Толковый словарь русского языка. Поиск по слову, типу, синониму, антониму и описанию. Словарь ударений.
Найдено определений: ~101
бытность бытность
история слов

БЫТНОСТЬ

Слово бытность в современном русском языке уже не употребляется как самостоятельная, обладающая полной системою форм имени существительного единица речи. Оно является обычно лишь составной частью обстоятельственного выражения в бытность (чью-нибудь, где-нибудь) - `во время пребывания, нахождения'. Это выражение носит отпечаток письменно-деловой речи, официально-канцелярского стиля. Правда, изредка в книжно-литературной речи XIX века - до последних его десятилетий встречаются и другие падежные формы слова бытность, но их употребление следует, в общем, признать архаическим пережитком. Эти реликты наблюдаются изредка даже в начале XX в., напр., в письме В. Д. Спасовича (6/19 ноября 1904 г.), у которого нередко встречаются полонизмы: «Всякая бытность у нас русского человека петербуржца дорога нам, и меня сильно обрадовало посещение Лихачева, с которым я провел несколько часов» (Стасюлевич и его совр., 1912, 2, с. 57).

Любопытно, что в словаре языка Пушкина слово бытность, отмеченное семь раз, встречается лишь в сочетании в бытность. Например, в эпистолярном стиле: «В 820 году, в бытность мою в Екатеринославле, два разбойника, закованные вместе, переплыли через Днепр и спаслись». Таким образом, в языке Пушкина как бы предписана узкая норма общерусского национально-литературного употребления слова бытность. Однако, и в русском литературном языке послепушкинской эпохи XIX века слово бытность, правда в ограниченных контекстах и в относительно небольшом количестве случаев, применяется и в других формах и других синтаксических условиях.

Слово бытность по своему морфологическому строю представляет собою отвлеченное образование с суффиксом -ость от имени прилагательного бытный. Однако сферы применения слова бытный (или вернее: двух омонимов - бытный) в русском языке разных эпох точно не определены. Народно-областное бытный - бытной (ср. быто, быт) выражает другие, более конкретные значения: псковск. `жирный, здоровый, дебелый, плотный' (сл. Даля 1880, 1, с. 151). Между тем, книжно-славянское бытьныи является производным от быть или бытие (ср. старославянизм самобытьный). Это прилагательное вошло в книжно-славянский язык русской редакции из языка старославянского.

А. X. Востоков внес слово бытьный в свой «Словарь церковнославянского языка» (1858, 1, с. 34): «бытьный, ая, ое. пр. насущный. (Ев. 1270. Лук. 11. 3). хлѣбъ нашь бытьный τóν 【πιούσιον». У Срезневского находим: бытьныи: Хлѣбъ нашь бытныи дажь намъ на всѧкъ дѣнь (【πιούσιον) (Лук. 11. 3. Ев. 1270 г.; Ев. 1409 г.). Сущтьное имѧотъ бытьнааго слова (Изборник, 1073 г.) (Срезневский 1893, 1, с. 211).

Бытьный не раз отмечалось в древних, церковных и религиозно-философских, публицистических памятниках русской письменности, особенно в применении к хлебу (насущному). Ср. напр., в Русском филологическом вестнике: даиже в Псковском евангелии XIV в., описанном с точки зрения языка А. И. Сорочаном: «хлѣбъ нашь бытьный дай же намъ» (РФВ, 1913, № 4, с. 359). Бытьный здесь выступает как синоним другого старославянского слова - насущьный (насущнии). (т. 70, вып. 2).

По-видимому, книжно-славянское имя прилагательное бытный выходит из литературного употребления к концу XVII в. Во всяком случае, ни в лексиконе Поликарпова (1704), ни в лексиконе Вейсмана (1731) слово бытный уже не находится. Правда, в русском литературном языке последующей эпохи встречается, напр., у А. Толстого в стилизациях древнерусской речи слово небытный в значении `небывалый, необыкновенный'. В стихотворении «Василий Шибанов»:

Безумный! Иль мнишись бессмертнее нас,

В небытную ересь прельщенный?

В драме «Смерть Иоанна Грозного» (д. 1):

...В изменах ты небытных нас винишь.

Академический словарь XX в. ссылается в качестве параллелей к такому употреблению на церковнославянское небытьныи, чешск. nebytný, польск. niebytny. У Срезневского отмечено югославянское употребление слова небытьныи в значении `недостойный' (indignus, 〄γενής). В Патерике Синайском XI в.: Никако же съмути, ни небытьна чьсо сътвори на мънѣ(Срезневский, 2, с. 359). Однако, насколько можно судить по собранным древнерусским текстам XI - XIV вв., это слово до XVI - XVII вв. не было в широком употреблении. Слово небытный в стилях русского литературного языка нового времени также применялось не часто.

В отличие от истории имени прилагательного бытный (небытный) судьба произведенного от него отвлеченного имени существительного бытность была иная. Правда, это образование не указано ни в словаре А. X. Востокова, ни в материалах И. И. Срезневского. Однако сделать отсюда заключение об отсутствии или неупотребительности слова бытность в древнерусском языке XI - XIV вв. было бы слишком поспешно и неосновательно.

Бесспорным можно считать тот факт, что слово бытность, если бы оно и существовало в древнерусском языке, то до периода так называемого второго южнославянского влияния, до XIV - XV в., оно не выходило из границ узко-церковного, религиозно-культового, богословского употребления. На более широкую арену литературной жизни слово бытность выходит лишь в XVI - XVII вв. При этом оно было особенно распространено сначала в церковнославянском языке киевской, юго-западнорусской редакции.

В лексисе Л. Зизания (1596) слово бытiе истолковывается через бытность. То же самое наблюдается в лексиконе Памвы Берынды (1653, с. 11): Бытiе: Бытность. В рукописи Библ. Акад. Наук (XVII в.): «пол. Бытность, бытие iли житие... Бытности, существа» (Алф. словотолкователь, л. 36). Здесь очень знаменательно отнесение слова бытность к полонизмам.

В «Синониме славеноросской» XVII в., первоначально изданной в приложении к «Очерку литературной истории малорусского наречия в XVII веке» (Киев, 1889), находим: «Бытность - бытiе, существо» (с. 9) (автор П. И. Житецкий. - Ред.). В лексиконе Петровского времени слово субсистенцiа определяется при посредстве слова бытность (Лекс. вокаб. новым., с. 378).

Очевидно, слово бытность уже глубоко вошло во второй половине XVII в. в состав русской литературной лексики. Вот иллюстрации из приказно-делового языка конца XVII в. и начала XVIII в.: «... а прямой цѣны о(н) Сава Романов ему Казначею не сказал до своей к не(му) преос(вя)щенному архиепископу от города бытности» (Кн. расх. Холм. архиер. дома № 108, 1695-1696 г., Рукоп. ЛОИИ, № 108); «Изъ Амстердама Десятникъ ѣздилъ съ Францомъ Яковлевичемъ въ Логу и были въ иныхъ городѣхъ; бытности ихъ съ недѣлю» (Походн. журн. 1698, 1853, № 4, с. 17). «Cie же прекращаю, злѣйшую бытность свою являю по стоянiю въ походѣсь ковалеромъ» (Летописец 1700 г., с. 141, см. Летопись археогр. ком. 1865-1866, 1868, вып. 4, с. 141).

В Дополнениях к Актам историческим (1867, т. 10, с. 371): «Въ листахъ написано... о походѣвойною на Мунгаль, при бытности околничего и воеводь...». В Школьном благочинии (конец XVII в.): «Учитель. (...) въ школу тщательно iди i товарыща своего веди въ школу с молитвою входи тако же i вонъ iсходи. въ школу, добрую рѣчь вноси изъ нея же словеснаго сору не iзноси в домъ атходя школных бытностей не кажи сему i всякаго товарыща своего накажи» (Буш, с. 90).

В Розыскных делах о Федоре Шакловитом: «... и для того своего зломышленного дѣла въ селѣПреображенскомъ, во время бытности ихъ государской, зажечь товарыщу своему... приказывалъ» (... приставу Оброске Петрову, 1689 г.) (с. 274); «... в томъ же листу къ намъ доложено, дабы мы о бытности нашей письменно изъявили, и вашему блаженству о нашихъ... трудѣхъ да будеть вкратцѣизвѣстно» (1695 г.; Письма и бумаги Петра Великого, 1887, 1, с. 42); «Паки за твое... жалованья челомъ бью, что изволилъ ко мнѣо своихъ бытностяхъ писать» (1703 г., письмо Ф. М. Апраксина Ф. А. Головину, примеч. к письму Петра I; там же, 1889, 2, с. 554).

В Букваре Кариона Истомина (1699 г., рукопись Синод. Библ., 1691 г.): «Юным и старым злоб грехов всегда есть бытность от бога, потребно до слога» (с. 33-35); там же: «в бытность» (1696 г. л. 67 оборот).

В Походном журнале (под 1707 г.): «Противъ 3-го числа [декабря] въ ночи была съ моря великая погода, такъ что отъ работь отбила; бытности ея съ часъ» (СПб., 1911, с. 14).

Все это ведет к заключению, что слово бытность, особенно в значении `пребывание, нахождение, бытие' ожило в литературном русском языке XVII в. не без стороннего толчка. Этот толчок исходил из родственного русскому языку языка книжно-украинского, а часто и непосредственно из языка польского. Если употребление слова бытность не засвидетельствовано древнейшими памятниками русской письменности феодальной эпохи, то со второй половины XVII в. мы находим значительное количество примеров его применения в разных жанрах литературы. Это слово укрепилось у нас тогда, когда польское влияние на русский литературно-книжный язык было очень сильно. Польск. bytność обозначает `существование, присутствие, пребывание, бытность' (ср. русское народное живность в том же значении). Особенно часто встречается употребление слова бытность к концу XVII - началу XVIII в.

В Дневнике и путевых записках 1705-1710 г. кн. Б. И. Куракина - о Лейпциге: «Тутъ же великая марканцiя и бываетъ въ годъ 3 феры или три ярманки, на которыхъ купечество славное живеть со всей части Европы... И на той ярманкѣ, бываютъ великiе вексели во всю Европу и въ Индiю... А кромѣтѣхъ бытностей - городъ на кавалеровъ жить - скушной гораздо...» (цит. по: Русск. быт, с. 35-36).

Слово бытность становится одним из употребительнейших слов в деловой и повествовательно-прозаической, а также эпистолярной русской речи первой половины XVIII в. В Поуездном собрании актов (Рознь, рукоп. ЛОИИ): «В бояринову бытность молотили (9) овинов ржи, а в умолоте невеницы девяносто две кади» (№ 110, Шацкий уезд, XVII - начало XVIII в.).

В Письмах и бумагах Петра Великого: «А при твоей еще, государь, бытности въ Новѣгородѣдвожды на Олонецъ о плотникахъ писалъ я...» (1701, 1, с. 878); «А пороху нынѣналицо въ Азовѣи въ Троицкомъ 14.982 пуда 14 фунтовъ, въ томъ числѣпри моей бытности пересушеного и пересѣяного и съ виномь и съ селитрою передѣланого ручного 2.255 пудь 12 фунтовъ...» (1706, 4, с. 460); «Во время бытности нашей приказано было тебе имянно, чтобъ Нарвских жителей всякихъ чиновъ перепоручить» (1707, 5, с. 228). Ср. там же: «... при его, генералской, бытности конечно того не было» (с. 457).

В «Истории о орденах или Чинах воинских паче же кавалерских» автора Адриана Шхонбека (1710, ч. 1, пер. с франц.): «Въ то же время [имп. Константин. - В. В.] розослали указъ, чрезъ которой было запрещено, чтобъ больше не изгоняли, и не искали христианъ ради причины ихъ вѣры. Все сие учинилось при бытности и съ пробациею [или изволениемь] папы Силвестра, послѣкакъ онъ излечилъ императора отъ его проказы, обмывъ его въ крещении» (с. 74-75). Ср. также: «...при бытности господина амалрика...» (с. 30).

