЗ [опояз], а, м.

Общество изучения теории поэтического языка. АГС, 283.

лингвистика

ОПОЯ́З

(Общество по изучению поэтического языка) - научное общество,

основанное в 1916 в Петрограде при участии В. Б. Шкловского,

О. М. Брика, Е. Д. Поливанова, Р. О. Якобсона, Л. П. Якубинского и

других. Не имело формальной организационной структуры, но в некоторых

документах председателем ОПОЯЗа назван Шкловский, которому принадлежит

первое изложение идей ещё несозданного ОПОЯЗа в брошюре «Воскрешение

слова» (1914).

ОПОЯЗ стал основной организацией так называемого русского

формализма - одного из наиболее значительных течений в поэтике начала

20 в. С возникшим в 1915 Московским

лингвистическим кружком (МЛК) ОПОЯЗ сближали цели и методы исследования, а также ряд общих членов -

Якобсон, Брик, Б. В. Томашевский. С ОПОЯЗом и МЛК был связан

В. В. Маяковский (ОПОЯЗ на раннем этапе ориентировался на поэтическую

практику футуристов, позднее некоторые члены ОПОЯЗа входили в ЛЕФ,

руководимый Маяковским). В 20‑х гг. деятельность основных членов ОПОЯЗа,

включая новых (в 1918 в ОПОЯЗ вошёл Б. М. Эйхенбаум, в 1918 или 1919 -

Ю. Н. Тынянов), и их учеников продолжалась в Отделении словесных

искусств Государственного института истории искусств (ГИИИ), где

работали и другие учёные, в т. ч. формального, но не строго ОПОЯЗовского

направления, включая Л. В. Щербу; в разное время к ОПОЯЗу примыкали

учёные, не полностью разделявшие его установки и полемизировавшие с

ними, например В. В. Виноградов, В. М. Жирмунский.

Основные издания ОПОЯЗа: «Сборники по теории поэтического языка»

(в. 1-2, 1916-1917; в. 3 - «Поэтика», 1919; позже под этим грифом с

нумерацией или без неё вышел ряд отдельных работ), «Поэтика»: Временник

Отделения словесных искусств ГИИИ (в. 1-5, 1926-29), «Вопросы поэтики»

(непериодическая серия того же отдела), а также вышедшие в конце

20‑х гг. сборники работ основных теоретиков ОПОЯЗа.

Первый этап деятельности ОПОЯЗа связан с изучением звуковой

организации поэтической речи (включая «заумь»), отграничением её от речи

практической. Значительный вклад в эту работу внесли ученики

И. А. Бодуэна де Куртенэ Якубинский и Поливанов. Однако в основном для

ОПОЯЗа характерно отношение к лингвистике как к

источнику методологических нововведений;

стремление к эмансипации науки о литературе заставляло видеть в языке

лишь ближайший сопоставительный «ряд» - в отличие от МЛК и пражской лингвистической школы, для которых задачи

поэтики были неотделимы от лингвистики и само обращение к поэтическому

материалу было отчасти обусловлено потребностями развития

лингвистической теории, особенно у Якобсона с его концепцией поэтической

функции языка. В этом смысле справедливое для нашего времени утверждение

о том, что современная семиотика

восстанавливает традиционное единство филологии, исторически

игнорирует непосредственную преемственность, не прерывавшуюся в

деятельности Якобсона.

В 20‑х гг. позиция ОПОЯЗа отчасти сближается с пражской, но

существенно расходится с «московской», начинается полемика с поздним МЛК

и с Государственной Академией художественных наук, а также, с другой

стороны, со «школой Бахтина» (ср. полемику с ОПОЯЗом в книгах, вышедших

под именами П. Н. Медведева и В. В. Волошинова). Методологическая

эволюция начала 20‑х гг. субъективно осознавалась членами ОПОЯЗа как

«антилингвистическая»; например, Эйхенбаум именно так понимал свою

полемику с немецкой «слуховой филологией» - направлением экспериментальной фонетики,

поначалу вызывавшим большой интерес в ОПОЯЗе (особенно работы

З. Зиверса и Ф. Зарана). В «нелингвистичности» упрекал ОПОЯЗ и

Виноградов. На этом этапе важную роль играет разработка проблем

поэтического синтаксиса и «мелодики» как

соотношения синтаксиса со стиховыми факторами (работы Эйхенбаума, Брика,

Жирмунского), а также поэтической семантики -

прежде всего семантики слова в стихотворном контексте (книга Тынянова

«Проблема стихотворного языка», 1924, первоначально называлась

«Проблема стиховой семантики»), а также в публицистической прозе, т. е.