В «Кратком описании о войнах, из книг Цезариевых» А. Роана (1711): «...иные не имѣя прибыли видѣть въ своей землѣнѣмцовъ и римлянъ, а другие при ихъ бытности не могуще владѣти некоторыми княжествы и имѣниями...» (с. 17).

В Вотчинном архиве Бутурлиных (Палех. Хранится в Ивановск. обл. архиве, Письмо помещика старосте 1709, 30.V): «Да тебе же бы Яков при своей бытности в Палехе меж крестьяны моими, меж ими и с посторонними всякие ссоры розыскать и по розыску и по челобитью указ им учинить».

В «Переписке и бумагах графа Бориса Петровича Шереметева (1704-1722)»: «Писание вашего превосходительства получилъ, на которое ответствую. Бытность вашего благородiя къ намъ въ Копысь зѣло благоприятна...» (с. 111).

В Переписке герцогини Курляндской Анны Ивановны (1759): «I я донашу: катораи здеся бытнастию своею многие мне противнасти делалъ, какъ славами, такъ и публичными поступками, противъ моей чести...» (Письма русских государей, 4, с. 41). Обращает на себя внимание при свободном употреблении разных форм слова бытность (в значении `пребывание', `нахождение где-нибудь или в какой-нибудь должности' - ср. в Мат-лах для истории Имп. Акад. Наук, 1730, т. 1: «...выдать тебѣему, Коровину, въ бытности его при академии наукъ службы заслуженное его, прошлаго 1729 году за сентябрьскую треть...») - решительное количественное преобладание в деловой речи XVIII в. выражения в бытность, сочетающегося с разными определениями. Например, «а нынѣя в бытность свою въ Калугѣпроѣлся...» (Доклады и приговоры в Сенате, 1711. СПб., 1880, 1, с. 119); «Въ ту бытность у него хана, цѣлое капральство салдатъ вооруженныхъ стояли у хановой кибитки...» (Походн. журн. Петра 1722, № 28, 1855, с. 44); «И как вор [Булавин] шел и они ево не пустили и отсиделись и во всю ево бытность к нему вору не пристали» (Доношение Долгорукого царю Петру, 1708 // Тр. Историко-археограф. ин-та АН СССР, 1935, т. 12, с. 301).

В «Обстоятельных и верных историях двух мошенников... Ваньки Каина и Картуша»: «...въ бытность въ банѣукрали у него [Ваньки Каина. - В. В.] все платье...» (Комаров, с. 53); «Въ день праздника Чудотворца Николая, въ бытность купца Горскаго у завтрени, пришли въ домъ его воры...» (там же, с. 139).

Вместе с тем, у таких писателей, как М. Комаров, иногда встречается вместо выражения в бытность более книжное описательное - во время бытности. Например, в «Невидимке»: «...родитель мой приказал сыскать всех тех офицеров, которые с начала заключения невидимки на карауле бывали; по собрании которых допрашивали их, не ходил ли кто во время бытности их на карауле в темницу...» (Комаров, Невидимка, с. 134).

Можно привести еще несколько интересных примеров из «Записок Василия Александровича Нащокина (1759)»: «Октября 1 дня [1742], Ея Императорское Величество... изволила... пожаловать меня деревнями, в Орловском уезде..., за бытность мою в некоторой комиссии» (Нащокин, с. 69-70); «Июля 3 дня [1748] командирован я был от всех гвардии полков с командою в Петергоф, для бытности там ея Императорского Величества...» (там же, с. 87); «По выезде его [Кейта, принятого на русскую службу] из Франции, скоро отправлен он за гетмана в Малороссию и был в резиденции Малороссийской в городе Глухове, где его правосудною бытностию и разумным распорядком Малороссийской народ весьма был доволен» (там же, с. 176).

В «Дневных записках путешествия» Ивана Лепехина: «...чем он [убитый кит. - В. В.] жирняе, тем поверхнее всплывает, а таковое же действие производит должайшая под водою его бытность: наконец он, чувствительно лопнув, разсядается» (Лепехин, ч. 4).

В записках современников XVIII в.: «Купечество все имѣетъ привозу сухимъ путемъ, и тамошняя бытность прiѣзжимъ дорогá; персонѣ, на день, обычайному кавалеру, - станцiя и ѣсть по полтинѣ, а ординарiи людемъ - гривна» (цит. по: Русск. быт, ч. 1, с. 36)22; «...много писать не буду, что многихъ бытность здѣсь была и нынѣесть и сами видѣли, а напреть сами будуть видѣть, а не видимые, отъ тѣхъ слышать...» (там же, с. 36).

У Тредиаковского: бытность - existentia (Слово о премудрости, 1, с. 482). В речах проф. А. А. Барсова (конец XVIII в.): «Должно взойти к самому бытности нашея началу, к самому рождению человеческому» (Сухомлинов, вып. 4, с. 236).

В Русском Словотолке Н. Курганова, приложенном к его Российской универсальной грамматике, слово бытность определяется как «сущность, истинность». Это определение свидетельствует о том, что в слове бытность в теоретико-философском употреблении еще долго сохранялось отвлеченное значение `бытие', `существование', `жизненное начало'. Ср. у А. А. Полежаева в Эрпели (II):

Кругом, от моря и до моря,

Хребты гранита и снегов,

Как Эльборус, с природой споря,

Стоит от бытности веков.

Оттенки более отвлеченного, хотя и приближенного к быту значения слова бытность - `условия жизни где-нибудь' - проступали изредка и в деловой речи XVIII в. Например, в прошении кн. Б. Куракина Петру I: «И здешняя бытность великой убыток в житье принесет: хотя умеренным житьем, вряд тремя тысячами червонными в год управитца» (Письма и бумаги Петра Великого, 5, с. 681). Точно так же отвлеченное существительное небытность (ср. польск. niebytność, чешск. nebytnost) со значением `отсутствие, непребывание на месте' было употребительно в русском литературном языке XVII - XIX вв. В переведенной с латинского языка Физике Аристотеля (рукоп. XVII в.) словом небытность передается латинское nonsens (Изв. АН СССР, ООН, 1934, № 8, с. 639).

Но вообще небытность было отрицательной параллелью к бытность. В Своде законов XVIII в. (т. 7, Уст. Горный, с. 2426): «Если же оная (металлов) утайка без ведома заводчика, в небытность его на заводах, определенными от него приказчиками... учинена, то ссылать их на каторгу (сл. 1867-1868, 2, с. 893). В «Московских ведомостях» (1776, № 3): «...пожалованные чинами и орденами.., по причине небытности их тогда в Москве, удостоены были принести Ея императорскому величеству всеподданнейшее свое благодарение» (с. 18). У Ломоносова в «Древней российской истории»: «...встретили их вооруженные рабы и рабские взрослые дети, от жен их в небытность мужей прижитые» (ч. 1, с. 38). Ср. у К. Н. Батюшкова в письме к А. Н. Батюшковой (1810): «...за небытностию поверенного Катерины Федоровны, я ничего сделать не мог» (Батюшков, 1886, 3, с. 96). У И. Железнова в «Уральцах»: «За небытностью офицера, командой и всем форпостом заведывал приказный Ефремов» (Железнов 1910, 2, с. 73). У Лескова в «Таинственных предвестиях»: «Андрею Николаевичу не понравилось, что этакое достопримечательное событие могло произойти в его небытность».

Таким образом, значение слова бытность оказалось очень устойчивым. В русском языке XVIII и XIX вв. оно обозначало `присутствие, пребывание где-нибудь' (сл. 1867-1868, 1, с. 191; сл. Даля 1880, 1, с. 151). Но круг стилистического употребления этого слова, его форм, его фразеологических связей все суживался. Ср. у Ломоносова - с одной стороны: «В бытность мою в Германии»; «От соседства с поляками и от долговременной бытности под их властию» (сл. Грота - Шахматова, 1, с. 307). С другой стороны:

Хаоса бытность довременну

Из бездн ты вечности воззвал.

У писателей с архаическими склонностями слово бытность спорадически возникало в разных контекстах до конца XIX - начала XX в. См. у В. И. Даля в «Напутном слове»: «Вопросительный знак... поставлен у всех слов, которых правильность или даже самая бытность, в том виде, как они написаны, сомнительны или где толкованье, объяснение рождало недоверчивость».

Опубликовано в Slavia Orientalis, Rosznik XVII(Т), 1968, nr. 3, под названием «История возникновения и употребления слова бытность в русском языке». Перепечатано в кн.: Уч. зап. МГПИ им. В. И. Ленина. Совр. русск. яз. № 423а, 1971. Печатается по отдельному оттиску первой публикации.

Сохранились также рукопись статьи - 15 пронумерованных рукой автора листков старой пожелтевшей бумаги разного формата, машинопись со значительной авторской правкой и добавлением новых сведений, подкрепленных примерами (18 страниц), переделанные автором отдельные абзацы машинописного варианта (7 неполных страниц). Все эти дополнения были включены автором в окончательный текст.

В печатном тексте при изложении статьи из «Материалов» Срезневского в связи с польским и чешским аналогами вместо слова небытьный ошибочно было напечатано: безбытьный. Эта ошибка устранена. В архиве есть сделанные рукой В. В. Виноградова выписки со следующими цитатами: «Россия - самобытный великий мир, полный славы неисчерпаемой». «Жуковский в 1848 г. значительную часть статьи своей "О происшествиях 1848 года" посвящает понятию национальности. Его словарь обогащен новым словом: самобытность» (П. Загарин. В. А. Жуковский и его произведения. М., 1883, с. 611). - Е. X.

22 Ср. Архив кн. Ф. А. Куракина. Кн. 1. СПб., 1890. Дневник 1705 г. С. 126.

полезные сервисы
изящный изящный
история слов

ИЗЯЩНЫЙ

Слово изящный вошло в древнерусский литературно-книжный язык из языка старославянского. По своему происхождению оно обычно связывается с глагольной темой *изьм- и глаголом изѧти (ср. современное изъяти). Его первоначальное значение понимается как `избранный'. В «Этимологическом словаре» А. Преображенского о слове изящный написано: «Изя́щный красивый, со вкусом книжн. заимств. из цсл.: изя́щество, изя́щность, др. изящьный, изячьный άριοτος изящьство прием, способ (?) (Срезневский, 1, 1086). сс. изѧштьнъ 【ξαίρετος (MEW. 103). - Тема: изьм- к имѫ, èти; след. собств. избранный. Относительно значения ср. фр. élégant (Преображенский, 1, с. 267). Несомненно, что в этом объяснении семантической структуры слова изящный (так же, как и у М. Р. Фасмера - см. дальше) содержатся значительные элементы модернизации.

Слово изящный (старинный русский вариант изячьный) в языке древнерусской письменности было свойственно главным образом «высокому» книжному стилю и сначала было окружено экспрессивным ореолом церковно-культового эпитета. Оно значило не только `избранный; но и `лучший, выдающийся, отличный, сильный, знаменитый'. В «Материалах» акад. И. И. Срезневского отмечены, между прочим, такие фразовые контексты употребления этого слова в старейших русских памятниках религиозного и исторического содержания (XI - XV вв.): «изѧщьное мужьство (Минея 1097 г.); яко изяштьна сушта въ апостолѣхъ (Минея Путятина XI в.); в списке XII в. вместо изяштьна стоит: знаменита, ...Чинь изящьнъ(τάξις 〄ριστη ordo optimus) (Ефремовская Кормчая); ...изящьну пользу (Пандекты Антиоха XI в.). Даръ... изяштьнъ(εαιρετον); ...людие изящьни (там же). Изященъ воинъ (Пролог XIII в.); ...изящный его (игумена Сергия) послушникъ инокъ Пересвѣтъ (Пов. о Кулик. битве)» и нек. др. (Срезневский, 1, с. 1086, см. там же слово изящьство).

Акад. В. М. Истрин находил, что слово изящный не подверглось в русском языке сильным семантическим изменениям: «...В то время, как, напр., слово "изящен" сохранило свое значение от Симеоновского периода (встречается у Иоанна экзарха) до нашего времени, слово "напрасен" в древнейшее время употреблялось только в значении `неожиданный'» (Истрин, с. 80). В древнерусской церковно-богословской литературе отмечено также производное от изящный, - кроме изящность, - слово изящьство (Послание Симона к Поликарпу 1225 г.). В позднем списке Хроники Георгия Амартола (XV в.) Срезневский вслед за А. X. Востоковым указал также искусственно-книжное образование, возникшее, по-видимому, в эпоху второго южнославянского влияния: «Изящьньствие- praestantia «Паче слова изящьньствие его» (Срезневский, 1, с. 1086). Ср. в словаре А. X. Востокова: «...изѧштение. 【ξαίρεσις, exemptio. Ant.; изѧштитисѧ- гл. возвр. `отличиться'. Мин. праздничн. XII в. Авг. 5. врага борителя низвьрглъ еси изящивъся пресвѣтьло; изѧштъньствие, с. ср. `изящность'. Амарт. XV века. паче слова изяштньствiе его; изѧштьничьскъ 【ζαίρετος peculiaris. Cod. Sup.. 427; изѧштпьнъ- εζαίρετος, peculiaris. Ant. Pat.; изѧштьствовати - 〿περβαίνειν. superare. Dial.». Ср.: «Ничто же от первых добродетелии изяществие полезно ему бысть» (Хрон. Г. Амартола. Изящьньствие- 〄ριστεία). Был в употреблении также глагол изящьствовати: «Таковии же оубо и тации на врагы изѧщьствоують» (изяществовати - 〄ριστεύειν)(т. 1, с. 161. Ср. то же в Ипатьевской летописи, ПСРЛ, т. 2, с. 270). См. также в материалах картотеки древнерусского словаря XIII - XVII вв. В Никольск. летоп.: «Фока..., ему же имя Лев, мужь величеством тѣла и силою изяществуя, воевода бѣвсѣмъ тогда греческимъ военачалиемъ» (ПСРЛ, т. 9, 25, 1111). Изячествовати как эквивалент церковнославянского изяществовати употреблялось до начала XVIII в. См. у Симеона Полоцкого в «Орле Российском» (1667): изячествует (л. 24).

У М. Фасмера в его «Этимологическом словаре» под словом изящный помещены такие ссылки и сопоставления.

«Изящный, стар. русск. изящный "ловкий", также "знатный" (Катыр.-Рост., XVII в.; см. Гудзий, Хрест. 320), неизящен "не знатен" (Дракула 657), сербск.-цслав. изѧштьнъ 【ζαίρετος, чеш. vzácný "редкий; дорогой", слвц. vzácny (польск. zacny - из чеш.). Восходит к *jьz-tej-ьnъ (от за- и ять во взять), заимств. из цслав.; см. Mi. EW 103; LP 254; Преобр. 1, 267; Гебауэр, НМI, 384; Шимек, LF 67, 377 и сл. Ср. лат. elegans, франц. élégant, первонач. "избранный" (см. Гамильшег, EW 346)» (Фасмер, 2, с. 124).

Пользуясь картотекой древнерусского словаря XIII - XVII вв. (Институт русского языка АН СССР), легко убедиться в широкой многозначности слова изящный и в многообразии способов и форм его сочетаемости с самыми разными словами в донациональную эпоху истории русского литературного языка. Вот наиболее показательные иллюстрации из древнерусских памятников разных веков, с XIV вплоть до XVIII в. В Никоновской или Патриаршей летописи: «...воевода нарочить и полководець изященъ и удалъ зѣло» (ПСРЛ, 11, с. 56); «чудотворечь изящен, предивен и милостив» (Чудо Николы, рукопись XIV в.); «изящен воин» (Пролог XIV в.); «жить'а изящна и веры» (Лаврентьевская летопись 1377 г.); «дело драго и изящно» (Послание папы Льва XIV в.). Из древнерусских источников XV в.: «...к своему угоднику и другу изящну» (Софийский временник); «и нуждъно же есть пастырю, по временю сему последнему, о каждаго мысли и естестве изящну быти, да всяческа в единообращение к богу наставити» (Послание митрополита Фотия, 1419-1430); «мужа тиха, кротка, смѣрена, хитра, премудра, разумна, промышлена же и расъсудна, изящена в божественных писаниях, учителна и книгам сказателя» (Рогожский летописец, ПСРЛ, 15, с. 105); «изящное борение еже без помысл имети сердце в молитве» (Устав Нила Сорского, список XV - XVI вв.), в «Московском летописном своде» конца XV в.: «...избравъ его мужа тиха, кротка же и смирена, мудра и разумна и изячна въ божественом писании, и сказателя книгамь просто же рещи, во всякой добродѣтели преспѣюще и всѣстепени прошедша» (ПСРЛ, 25, с. 189).

Из письменности XVI в.: «Житиа изящна» (Типографская летопись, XVI в., ПСРЛ, 24); «изящных (вар. изячных) молотцов и искусных ратному делу» (Львовская летопись, (ПСРЛ, 20); «церковь соборную повеле подписати изящным иконописьцем» (Книга Степенная царского родословия, ПСРЛ, 21); «в телесных и естественных изящен бе зело» (Послание Иосифа Волоцкого); «сотвори же Владимир отрока того честным вельможею токо же и отца его изящным величеством почьте и весь род его» (Книга Степенная, 117); «сей Митяи... словесы речист, глас имея доброгласен износящь, грамоте горазд, пети горазд, чести горазд, книгами говорити горазд, всеми делы поповьскыми изящен и по всему нарочит бе» (Симеоновская летопись, список первой половины XVI в.; ПСРЛ, 18).

Из литературно-письменных текстов XVII в.: «...отче духовный учителю изящный и всему доброму моему ходатаю» (Варлаам и Иоасаф, список XVII в.); «изящное посольство» (История о Мелюзине, XVII в., 39); «муж зело премудростию украшен и в книжном учении изящен и в чистоте жития известен» (Дополнения к Актам историческим, т. 2, 1614); «изящен бе в вере» (Евфросин. Отразительное писание», 1691); «изящный делателю винограда Христова» (Житие Антония Сийского, рукопись XVII в.); «рода изящна» (Великие Минеи Четьи); «бога даровавшаго такова изящна пастыря» (Житие митрополита Филиппа, рукопись XVII в.); «изрядна и изящна здателя» (там же); «Феофан гречин, книги изограф нарочитый, живописец изящный во иконописцах» (Послание Епифания к Кириллу, список XVII в.); «мужа великаго (В. В. Голицына) рассуждения, изящна в посолственных уставех и искусна» (Повесть Катырева-Ростовского); «изящному в премудрости великому государю» (Переписка царя Михаила Федоровича); «пастырь и учитель изящен» (Житие Арсения Тверского, рукопись Ундольского № 286, XVII в.); «...прошу... вашего манаршеского милосердия, дабы по вашему милостивому указу обыкновенным и преславным вашим монаршеским правам изящная ваша царского Величества грамота на то село Михайловку... ему Михаилу была дана...» (1681 г.)100; «тогда имаши быти в чести изящнейшей, что ти оскудеет тогда ко отчей славе высочайшей» (Артаксерсово действо, 1672 г., л. 55 об.); «много бо... слухи наши отвратиша от доброразсудия их и в словесех изящества» (Пролог, сентябрьской и мартовской половины года, печ. 1643, л. 952); «Токмо на простописаныя взираю // И тех изящно разумевати не возмогаю...» (Послание Стефана иноку-справщику Арсению Глухому 1 пол. XVII в.; Тр. ОДРЛ, 17, с. 404); (Антагор) «между многими узре корабль пребольшии всех и во уряжении изящнем, обаче черными виды... и знамя корабля черное» (Повесть об Аполлонии Тирском, XVII в., список XVIII в.); «изящнее разумети» (Космография 1620 г.); «изряднейше и изящнейше» (Памятники Смутного времени); в «Записках графа А. А. Матвеева» (СПб., 1841): «...многие верные слуги, изящных и заслуженых фамилий». Ср. также: «Во весь день пребыли есмы во граде, но ничтоже изящного видети было, паче же древних вещей» (Похождение в землю святую князя Радивила Сиротки 1582-1584. Перевод с польск. изд. 1617 г., список 1695 г., 114) - «Cały dzień strawiliśmy w mieście, ale nie było co widzieć»; «тамож концлер изячную речь к нему учинив» (История о Мелюзине, XVII в.); «великому государю, в чести величества изящному и многим мусульманским родом повелителю» (Посольство М. Н. Тиханова, 1613-1615 гг.); «чюдотворец предивен и молитвеник к богу в мире изящен явися» (Герасим Фирсов, сп. XVII в.); «о постановлении с писма изящного рассуждения от слова» (Риторика, 1620, л. 408); «и по сему изящно ево никонианская ересь познавается» [Челобитная Никиты Добрынина (Пустосвята), 1665]; ср. там же: «...изящно же Иосиф Волоцкий от божественных писаний собрав, пишет сице...» (37); «...тако и наше яко оного истый ученикъ и подражатель воспрiиметъ усердiе, не приносимыхъ худости сматряя, но предложенiя изящество прiемля, ибо и Бог не даровъ и трудовъ количеству, но изволенiя качеству является мзды воздаруя»101.

По этим иллюстрациям легко судить не только о разнообразии словосочетаний со словом изящный в русской средневековой письменности (ср.: житие изящно, дело изящно, изящное борение, чудотворець, воин, предстатель, пастырь, учитель, друг, муж, начальник изящный, изящный иконописец, живописец, изящный род, изящная фамилия, изящная грамота, честь изящнейшая, уряжение изящное, изящное рассуждение и т. п.), не только о развитии (по-видимому, особенно с XV в.) и умножении форм синтаксической сочетаемости слова изящный с распространяющими и определяющими его словами (в чем и чем;«изящена в божественных писаниях» - Рогожский летописец, Московский летописный свод; «всеми делы поповьскыми изящен» - Симеоновская летопись, список XVI в.; «в книжном учении изящен», «изящен в вере», «изящный в премудрости» и т. п.), но и о семантической сложности структуры слова изящный и о необыкновенном богатстве и широте выражаемых им оттенков оценочных значений, относящихся к квалификации и выдающихся социальных качеств, и моральных, этических, эстетических и даже физических достоинств, силы и влияния.

Словено-российские и русские лексиконы XVI - XVIII вв. не отражают всего этого многообразия значений слова изящный и родственных ему слов.

В «Лексисе» Лаврентия Зизания слово изѧштство поясняется словом `выборность; а изѧштны - `выборный' (Зизаний Л. Лексис. л. 14 об.). В «Лексиконе» Памвы Берынды (по изд. 1653 г.) помещены слова: изѧшник: Над всѣх силнѣишiи, рыцерь, и переднѣишiи до иныхъ справъ. Изѧщество: знаменитост, превышанье, выборность, крѣпость (Берында П. Лекс., с. 56-57). В «Синониме славеноросской», изданной П. И. Житецким в приложении к исследованию: «Очерк литературной истории малорусского наречия» слово изящный и изящество не подвергаются семантическому истолкованию. Они не названы в числе основных синонимов, объясняемых параллельными выражениями. Но они широко используются для пояснения других слов и выражений. Например, Зацный- благонарочить, изящный, преславный, неначаемый (см. Житецкий, с. 28). Значеный- знаменитый, благонарочить, изрядный, изящный, великъ, преимѣяй, первый (там же, с. 32). Найпереднейшее- преизящнѣйшее, преизящное, преднастоящее (там же, с. 45). В «Немецко-латинском и русском лексиконе» (СПб., 1731 г.) находим (в обращенном порядке - на первом месте русские, затем латинские и на последнем немецкие слова): «Избранный, изящный, изрядный, - Excellens, exquisitus. - Ausbundig (с. 53); Изящный, избранный. - Lectus, exquisitus. - Auserkohren, auserlesen (с. 53)». Ср. Лучшiи, добрѣишiи, изящнѣишiи- т. е. Melior, praestantior. - Besser» (с. 87); «Изящный, изрядный, достохвалный. - Laudabilis, egregius, audax. - Brav» (с. 107).