с выходом за рамки «чистой» поэтики [специальный номер «ЛЕФ», 1924, № 1

(5), посвящённый памяти В. И. Ленина; в этом номере опубликована статья

Тынянова «Словарь Ленина-полемиста»]. Идеи Тынянова ещё не вполне

освоены лингвистической семантикой. Его концепция литературной эволюции

как смены «эпох-систем» прямо параллельна (если не является источником)

диахронической концепции пражской школы с её

«антисоссюровским» тезисом о системности диахронии и иллюзорности чистой

синхронии (эти принципы изложены, в частности, в

совместных тезисах Тынянова и Якобсона «Проблемы изучения литературы и

языка», 1928, - последнем программном документе ОПОЯЗа).

Вклад ОПОЯЗа в языкознание прежде всего определяется разработкой

проблем поэтического языка (в противопоставлении «практическому»),

чрезвычайно важной для выяснения границ и взаимоотношений собственно

лингвистики, стилистики и поэтики, а также

исследованием ряда конкретных проблем поэтического синтаксиса,

семантики и фонетики (например, исследования «заумного» языка имеют

прямое отношение к одной из ключевых лингвистических проблем -

«мотивированности» знака). К работам о специфике

поэтической речи восходят исследования различий речевых жанров

(Якубинский, Щерба, Виноградов). В работах ОПОЯЗа были сформулированы

основы научного стиховедения, не утратившие актуальности (Якобсон,

Томашевский, который, по отзыву Якобсона, интуитивно пользовался фонологическими критериями), а в стиховедческих

исследованиях были впервые выдвинуты положения новой фонологии в

её пражском варианте (книга Якобсона «О чешском стихе», 1923;

фонологические критерии упоминаются уже в 1922 в обзоре П. Г. Богатырёва

и Якобсона). Наконец, пока ещё не полностью проанализирован и оценён

материал «Кабинета звучащей речи» ГИИИ, работавшего под руководством

С. И. Бернштейна. Под влиянием ОПОЯЗа или в полемике с ним

сформировались взгляды таких языковедов, как Якубинский, Жирмунский,

Виноградов, Г. О. Винокур, Б. А. Ларин, Поливанов, А. А. Реформатский и

другие. Преемственно связаны с ОПОЯЗом некоторые аспекты и направления

структурной лингвистики.

К спорам о формальном методе, «Печать и революция», 1924, № 5;

Диспут о формальном методе, «Новый Леф», 1927, № 4;

Эйхенбаум Б. М., Литература, Л., 1927;

Энгельгардт Б. М., Формальный метод в истории литературы,

Л., 1927;

Жирмунский В. М., Вопросы теории литературы, Л., 1928;

Медведев П. Н., Формальный метод в литературоведении, Л.,

1928;

его же, Формализм и формалисты, Л., 1934;

Виноградов В. В., О языке художественной литературы, М.,

1959;

его же, Из истории изучения поэтики (20‑е годы), Изв. АН

СССР, сер. ЛиЯ, 1975, т. 34. в. 3;

Выготский Л. С., Психология искусства, М., 1965; 2 изд.,

исправл. и дополн., М., 1968;

Хрестоматия по теоретическому литературоведению, Тарту, 1976

(лит.);

Тынянов Ю. Н., Поэтика. История литературы. Кино, М.,

1977;

Тыняновский сборник. Первые тыняновские чтения, Рига, 1984;

то же, Вторые тыняновские чтения, Рига, 1986;

Erlich V., Russian formalism. History - Doctrine,

’s-Gravenhage, 1955; 2 ed., L., 1965; 3 ed., New Haven - L., 1981;

Pomorska K., Russian formalist theory and its its

poetic ambiance, The Hague - P., 1968;

Jakobson R., Selected writings, v. 2, The Hague -

P., 1971; v. 5, The Hague, 1979;

Hansen-Löve A., Der russische Formalismus, W.,

1978.

Г. А. Левинтон.

полезные сервисы
опоязовец опоязовец
орфографический словарь

опоя́зовец, -вца, твор. п. -вцем, род. п. мн. ч. -вцев

грамматический словарь

опоя́зовец мо 5*a

полезные сервисы
опоязовский опоязовский
толковый словарь

прил.

1. соотн. с сущ. ОПОЯЗ, связанный с ним

2. Свойственный ОПОЯЗу, характерный для него.

3. Принадлежаший ОПОЯЗу.

орфографический словарь

опоя́зовский (от ОПОя́З)

грамматический словарь

опоя́зовский п 3a✕~

полезные сервисы