В «Полном церковно-славянском словаре» магистра Григория Дьяченко помещены слова изяществовати и изящный с такими объяснениями: изяществовати- `превышать, превосходить'. Изящный - `отменный, превосходный; (〒ξαρχος), `начальствующий, главный' (2 Цар. 6, 14) (Ц.-сл. сл., с. 219).

У Симеона Полоцкого в «Полемических статьях против протестантства» XVII в. (рук. БАН): «И худая вещь изящнейшая знаменовати может. Егда убо мы покланяемся иконам, не по естеству вещы их то творим» (65). Ср. там же: «Глаголят же, Господи Иисусе Христе боже наш помилуй нас, моляше в нем то, еже есть изящнейшее, сиречь божество» (233 об.). «Третий вид превосхождения есть средний между божиим и человеческим. Таково есть изящество благодати и славы святых» (там же).

В русском литературном языке первой половины и отчасти третьей четверти XVIII в. слова изящный, изящнейший продолжают еще сохранять свои старые славянско-книжные значения. Например, в «Синонпсисе... о начале славянороссийского народа» Иннокентия Гизеля (М., 1714) читаем: «Азiа, часть есть свѣта болшая, и изящнѣйшая... изящнѣйшая того ради, яко въ ней Богь рай насади, человѣка сотвори, и законъ даде» (с. 9). В «Докладах и приговорах, состоявшихся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого, изданные имп. АН под ред. Н. В. Калачова» (СПб., 1883, т. 2, кн. 2, 1712 г.) найдем: «игумени священных и честных монастырей, благоговейнейшие иереи, изящнейшии бояре и купцы...». В «Духовном регламенте» (1721) говорится о причащении (святой евхаристии): «Сiе бо есть и благодаренiе наше изящнѣйшее Богу...» (с. 54). В «Книге Систиме, или Состоянии мухаммеданския религии»: «Мустафа, своiственно знаменуетъ избранныи, или надъ протчiхъ изящнѣйшiй» (Д. Кантемир, Книга Систима). В «Арифметике» Л. Магницкого говорится об «изяшнѣйшем образце дѣленiя» (Магницкий, л. 21 об.). Здесь изящнейший обозначает `наиболее основательный, высокий по качеству, сильный, точный'. В рукописи XVIII в. «Наука красноречия си есть Риторика»: «Изчисление есть краткое изящнейших аргументов воспомяновение, да еже в целом глаголании речено есть, сие кратко собранное воспомянется» (67 об.). В «Книге, зовомой земледелательная» (нач. XVIII в., рукоп. БАН, лл. 59 об. - 60): «Брегися прочее елико можеши от всех вреждающых и учреждайся зимою власяными одеждами, и наипаче нощию да будеши добрѣприкровен, и изящнѣглаву и ноги твои». Там же: «Сего ради пишю вам зде впереди некая сказания и повеления зело потребная да знаете како пребывати вам во всех деланиих ваших, и изящнее в живопитании» (л. 57). В «Истории о ординах или чинах воинских паче же кавалерских... Автора Адриана Шхонбека» читаем: «...Такожъ имѣютъ онi власть изящную печатать свои патенты (или жалованные грамоты) печатью златою, сребреною, свiнцовою, или восковою...» (История о ординах или чинах воинских паче же кавалерских ... Адриана Шхонбека, ч. 1. Пер. с франц., М., 1710, с. 85). Ср. там же: «Всесiлный прiсносущный боже, на сего (имярека) раба твоего, иже изящнымъ мечемъ опоясанная желаеть благодать твоего багословенiя излей...» (с. 140).

Во второй половине XVIII в. слово изящный еще продолжает употребляться и в прежних сочетаниях, но вместе с тем все сильнее выступает в нем тенденция к выражению отвлеченных внутренних качеств - моральных, эмоциональных и эстетических.

Например, в «Записках Болотова»: «я вижу, что вы честной и такой человек, которой знает, что есть честь, здравой разсудок и добродетель в свете, и готов за вас везде божиться, что вы одарены изящнейшим характером» (Болотов, 1875, 1, с. 388-389). Но ср. там же: «Храброй Лаудон, зделавшейся из доброго солдата изящным генералом, командовал легкими цесарскими войсками» (1, с. 771). Здесь изящный равно - `отличный, превосходный'. См. также в начале XIX в. у С. Т. Аксакова: «В твоих быстрых родниковых ручьях, прозрачных и холодных, как лед, даже в жары знойного лета, бегущих под тенью дерев и кустов, живут все породы форелей, изящных по вкусу и красивых по наружности...» (Аксаков, Семейная хроника, 1, с. 24).

У В. Лукина: «...сия драмма, преобразившись в нашу одежду, обогащена еще многими изящными мыслями» (Лукин, 2, с. 10). В «Записках» С. Порошина (1765, сентябрь): «...храбрость российского народа и многие изящные его дарования... всему свету доказаны...» (Порошин, с. 449).

В «Веселом и шутливом Меландре»: юноша «не отстал [от сна и нерадения]... даже и тогда, когда тесть его, человек весьма случайной и муж изящной добродетели, обещался ему всячески помогать и доставлять все то, что только нужно будет к его промоции, или повышению чином»102.

В сочинениях акад. И. И. Лепехина: «...о Табынской глине умолчать для разных причин не можно. Во первых доброта ее весьма изящна. Она так вязка, что... никакой грубости сжимающим перстам не доказывает...» (Лепехин, ч. 2, с. 15). Ср. там же, в ч. 1: «...природа одарила животных изящным вкусом и обонянием, по которому они могут вредную траву отличить от здоровой...» (ч. 1, с. 107).

В «Словаре Академии Российской» приведены почти те же значения этой группы слов, которые господствовали в старых церковно-славянских и славянорусских текстах: «Изящество... Превосходство, изрядство, отличная доброта. Изящество книги, сочинения. Изяществовать... Иметь превосходство. Изящно... Превосходно, отменно хорошо, изрядно. Изящность... То же, что изящество. Изящный... Превосходный, отличный, изрядный, отменно хороший. Изящные дарования. Изящный труд. Изящные книги» (сл. АР, 1809, 2, с. 1129-1130).

Весь этот список слов и те же определения были буквально воспроизведены в словаре Петра Соколова (см. с. 1041). В этих определениях лишь слова «отличная доброта», «отменно хорошо», «отменно хороший» могут указывать на перенос выражений изящный, изящество в эстетическую сферу. Семантический сдвиг в употреблении и смысловых оттенках этого лексического гнезда находит более определенное, хотя и довольно слабое еще отражение в «Русско-французском словаре, в котором русские слова расположены по происхождению; или этимологическом лексиконе русского языка» Филиппа Рейфа: «Изя́щный... beau, excellent, prééminent; изящныядарования, des talents éminents; изящныя творения, des chefs-d'oeuvre; изящныя художества, lex beaux-arts, les arts libéraux. Изящное... le beau; чувствительность к изящному, le sentiment du beau. Изящно... excellemment, éminemment. Изящность... и Изящество... excellence, prééminence. Изяществовать... exceller, prévaloir. Преизящество... prééminence, majesté splendeur, pompe» (Рейф, 1, с. 352).

В словаре 1847 г. содержатся те же слова, но наблюдается некоторое смещение значений, сравнительно с словарями АР: «Изящество... Отличная доброта или красота; превосходство. Изяществовать...Иметьизящество. Изящно... С изяществом, превосходно. Изящный... Отлично хороший, превосходный. Изящные дарования. Изящное произведение. - Изящные искусства. Так названы музыка, живопись, ваяние и зодчество» (сл. 1847, 2, с. 129). Только в толковом словаре В. И. Даля нашли полное выражение и определение те семантические изменения, которым подверглись слова изящный, изящество в русском литературном языке конца XVIII и начала XIX в. Здесь читаем: «Изящный, красивый, прекрасный, художественный, согласованный с искусством, художеством; вообще, сделанный со вкусом. Изящное... отвлеченное понятие о красоте, соразмерности и вкусе. Изящные искусства: музыка, живопись, ваянье и зодчество; присоединяют к сему и поэзию, мимику, пляску и пр. Изящность... свойство, качество, принадлежность всего, что изящно. Изящность работы этой вещи замечательна. Изящество... то же, изящность, но более в значеньи самостоятельном и отвлеченном; красота. Изящество, это союз истины и добра. Изяществовать, красоваться изящностью. Изящесловие... эстетика, наука об изящном» (сл. Даля 1881, 2, с. 37).

Между тем уже в последние два десятилетияXVIII в. наметился некоторый сдвиг в употреблении и значении слова изящный. Об этом можно судить хотя бы по таким иллюстрациям. В 1788 году в Университетской типографии у Н. Новикова была напечатана книга: «Дух изящнейших мнений, избранных большею частию из сочинений ...лучших Писателей». Здесь находим такие случаи употребления слова изящный: IX. «Сугубой цены есть прелести той, которая присовокупляет к изящной своей красоте преимущество быть неизвестною о том, что она прекрасна» (с. 6). LXVIII. «Книги доставляют нам материалы к строению изящного здания науки, рассудок сбирает и соединяет их, а опытность вводит в оное обитать премудрость» (с. 29). CCCXV. «Знатное рождение, изящные достоинства, любезная добродетель, тогда только поражают других зрение, когда щастие лучами освещает добрые сии свойства. Оные подобны цветами усеянным долинам, которые не видимы ночью, и коим одно только солнце сообщает всю их красоту» (с. 131-132). См. в журнале Новиковского масонского кружка: «Человечество [т. е. `гуманность'. - В. В.], сия изящная и благородная добродетель, объемлющая все другия, составляющая предмет здравой философии и основание христианства» (Магазин, т. 1, ч. 1, с. 32-33); в «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Безбожник, тебя отрицающий, признавая природы закон непременный, тебе же приносит тем хвалу, хваля тебя паче нашего песнопения. Ибо, проникнутый до глубины своея изящностию) твоего творения, ему предстоит трепетен» (Радищев, 1979, с. 52).

В письме масона Тедена к П. А. Татищеву (от 9-го апреля 1784 г.) читаем: «уведомление о смерти преизящного бр. Шварца (которого я по гроб оплакивать и в радости исполненной вечности любить буду) растворило вновь кровию обливающиеся раны мои» (Ежевский, Сочинения, с. 218).

В своем выборочном «Словаре к стихотворениям Державина» акад. Я. К. Грот поместил следующие примеры Державинского употребления слов - изящность и изящный:«Изящности душевны. Вельм. 628, 8»... «Изящный. - Не по достоинству изящнейшего слога. Прин. 715, с. 5»... «всех изящных душ. II, 297, 30» (см. Державин, 1883, 9, с. 382). Ср. также употребление слова изящество Николаем Страховым в его переводе на русский язык «Ваксфильдского священника» Гольдсмита: «...особенно находящияся в оном здравыя рассуждения достойны похвал каждаго чувствующаго цену изяществ умопроизведения» (Страхов, с. 7).

Особенно остро и наглядно сдвиг в сторону интеллектуальной эстетической характеристики лиц и предметов обнаруживается в языке сочинений Н. М. Карамзина. В стихотворении «Дарования» (1796) Карамзин писал:

Восстал, воззрел - и вся Природа,

От звезд лазоревого свода

До недр земных, морских пучин,

Пред ним в изящности явилась;

В тайнейших связях обнажилась;

Рекла: «будь мира властелин!

Мои богатства пред тобою:

Хвали Творца- будь сам творец!»

И смертный гордою рукою

Из рук ее приял венец.

К этой строфе Карамзин присоединил такое примечание: «Чувство изящного в Природе разбудило дикого человека и произвело Искусства, которые имели непосредственное влияние на общежитие, на все мудрые законы его, на просвещение и нравственность. Орфеи, Амфионы были первыми учителями диких людей» (Карамзин, 1917, 1, с. 200).

В том же стихотворении «Дарования»:

...Любовь к Изящному вливая,

Изящность сообщают нам;

Добро искусством украшая,

Велят его любить сердцам.

Говоря здесь же о поэзии, как об украшенном подражании природе, Карамзин делает такое примечание: «Все прелести Изящных Искусств суть не что иное, как подражание Натуре: но копия бывает иногда лучше оригинала - по крайней мере делает его для нас всегда занимательнее: мы имеем удовольствие сравнивать» (там же, с. 204).

В «Письмах русского путешественника»: «Вышедши из Театра, обтер я на крыльце последнюю сладкую слезу. Поверите ли, друзья мои, что нынешний вечер причисляю я к щастливейшим вечерам моей жизни? И пусть теперь доказывают мне, что ИзящныяНауки не имеют влияния на щастие наше!» (Моск. журн., 1791, кн. 1, ч. 2, с. 23). «Здесь жил не Король, а Философ Фридрих - не Стоической и не Циник - но Философ, любивший удовольствия и умевший находить их в Изящных искусствах и науках» (там же, с. 28). «Ах! есть ли бы теперь, в самую сию минуту, надлежало мне умереть, то я со слезою любви упал бы во всеобъемлющее лоно Природы, с полным уверением, что она зовет меня к новому щастию; что изменение существа моего есть возвышение красоты, перемена изящного на лучшее» (там же, кн. 2, ч. 4, с. 169-170). Ср. также: «Слезы наши текут и в прахе исчезают; изящные произведения художеств живут во веки...» (там же, кн. 3, ч. 5, с. 367). Ср. там же о Гердере: «По изящному закону Премудрости и Благости, все в быстрейшем течении стремится к новой силе юности и красоты - стремится, и всякую минуту превращается».

В принадлежащем Н. М. Карамзину переводе из Боутервека «Аполлон» (Изъяснение древней аллегории): «Выражение чувства (или ощущения) посредством изящных мыслей есть цель поэзии» (Моск. журн., ч. 8, с. 120). Ср. там же: «Прекрасные мысли бывают не всегда пиитические; но всякая пиитическая мысль прекрасна, хотя мы и не можем разобрать ее философически, - хотя и не можем показать всего, что составляет ее изящность! (там же, с. 122).

«Нечто о мифологии (Перевод из Морицовой Götterlehre)»: «...Кто может высочайшее произведение искусства рассматривать как гиероглиф или мертвую букву, которая всю свою цену имеет от того, что ею означается: тот, конечно, не рожден чувствовать изящного, и мертв для всех красот. Всякое истинное творение искусства всякой изящный вымысл есть сам по себе нечто совершенное, собственно для себя существующее и прекрасное от гармонического расположения частей своих» (там же, ч. 6, с. 281). Ср. также в переводах из Геснера: «Материя и орудия могут быть различны, но изящное всегда одинаково - всегда есть оно ничто иное, как "гармония в разнообразии, как единство во многих частях"» (Моск. журн., 1792, ч. 6, с. 292).

В сказке «Прекрасная царевна и щастливой Карла»: «...вы, которые ни в чем не можете служить образцом художнику, когда он хочет представить изящность человеческой формы!» (там же, ч. 7, с. 209).

В предисловии Карамзина к переводу Шекспировской трагедии «Юлий Цезарь» (1787): «[Брут] есть действительно изящнейший из всех характеров, когда-либо в драматических сочинениях изображенных» (с. 7). В его же предисловии к переводу Шекспировой трагедии «Юлий Цезарь» (М., 1787): «Время, сей могущественный истребитель всего того, что под солнцем находится, не могло еще доселе затмить изящности и величия Шекеспировых творений. Вся почти Англия согласна в хвале, приписываемой Мужу сему. Пусть спросят упражнявшагося в чтении агличанина: каков Шекеспир? Без всякаго сомнения будет он ответствовать: Шекеспир велик! Шекеспир неподражаем!» (с. 3). Ср. также «Что может быть невиннее, как наслаждаться изящным?» (Аполлон. Перев. Карамзина из Боутервека, Моск. Журнал, 1792, ч. 8, с. 130-131).

В письме А. А. Петрова к Н. М. Карамзину от 11 июня 1785 г.: «Судя по началу сего преизящного трактата, должно заключить, что если Соломон знал и говорил по-немецки, то говорил гораздо лучше, нежели ты пишешь».103

Новые семантические тенденции, приведшие к сближению слов изящный, изящество с élégant, élégance, ярко сказались в языке Н. М. Карамзина. В «Пантеоне Российских Авторов» Н. М. Карамзин писал в заметке о Кантемире: «...разделяя слог наш на эпохи, первую должно начать с Кантемира, вторую с Ломоносова, третью с переводов Славяно-Русских господина Елагина и его многочисленных подражателей, а четвертую с нашего времени, в которое образуется приятность слога, называемая Французами élégance» (Пантеон рос. авторов, ч. 1).

П. А. Вяземский в «Старой Записной книжке» поясняет слово изящество французским élégance: «Вольтер сказал в своем опыте о различных вкусах народов: «Французы имеют за себя ясность, точность, изящестсво (élégance)» (Вяземский, 8, с. 37).

Приспособление слова изящный для передачи французского beau едва ли не раньше всего произошло в переводе les belles lettres. П. А. Вяземский записал в своей «Старой записной книжке»: «На французском языке есть очень удобное выражение, соответственное слову литература и, так сказать, дополняющее и выясняющее его: les belles lettres. Само собою разумеется, что слова литература и литератор происходят от литера, т. е. азбучных знаков. Азбука все-таки есть начало всего. Но дело в том, что грамота грамоте рознь. Одной грамоты недостаточно. Нужно еще, чтобы грамота была изящная. Les belles lettres - прекрасные письмена» (там же, с. 331).

Эрн. Гамильшег (Ernst Gamillscheg) пишет о слове élégant, что оно во французском языке укрепилось в XV столетии, живет до XVIII в. в значении `украшенный, нарядный, полный прелести' (Schmuck, reizvoll), в особенности часто применительно к языку и стилю, а также к одежде, затем с конца XVIII в. обозначает также щеголя, франта (из латинского elegante `избранный, исполненный вкуса') (E. Gamillscheg, s. 346). Оскар Блох отмечает, что впервые слово élégant отмечено в старофранцузском памятнике 1150 года, но употреблялось редко до XV в. Слово élégance ведет свое употребление с XIV в. (1327 г.). Эти слова заимствованы из латинского языка (elegans, elegantia). Слово élégant было модным словом и обозначало в конце XVIII в. изящного светского человека (une personne d'une mise distinguée) (O. Bloch, t. 1, p. 246).

В письме И. И. Дмитриева к В. А. Жуковскому (от 20 февраля 1813 г.): «Но это не помешало всем отдать справедливость изяществу вашей поэзии» (Дмитриев, 1895, 2, с. 217).

М. В. Чистяков в «Курсе теории словесности» писал: «Иногда, желая или выразить новую сторону идеи, или уловить новый оттенок картины, писатель составляет свои слова, т. е. производит от прежних слов новые, чрез изменение окончаний, или чрез сочетание одного слова с другим. Так, в недавнее время составлено несколько весьма удачных слов: изящный, изящество, искусственный, искусственность, народность, гражданственность, осуществить, осуществление, видоизменение и т. д.» (Чистяков, ч. 2, с. 76).

В языке Пушкина отражается завершение семантического движения слов изящный, изящество, изящность к их современному употреблению (см. сл. Пушкина, 2, с. 215 - 216).

Статья под названием «История слова изящный. (В связи с образованием выражений изящная словесность, изящные искусства) опубликована в сб. «Роль и значение литературы XVIII века в истории русской культуры». К 70-летию со дня рождения члена-корреспондента АН СССР П. Н. Беркова. (М.; Л., 1966). Однако эта публикация представляет собой лишь третью часть рукописи, сохранившейся в архиве под тем же названием. Эта рукопись состоит из 74-х пронумерованных листков и выписок, написанных на разной бумаге и в разное время. Здесь печатается по оттиску, дополненному по рукописи. Таким образом, настоящая публикация представляет собой полный авторский текст статьи, посвященной истории слова изящный и выражения изящная словесность.

Кроме того, в архиве сохранились несколько листков, которые, по-видимому, должны были служить продолжением статьи и предшествовать рассмотрению употребления слов изящный - изящество в новое время. Вот этот текст:

«В 17-томном словаре отмечены с пометой- "устарелое" - изящное, в знач. сущ. "То же, что прекрасное. Цель наблюдения, сказали мы, есть истина, а душа действия - доброта. Прибавим, что совершенное слияние той и другой есть изящное, или поэзия. Марл. О романтизме... Изящные искусства. Устарелое собирательное наименование для музыки, живописи, ваяния и зодчества. Музей изящных искусств" (БАС, 5, с. 274-275).

Параллельный процесс наблюдается в болгарском языке. В "Български тълковен речник" (София, 1955) находим: "Изя́щен прил. Изтънчена красив, грациозен. Изящна фигура. Изящен стил.

Изя́щество ср. Изтънчена красота; изящност.

Изя́щностж. Качество на изящен, изтънчена красота, изящество. Изящност на маниерите. Изящност на фигурата". (Андрейчин, Бълг. речн., с. 259). В языке Христо Ботева слово изящен употребляется лишь в сочетании со словом - изкуство:изящнитеизкуства, изящного изкуство (Речник на езика на Христо Ботев. Том първ. А.-К, София. 1960, с. 513)». - В. П.

100 Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства (Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губ.) в XVI - XVIII столетии. Харьков, 1886. С. 113.

101 Никольский Н. К. Сочинения соловецкого инока Герасима Фирсова по неизданным текстам. (К истории севернорусской литературы XVII века). Пгр., 1916 (Памятники древней письменности и искусства, № 188). С. 27

102 Веселый и шутливый Меландр... Перевод А. Урусова с латинск. М., 1789. С. 54.

103 М. П. Погодин. Н. М. Карамзин, ч. 1. М., 1866. С. 30.

полезные сервисы
личность личность
история слов

ЛИЧНОСТЬ

I.

Из истории слова «личность» в русском языке до середины XIX в.

1. В русское слово личность влились многие из тех значений и смысловых оттенков, которые развивались в разных европейских языках у многочисленной группы слов, восходящих к латинским persona и individuum, к греческим πρóσωπον и áτομον . Слово личность, имеющее яркую окраску русского национально-языкового строя мысли, содержит в себе элементы интернационального и, прежде всего, европейского понимания соответствующего круга идей и представлений о человеке и обществе, о социальной индивидуальности в ее отношении к коллективу и государству. Слово личность, так же как и западноевропейские Person, Persönlichkeit, Individualität, personalité, individualité, personality, individuality, person и т. д., выдвигалось как своеобразный термин и лозунг в разных философских и общественно-политических системах и направлениях XIX и XX столетий121.

2. В древнерусском языке до XVII в. не было потребности в слове, которое соответствовало бы, хотя отдаленно, современным представлениям и понятиям о личности, индивидуальности, особи. В системе древнерусского мировоззрения признаки отдельного человека определялись его отношением к богу, общине или миру, к разным слоям общества, к власти, государству и родине, родной земле с иных точек зрения и выражались в других терминах и понятиях. Конечно, некоторые признаки личности (например, единичность, обособленность или отдельность, последовательность характера, осознаваемая на основе тех или иных примет, сконцентрированность или мотивированность поступков и т. д.) были живы, очевидны и для сознания древнерусского человека. Но они были рассеяны по разным обозначениям и характеристикам человека, человеческой особи (человек, людие, ср. людин,лице, душа, существо и некоторые другие). Общественному и художественному сознанию древнерусского человека до XVII в. было чуждо понятие о единичной конкретной личности, индивидуальности, о самосознании, об отдельном человеческом «я» как носителе социальных и субъективных признаков и свойств (ср. отсутствие в древнерусской литературе жанра автобиографии, повести о самом себе, приемы портрета и т. п.).

3. Развитие и дифференциация тех признаков и представлений, которые в начале XIX в. нашли выражение в слове личность, в русском литературном языке XVII и XVIII вв. не имели концентрированного и адекватного выражения в каком-нибудь одном слове, одном термине.

Слова персона и особа, вошедшие в русский литературный язык XVI - XVII вв., не обозначали индивидуального строя и внутренних, моральных прав и склонностей человеческой особи122. Они выражали лишь официальное положение лица, его общественно-политическую или государственную неприкосновенность и важность (ср. связанные с основой osob- обозначения личности в западнославянских языках: польское osobistość, чешское osobnost.

4. Изучение истории слова личность должно считаться с тем изображением процесса формирования личности, которое предложено К. Марксом во «Введении к критике политической экономии»: «Чем больше мы углубляемся в историю, тем в большей степени индивидуум, а следовательно и производящий индивидуум, выступает несамостоятельным, принадлежащим к более обширному целому: сначала еще совершенно естественным образом он связан с семьей и с семьей, развившейся в род; позднее - с общиной в различных ее формах, возникшей из столкновения и слияния родов. Лишь в XVIII веке, в "гражданском обществе", различные формы общественной связи выступают по отношению к отдельной личности просто как средство для ее частных целей, как внешняя необходимость. Однако эпоха, которая порождает эту точку зрения - точку зрения обособленного одиночки, - есть как раз эпоха наиболее развитых общественных (с точки зрения всеобщих) связей» 123.

5. Слово личность образовано как отвлеченное существительное к имени прилагательному личный, обозначавшему: `принадлежащий, свойственный какому-нибудь лицу'. Это слово сформировалось не ранее второй половины XVII в. В русском литературном языке XVIII в. слово личность употреблялось в следующих значениях:

1) личные свойства кого-нибудь, особенность, свойственная какому-нибудь лицу, существу (ср. в языке Тредиаковского);

2) привязанность, пристрастие, любовь к себе, самость, эгоизм;

3) отношение к физическому или социальному лицу;

4) личное пристрастие к кому-нибудь;

5) оскорбительный намек на какое-нибудь лицо.

6. В конце XVIII в., в связи с развитием стилей сентиментализма, начинает все острее и глубже осознаваться в употреблении слова личность значение: `индивидуальные, личные свойства кого-нибудь, личное достоинство, самобытность, обнаружение личных качеств и ощущений, чувств, личная сущность' (ср. в языке Карамзина, в русских переводах сочинений Жан-Жака Руссо и т. д.).

7. С начала XIX в. употребляются в русском литературном языке европеизмы: индивидуум, индивидуй,индивидуальность и калька неделимое (individuum, фр. individu). Наряду с этими выражениями для обозначения представления о личности употребляются также слова, полученные в наследство от русского литературного языка XVIII в.: существо, лицо, создание, человек, характер и некоторые другие.

Только в20-30-х годах XIX в. в русском литературном языке вполне сформировалось в слове личность значение: `монада, по-своему, единственно ей свойственным образом воспринимающая, отражающая и создающая в себе мир'. Складываются антиномии личностного, индивидуального, неделимого и общего или общественного. С понятием о личности связывается представление о внутреннем единстве, неделимости и цельности отдельного человеческого существа, о его индивидуальной неповторимости.

8. На применение значений слова личность в общелитературном языке оказали громадное влияние философские учения, философское словоупотребление 20-40-х годов (ср. употребление слова личность в языке И. В. Киреевского, Н. В. Станкевича, В. Г. Белинского, А. И. Герцена и др.). Ср. в письме В. Г. Белинского В. П. Боткину от 4-5 октября 1840 г.: «"Да здравствует разум, да скроется тьма!" - как восклицал великий Пушкин. Для меня теперь человеческая личность выше истории, выше общества, выше Человечества. Это мысль и дума века!» (Западники 40-х годов, с. 154). Или в письме от 1 марта 1841 г.: «...судьба субъекта, индивидуума, личности важнее судеб всего мира и здравия китайского императора (т. е. Гегелевской Allgemeinheit» (там же, с. 160).

9. В языке русской художественной и публицистической литературы 40-х годов, а также в интеллигентской речи этого времени слово личность выступает как выражение центрального понятия мировоззрения. С точки зрения этого понятия в 40-е годы пересматриваются исторические, художественные, этические концепции (ср. знаменитую статью К. Д. Кавелина «Взгляд на юридический быт древней России» 1846 г. (Кавелин. Собр. соч., 1, СПб., 1897, с. 5-66); диссертацию К. С. Аксакова «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка» 1846 г. и др. под.).

10. В русском литературном языке 40-50-х годов особенно рельефно выступают три оттенка в употреблении слова личность:

1) человеческая индивидуальность с ее внутренней стороны, индивидуальное или собирательное «я» в качестве носителя отличительных, неповторимо сочетающихся духовных свойств и качеств;

2) человек как социальная единица, как субъект гражданских прав и обязанностей - в его отношении к обществу;

3) отдельное, обособленное существо, определяемое по внешним, индивидуальным приметам.

11. В то время как в стилях публицистической и общественно-политической литературы 60-х годов слово личность наполняется новым социальным, прогрессивно-демократическим содержанием (ср. «развитая личность», «мыслящая личность», «светлая личность» и т. п.), в обиходной разговорной речи оно расширяет свое значение до общего, неопределенно-местоименного указания на единичного человека как на тип, характер (разговорные синонимы: персонаж, тип, субъект).

II.

[Материалы к истории слова личность]

1.

Изучение истории слова, которое, бытуя в общем народном языке, вместе с тем имеет и другую, более ограниченную сферу профессионального употребления, а также проходит через своеобразную логическую обработку как научный термин, сопряжено с величайшими трудностями. Это в особенности применимо к такому слову, как русское слово личность. Ведь в это слово влиты многие из тех значений и смысловых оттенков, которые развивались в разных европейских языках у богатой группы слов, восходящих к латинским словам persona и individuum, к греческим πρóσωπον и 〆 τομον и производным от них. Слово личность, имеющее яркую окраску русского национально-языкового строя мысли, в то же время содержит в себе элементы интернационального и - прежде всего - европейского мышления. Кроме того, слово личность, так же как и соответствующие западноевропейские, выдвигалось как своеобразный термин и лозунг в разных философских и общественно-политических системах и направлениях XIX и XX столетий. И это все не могло не оставить следов на употреблении слова личность в общерусском языке.

Кроме того, - и это самая главная и почти непреодолимая трудность, - такое знаменательное слово, как личность, тысячью смысловых нитей связано с разными другими словами, с разнообразными элементами семантической системы русского языка в ее историческом развитии. И - при современном состоянии науки о значениях - нет никакой возможности охватить все семантическое поле слова личность в его истории.

Наконец, личность принадлежит к тем отвлеченным словам с очень общим значением, которые легко в бытовой речи превращаются в номенклатурные фикции. «Если меня не спрашивают, то я знаю», - ответил блаженный Августин на вопрос, что такое время. Так же может ответить большая часть из нас на вопрос о том, что такое личность. Проф. Л. И. Петрожицкий справедливо заметил: «В области называния психических явлений нет возможности взаимного выяснения и фиксирования объекта называния путем показывания или иных средств наблюдательного удостоверения. Вследствие этого здесь согласование и фиксирование называния неизбежно связано с элементом гадательности, с бесчисленными недоразумениями и вообще с такими осложнениями и затруднениями, которые исключают возможность такого успеха в выработке системы имен с однообразными для всех, более или менее резко очерченными, областями и границами применения, какой возможен в сфере физических объектов» 124.

В слове личность современный русский язык различает три основных значения:

1. Отдельное человеческое я, человеческая индивидуальность как носитель своеобразных социальных и субъективных признаков и свойств. Например, личность Пушкина; уважение к чужой личности; неприкосновенность личности и т. п.

2. Человек с точки зрения черт его характера, поведения, общественного положения: светлая личность, темная, подозрительная личность, благородная личность, редкая личность и т. п. Это значение иногда расплывается и синонимически уравнивается с общим значением слова человек (ср.: в углу сидело несколько личностей в лохмотьях).

3. Человек как субъект права и как гражданское лицо. Например, удостоверение личности, опознать личность убитого, для выяснения личности и т. п.

Кроме того, в современной речи сохраняются единичные осколки старинного употребления слова личность в значении `намек на определенное лицо' (напр.: прошу без личностей). В вульгарном или шутливом просторечном употреблении слово личность иногда выступает также как синонимическая замена слов лицо, физиономия (ср. у Гоголя в «Мертвых душах» (гл. 2): «...рука... так и лезет произвести где-нибудь порядок, подобраться поближе к личности станционного смотрителя...»).

Наконец, в несколько архаическом индивидуальном стиле слово личность иногда значит то же, что индивидуальный характер, индивидуальное, личное содержание. Например, в статье Н. В. Шелгунова «Переходные характеры»: «Несмотря, однако, на кажущуюся личность тогдашнего человеческого достоинства, оно было скорее стадным, чем личным...» (Шелгунов, Воспоминания, с. 257).

Объем термина личность в его основном употреблении очень широк. В нем заметны значительные колебания в зависимости от сферы его применения и от социальной или индивидуальной идеологии. То понятие личности наполняется широким социальным содержанием, то сближается с юридическим понятием лица, то оно приобретает яркий психологический или даже философско-метафизический отпечаток. В. Штерн125 давал такое определение личности: «Личность есть такое сущее, которое, несмотря на множественность своих частей, образует реальное, своеобразное и самоценное единство и, в качестве такового, несмотря на множественность своих частичных функций, осуществляет единую целестремительную самодеятельность. Вещь есть контрадикторная противоположность личности. Она есть такое сущее, которое, состоя из многих частей, не обладает реальным, своеобразным цельным единством и, выполняя многие частичные функции, не осуществляет никакой единой целестремительной самодеятельности. Противоположность личности и вещи ярче всего сказывается в различном отношении их к понятию тождества. Личность структурна, целостна, неделима, неповторимо своеобразна, динамична и вместе с тем самотождественна». О самотождестве личности, о тождестве личного сознания или самосознания в разные времена много писалось разными философами. «...Нумерическое тождество есть глубочайшая и, можно сказать, единственная характеристика живой личности» (П. Флоренский. Столп и утверждение истины, М., 1914, с. 82). Тождество личности устанавливается «чрез единство самопострояющей или самополагающей ее деятельности». В деятельности личность формируется и проявляется. «...О двух вещах никогда нельзя в строгом смысле слова сказать, что они - "тождественны"; они - лишь "сходны", хотя бы даже и "во всем"..., лишь подобны друг другу, хотя бы и по всем признакам. Поэтому, тождество вещей может быть родовым, генерическим, по роду (identitas genecifica, ταντóτηѕ τω `íδεı ), или видовым, специфическим, по виду (identitas specifica), одним словом - признаковым по тому или иному числу признаков, включая сюда совпадение по трансфинитному множеству признаков и даже, - предельный случай, - по всем признакам, но все же - не нумерическим, не числовым, не по числу (identitas numerica, ταωτóτηѕ κατ ' αριθμóν ).

Понятие о числовом тождестве неприложимо к вещам: вещь может быть лишь "такая же" или "не такая же", но никогда - "та же" или "не та же". Напротив, о двух личностях, в сущности говоря, нельзя говорить, что они "сходны", а лишь - "тождественны" или "нетождественны". Для личностей, как личностей, возможно или нумерическое тождество их, или - никакого. Правда, говорят иногда о "сходстве личностей", но это - неточное словоупотребление, так как на самом-то деле при этом разумеется н е сходство личностей, а сходство тех или иных свойств их психофизических механизмов, т. е. речь идет о том, что, - хотя и в личности, - но - не личность. Личность же, разумеемая в смысле чистой личности, есть для каждого Я лишь идеал, - предел стремлений и самопостроения» (там же, с. 78-79).

В личности предполагается внутреннее единство духовной структуры и образа действий, мыслей, побуждений, психического склада, несмотря на все разнообразие, на всю противоречивость жизненных проявлений индивидуального характера. «...В реальной жизни личности, - пишет проф. С. Л. Рубинштейн, - все стороны ее психического облика, переходя друг в друга, образуют неразрывное единство.

Это единство общего психологического облика человека носит всегда более или менее ярко выраженный индивидуальный характер» (С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии, М., 1940, с. 517). Поэтому личность в отличие от вещи - не может быть рассматриваема как совокупность признаков. В понятии личности диалектически соприсутствуют идеальное представление об абсолютной целостности индивидуального существа и об эмпирических колебаниях, иногда даже как бы разрывах структурного единства личности. Реальное единство личности разнообразно и противоречиво. Но, понятно, лишь неточности бытового языка обязаны такие характеристики: «Каждый человек... не только не похож на других людей, но иногда он не похож на самого себя» (там же, с. 517). Свойства личности, ее направленность и тенденции - со всем их многообразием и во всех их противоречиях - не только динамически раскрываются в процессе становления и самоутверждения личности, но они потенциально уже заложены в структуре личности, как сюжетный стержень ее жизненной драмы. По словам С. Л. Рубинштейна, «В действительности личность и ее психические свойства одновременно и предпосылка и результат ее деятельности» (там же, с. 518).

2.

Со словом личность синонимически сближается интернациональное слово индивидуальность. Сверх значения свойства, соотносительного со значениями прилагательного индивидуальный или существительного индивидуум, в слове индивидуальность различаются более или менее отчетливо два основных значения:

1. Совокупность характерных, более или менее ярких, особенностей и свойств, отличающих один индивидуум от другого (напр.: Он человек совсем безличный, без всякой индивидуальности. Ярко выраженная индивидуальность).

2. Единичная личность, отдельное существо как обладатель, носитель своеобразных особенностей, свойств (напр. Защита человеческой индивидуальности) (Ушаков, 1, с. 1202).

Гораздо более далеки от слова личность значения слова индивидуум, которое в бытовой речи сближается с некоторыми значениями слов лицо и человек. Индивидуум - это 1) в биологии: самостоятельно существующая особь, отдельный животный организм или растение; 2) в общем языке: человек, рассматриваемый как самостоятельная особь, как отдельная единица среди других людей и 3) в разговорно-шутливом употреблении: субъект, некто («Ко мне подошел какой-то индивидуум в синих очках» и т. п.).

Акад. А. С. Лаппо-Данилевский так раскрывает это содержание термина индивидуальность: «Понятие об индивидуальности есть понятие о некоем единстве своеобразия, характеризуемом известною совокупностью признаков и, значит, не заменимым другим каким-либо комплексом в его значении. Понятие об индивидуальности характеризуется богатством своего содержания и ограниченностью своего объема; оно содержит множество представлений о разнообразных элементах конкретной действительности, объединяемых в одну совокупность, что отражается и в словоупотреблении: под индивидуальностью, в более частном значении слова, можно разуметь и личность, и событие, и социальную группу, и народ, в той мере, в какой они отличаются от других личностей, событий, социальных групп, народов и т. п.» 126.

Слово индивидуальность чаще всего связывается с выражением более высоких и более ярких качеств личности. «Всякий человек является личностью, сознательным субъектом, обладающим и известным самосознанием; но не у каждого человека те качества его, в силу которых он осознается нами как личность, представлены в равной мере, с той же яркостью и силой. В отношении некоторых людей именно это впечатление, что в данном человеке мы имеем дело с личностью в каком-то особенном, подчеркнутом смысле этого слова, господствует над всем остальным. Мы не смешаем этого впечатления даже с тем очень близким, казалось бы, к нему чувством, которое мы обычно выражаем, говоря о человеке, что он индивидуальность. "Индивидуальность" говорим мы о человеке ярком, т. е. выделяющемся известным своеобразием. Но когда мы специально подчеркиваем, что данный человек является личностью, это означает еще нечто большее и другое. Личностью в подчеркнутом, специфическом смысле этого слова является человек, у которого есть свои позиции, свое ярко выраженное сознательное отношение к жизни, мировоззрение, к которому он пришел в итоге большой сознательной работы. У личности есть свое лицо» (С. Л. Рубинштейн. Указ. соч., с. 566).

Учение о великой индивидуальности, или о гении, как известно, своеобразно развивалось и В. Гумбольдтом в статье «О задаче историка» 127.

Этот оттенок слова индивидуальность сложился в начале XIX в. не без влияния искусства западноевропейского романтизма, когда царил культ высших по натуре индивидуальностей. [Следует] напомнить учение Фихте об «идеальной индивидуальности или, как правильно называют это, об оригинальности» - die ideale Individualität order, wie es richtiger heißt, die Originalität Свободная деятельность нашего «я» проявляется [по Фихте] в каждом отдельном индивидууме, но в ему одному присущем и ни одному другому индивидууму не доступном виде; это и образует «индивидуальный характер высшего определения» личности (Ср.: А. С. Лаппо-Данилевский. Указ. соч., с. 192).

Ср. у Пушкина в повести «Барышня-крестьянка» - об уездных барышнях: «...но шутки поверхностного наблюдателя не могут уничтожить их существенных достоинств, из коих главное: особенность характера, самобытность, (individualité), без чего, по мнению Жан-Поля, не существует и человеческого величия».

3.

В древнерусском языке до XVII в. не было потребности в слове, которое соответствовало бы - хотя бы отдаленно - представлениям и понятиям о личности, индивидуальности, особи. Для обозначения единичной особи человеческого рода в древнерусском языке употреблялись слова человѣкъ (мн. человѣци) и людинъ (мн. людие - люди). Разница между человек и людин состояла в том, что человек было общим термином и обозначало разумное существо в противоположность животному. Между тем слово людин имело социальную окраску. Оно применялось к представителям низших и средних классов общества и противопоставлялось, с одной стороны, обозначениям знати (мужъ и т. п.) и, с другой стороны, служителей церкви128, клириков. Пережитки этого древнего значения людин могут быть обнаружены в сложном слове простолюдин (мн. простолюдины). Другой - народной формой того же слова является простолюдим (ср. нелюдим), употребительное в русском литературном языке XVIII - начала XIX в. Древнерусский эквивалент этого термина - простълюдинъ. Наряду с людинъ - люди, но гораздо реже, в древнерусском языке, преимущественно в памятниках церковного права, употреблялись формы люжанинъ,люжане, возникшие под влиянием слов на -анин (типа горожанин). В настоящее время из всех славянских языков только в украинском сохранился ансамбль форм - люди́на, лю́де - для обозначения человеческой особи независимо от пола, причем древняя социальная окраска этого слова стерлась, ограничения его употребления кругом низших и средних классов утрачены. В связи с этой потребностью расширенного употребления слова людинъ - люди ко всякому человеческому существу как мужского, так и женского пола находится изменение формы мужского рода людинъ в форму общего рода людина. Вообще же здесь произошло приспособление формы с единичным значением - людинъ, людина к форме со значением коллективности, собирательности людие - люди, форме, не связанной с различиями рода - пола. Таким образом, в истории этих слов отражается влияние категории коллективности, собирательности на категорию единичности, а не наоборот. Между тем, в понятии личности, индивидуальности признак единичной неповторяемости очень существенен. Это - лишнее подтверждение того факта, что понятие личности древнерусскому мировоззрению было чуждо. В большей части славянских языков, в том числе и в русском, произошло объединение слов и форм человек - люди. В старославянском языке соотносительно со словом человек употреблялось в коллективном значении слово чѧдь (*čędь). Слово чадь встречается и в древнерусских текстах, но почти исключительно в значении `компаньоны, окружающие, антураж' (Срезневский, 3, с. 1470). Известно, что в украинском языке слово чоловiк и теперь обозначает, с одной стороны, лицо мужского пола, в частности мужа, а с другой стороны, применяется в конструкциях с числительными для обозначения числа животных: шiсть чоловiка вовкiв (Гринченко, Сл. укр. яз., т. 4, с. 469)129. Можно думать, что отвлеченное значение слова человекъ - homo sapiens сложилось в русском языке не без влияния общелитературного старославянского языка. В дальнейшем развитии языка слово человек приобретает, с одной стороны, яркую социальную окраску, сужая свое значение и становясь обозначением крепостного, слуги и т. п. (ср. человек из ресторана и т. п.), а с другой стороны, подобно французскому personne, получает обобщенное местоименное значение.

КXV - XVI вв. в слове человек развивается отвлеченное значение, близкое к значению неопределенного или отрицательного местоимения. Любопытно сопоставить две редакции «Жития Александра Невского». Автор XIII столетия восклицает: «О горе тебѣ, бедный человѣче, како можеши написати кончину господина своего! Како не упадета ти зѣници вкупѣ со слезами? Како же не урвется сердце твое оть коренiя? Отца бо оставити человѣкъ можеть, а добра господина не мощно оставити; аще бы лзѣ - и въ гробь бы лѣлъ съ нимь» (ПСРЛ, V, 5).

Автор XVI в. пишет в таком отвлеченно-риторическом стиле: «Ужасно бѣвидѣти, яко въ толицѣ множествѣ народа не обрѣсти человека, не испустивша слезь, но вей со восклицанiемъ рыдающе глаголаху: увы намь, драгiй господине нашь!» (Степенная книга, 1, с. 372-373) (Милюков, 1, с. 172, примеч.).

Может показаться, что с понятием личности было связано или соприкасалось с ним слово лице. В древнерусском языке слово лице выражало более разнообразные значения. Чаще всего лице обозначало переднюю часть головы (ср. в «Поучении Владимира Мономаха»: «Како образи разноличнии въ человѣческыхъ лицихъ»), реже одну сторону этой части (ср.: «Аще тя кто ударить по лицю, обрати ему другое». - Пролог XV в., сент. 19), `перед вообще или наружную, переднюю сторону предмета' («...Обратися икона лицемъ на градь...». - Пск. 1 Летоп., 6677 г.), `образ, вид' («Не имѣше лица, ни лѣпоты, нъ лице его бечьстьно и охудѣло» (ε 〬 δος , speciem). Иппол. Антихр. 44); `личину, цвет, краску' («Масть, рекше лице» - Иоанн Екз.;«Вѣтви его бѣаху всѣми лици» - ποíκιλοι . Жит. Андр. Юр. XXIV, 91); `породу' («показу ютъ ему мраморы и каменiе оть различныхъ лицъ, и... глаголютъ, которымь лицамъ велить быти держава твоя гробу твоему». - Игн. Пут.), в судебном языке - `поличное' (в Русской Правде по Син. сп.: «Оже не будеть лица тьгда датi ему железо из нѣволѣ до полугривны золота»), в грамматической терминологии - форму глагола.

Реже слово лице соответствовало значениям латинск, региона, греч, προ 'οωπον . Ср. в «Пандектах Никона»: «Еи стыдящеся лиць сильныхъ» (29). Ср. личныи: Лицная часть наричаемыи нось» (Пал. XIV в.), «Красота личнаѧ(Сказ. Акир.); лицетворие - `προσωποποιíα '; лицетворите- олицетворять; лицедѣи - лицемер.

Вообще же слово лицо до XVII - начала XVIII в. не обозначало человека вообще, индивидуума, персонаж, так же как и не выражало до XIX в. значения: `индивидуальный облик, отличительные черты, совокупность индивидуальных признаков' (иметь, приобрести свое лицо).

Акад. А. И. Соболевский (Соболевский, Русск. заимствов. слова, с. 3), а за ним проф. И. И. Огиенко указали на то, что слово лице, сначала в древнерусском языке обозначавшее лишь физиономию, стало указывать на человека, личность, personaпод влиянием греческого слова προ 'οωπον . «Греческое же слово προ 'οωπον кроме главного значения - `физиономия', значило еще личность, persona. И вот, когда греческий язык стал влиять на язык русский, наше лицо приобрело еще и новое значение - личность» (Огиенко, с. 14). Не подлежит сомнению, что здесь и у Соболевского, и у Огиенко - неправомерный перенос современных смысловых оттенков слова личность на древнерусский язык.

Проф. М. Ф. Владимирский-Буданов писал: «В основе гражд. права лежит понятие лица (persona)... Понятие лица, как субъекта частного права, кажущееся ныне столь простым, есть продукт долговременных и сложных усилий истории. Первоначально, при смешении публичных и частных начал, лицами, владеющими на частном праве, были союзы общественные: семейный, родовой, общинный и государственный; лицо физическое еще не выделяется. В частности, в древнейшем русском праве отсутствие понятия о лице видно из отсутствия терминов, его выражающих; правда, в литературных и законодательных памятниках с древнейших времен встречаются переводные термины: лице - с греческ, πρóσωπον , и особа с латин. persona; но из них первый означает не лицо в нашем смысле, а напротив - отрицание достоинства лица, именно один из видов рабства: по хронографу Эйнама, морав Богута, состоявший на службе византийского императора, так говорил послам чешского короля Владислава II в 1164 г.: «servus domino bellum illaturus venis, non tamen servus,cui per vim imposita estservitus, sed servus voluntarius, ut vos, dicitis,«το λιξιον ». В русских памятниках (Догов. Олега с гр., ст. 9) лицом называется или раб-пленник («взвратять искупленное лице въ свою страну»), или вещь (Рус. Пр. Кар. 29: «свое ему лицемъ взяти»). Неясность понятия о лице физическом в древнейшем русском праве открывается вполне из явлений потока, изгойства и рабства, а также из древних форм семейного и вещного права... Вообще целый 1-ый - земский период (вопреки распространенному мнению) представляет эпоху не безграничного преобладания частного лица, а напротив, полного подавления его правами общественных союзов. Во 2-ом пер. - Московского государства лицо высвобождается (хотя и не вполне) из-под влияния союзов семейного, родового и общинного, но права его подавляются правами государства, в особенности в сфере вещного права и права наследования; напротив, в Литовском государстве замечается ранее весьма сильное и чрезмерное развитие прав частного лица насчет прав государства (благодаря влиянию права немецкого, а отчасти - римского), отчего все институты частного права здесь быстро развиваются и специализируются. В период империи - в общерусском праве, особенно со времен Екатерины II, постепенно указываются и определяются должные границы деятельности и власти лица по отношению к правам государства» 130.

Быть может, ближе всего к некоторым признакам того понятия, которое мы обозначаем словом личность, подводил с религиозно-философской точки зрения термин душа. Слово душа обозначало не только жизненное начало, основу личной жизнедеятельности, духовную сторону человека, но и духовные свойства отдельного человеческого существа, его нравственные качества, совесть, целостное выражение внутренней человеческой сущности, и далее - отдельное существо, в частности человека (Срезневский, 1, с. 749-750). Характерны такие примеры древнерусского употребления этого слова: «Душа оттрии частии есть, рекше силы имать: словесное, и яростное, и желанное» (Никиф. метроп. поел. Влад. Мономаха); «Аще убо бы существа Божия была душа, то всемъ бы одинака была; но се убо видимъ разньство, яко во иномь мудра, во иномь же естьбуя, въдруземъ же неразумѣва, а въдруземъ же размыслива, и нравомь обдержащися на злое клонится, иная же на благое, иная же правду хвалящи и добрыя нравы любящи» (Пал. XIV л. 28). Таким образом, душа - это религиознонравственная сущность отдельного человека, влитая в его тело.

К древнерусскому употреблению слова душа семантически примыкало иногда старославянское слово существо, которое обозначало и `бытие, существование', и `внутреннюю сущность чего-нибудь', и `индивидуальную природу, совокупность свойств', и `отдельное живое создание'. Например, в «Житии Андрея Юродивого»: «Что есть душевное существо?.. Мыслень духъ есть» (Срезневский, 3, с. 635). И все же общественному и художественному сознанию древнерусского книжного человека было чуждо представление о единичной конкретной личности, об индивидуальности самосознания, об отдельном человеческом « я», как носителе социальных и субъективных признаков и свойств. Соответствующих понятий и слов - вроде наших личность, индивидуальность, индивидуум, особь - древнерусский язык не знал. Поэтому-то, напр., в древнерусской литературе не было жанра автобиографии, повести о самом себе. Нашим же биографическим очеркам соответствовали так называемые «Жития». В житийном произведении, так же как и во всяком другом литературном, герой изображается не как живая конкретная личность, внутренне противоречивая и разнообразная, а как «представитель той или иной рекомендуемой добродетели», как воплощение того или иного отрицаемого цеха, как олицетворение религиозно-нравственной или социально-политической категории. Например, так как в «Житие Александра Невского» - это биография князя, вождя, то исключается описание детства, отрочества и юности, всего того, что определило духовный рост его личности до княжения. Лишь общими условными христианскими словесными красками, церковнославянизмами рисуются добродетели его родителей: «Сеи бѣ князь Александръ богомь рожень от отца милостилюбца и мужелюбца пакы же кроткаго князя великого Ярослава и матери святое Федосьи». Точно так же обобщенно-символические средства церковнославянского стиля используются в словесном портрете Александра. На изображении идеального князя было сосредоточено все внимание составителя сказания, и тут приемы его стиля достаточно разнообразны.

Но и тут отсутствие художественного интереса к живому конкретному образу, отсутствие идеи личности, индивидуального характера сказывается в том, что в «Житии Александра Невского», в сущности, нет его прямого портретного изображения, точного описания его внешности. Отсутствует и индивидуализированная характеристика внутреннего облика великого полководца. По своеобразному закону древнерусского искусства положительные типы непременно обладают красивой и величественной внешностью, отрицательные - наделены отталкивающей наружностью. Здесь намечаются ясные линии соответствия между литературным и живописным искусством: древнерусские иконописцы также создали строгий, основанный на шаблоне, иконописный кодекс, нарушение которого не допускалось. Вместо индивидуального образа прежде всего дается схема православного богатыря, героического князя-христианина. Но стиль портрета Александра Невского отличается некоторыми особенностями; портрет складывается из типических сравнений то абстрактного, то библейского, то исторического характера: «Възрастъ (т. е. рост) его паче (т. е. больше) инѣхъ человѣкъ, и глась его акы труба въ народтѣ, лице его аки лице Есифа, ижебѣ поставил его Егупетьскыи царь втораго царя въ Египтѣ сила бѣ его часть от силы Самсоня; даль бѣ ему богь премудрость Соломоню, и храбрьство же акы царя Римъскаго Еуспасьяна иже бѣ плѣнил всю Подъиюдеискую землю».

Таким образом, во внешнем облике Александра Невского выделяются рост, голос, лицо и сила, но они не вырисовываются, не характеризуются индивидуальными качествами или приметами. Они определяются лишь путем сопоставления их со средней нормой (рост больше, чем у других людей) или с традиционными высокими образами (голос с трубой, красота лица с красотой Иосифа, сила с силой библейского богатыря Самсона). Во внутреннем облике Александра выделяются мудрость и храбрость. Они также возводятся к мировым символам, воплощающим соответствующие свойства, - к образам Соломона и императора Веспасиана. По мнению акад. А. С. Орлова, в этой манере изображения Александра отразилось влияние и светской биографии его. В этом описании «чувствуется светская рука начитанного дружинника, использовавшего «Историю Иудейской войны» Иосифа Флавия, «Александрию», «Троянские деяния» из хроники Малалы и «Девгениево деяние», а возможно, и исторические книги Библии» (Орлов 1937, с. 168). Однако не надо преувеличивать дружинный колорита этом изображении.

Можно сопоставить этот стиль портрета со стилем изображения в более древнем памятнике - в «Сказании о житии Моисея» (Кушелев-Безбородко, Памятники старинной Русск. литературы. СПб., 1862, вып. 3, с. 42): «высочество его яко тисово, лице же его яко солнце Сiяющи, храбрьство же его яко силно» 131.

Легко заметить, что и тут никаких индивидуальных примет и красок нет. Вместе с тем этот стиль портрета, состоящий в подборе разнообразных чисто словесных метафор и сравнений, можно назвать книжно-романтическим - в отличие от господствующего в древнерусской литературе народно-поэтического классического стиля иконописного портрета, а также близкого к нему иконописного бытового стиля. Типическими примерами этого портрета могут быть такие летописные изображения древнерусских героев - князя Романа (Ипатьевск. Летоп. 6688-1180 г.): «Князь Романь бѣ возрастомъ высокъ, плечима великъ, лицемь красень и всею добродѣтелью украшень...»; Дмитрия Донского (по изображению Никоновской летописи 6889-1380): «бѣаше же самь крѣпокъ зѣло и мужественень, и тѣломь великъ и широкъ, и плечисть, и чревать велми, и тяжекъ собою зѣло, брадою же и власы чернь, взоромь же дивень зѣло». Словесные памятники той эпохи дают, за отдельными иск

полезные сервисы
новшество новшество
история слов

НОВШЕСТВО

С прилагательным новый связаны: областное и затем сельскохозяйственное слово новь236 (`целина, не паханная земля', а также `хлеб нового урожая, новые плоды'), получившее в русском литературном языке широкий метафорический смысл после романа Тургенева «Новь»; старинное и областное новина237 - синоним новь, а затем `суровая небеленная холстина' - слово, которое могло выражать и более отвлеченное значение - `новизна, новость' (ср. старина́); производное от него новинка - `товар нового сорта, новая вещь', а затем и `обновка, новость'; более позднее слово новость, сложившееся, однако, не позднее XVI-XVII вв., а во второй половине XVIII в. в столичной и дворянской речи подвергавшееся некоторому воздействию со стороны французского слова nouveauté и, наконец, отвлеченно-книжное новизна, появившееся не ранее XVII в. Во всяком случае, в «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова указаны лишь новость, новина и новшество (для передачи греческих νεóτης и καινοτομία и латинского novitas; с. 200). Однако уже в «Немецко-латинском и русском лексиконе» 1731 г. (Deutsch-Lateinisch und Russisches Lexicon) для перевода немецкого Neuerung и латинского novatio рекомендуются русские слова: новина, новость и новизна (с. 445).

Из всех имен существительных, связанных с прилагательным новый, резко выделяется и по своему морфологическому составу, и по стилистическим нюансам, и по оттенку предупреждающей оценки, подчеркнутого сравнения книжное слово новшество, которое зарегистрировано в «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова. Ср. тут же производный глагол новшествую - `новое что издаю'.

Книжное слово новшество, обозначающее новый обычай, нововведение, не помещено ни в одном толковом словаре русского литературного языка до словаря Даля включительно. На это слово обратил внимание акад. Я. К. Грот в своих «Дополнениях и заметках к Словарю Даля». Он привел его со ссылкой на историка С. М. Соловьева и истолковал так: «введение новизн» (Грот, Доп. к сл. Даля, с. 100). Слово новшество не могло появиться раньше XVI-XVII вв. На это указывает и морфологический состав его; в древнерусских памятниках отмечено лишь слово новьство (см. Соболевский, Материалы, с. 68). Слово новшество образовано от формы сравнительной степени новший (с суффиксом -ш-, ср. худший, высший, низший и т. п.), которая была признана за норму грамматикой Мелетия Смотрицкого (между прочим, и в московской переработке ее 1648 г.). К тому же периоду - XVII в. - ведет и идеологическое наполнение этого слова. При его посредстве выражался протест старообрядцев, консерваторов против реформ XVII в. как в области церковной, так и в общественно-бытовой и политической.

В академическом словаре1847 г. (2, с. 464) было указано слово новщик с таким объяснением его употребления: «1) Обл. Вводящий что-нибудь новое. 2) У раскольников: старающийся вводить что-либо новое в их обряды». Ср. у И. И. Лажечникова в романе «Последний новик» (ч. 3, гл. 5) в речи раскольника: «С басурманами, с содомитянами, новщиками должен я нередко вести беседу, служить им, угождать... и все это для того, чтобы возвратить на путь истины заблудшуюся овцу!» (Лажечников 1858, 2, с. 91-92). В части четвертой того же романа: «Предав анафеме новщиков, выгнали их из деревни». Слово новщик здесь объяснено в подстрочном примечании: «Вводящие перемену, новизну в расколе» (там же, ч. 4, с. 9). Несомненно, что между словами новщик и новшество есть смысловая связь. Но по своей стилистической природе эти слова очень различны. Новшество - слово искусственное, книжное. Его славянизированная структура очевидна.

Таким образом, слово новшество является новообразованием XVII в. Уже в самой словообразующей основе, восходящей к форме сравнительной степени новший, заключалось сопоставление новизны со старыми обычаями, как бы отталкивание от нововведений во имя старой догмы, во имя традиции. Мировоззрение и быт, на почве которых сложилось это слово, были побеждены петровской реформой. Поэтому и слово новшество с середины XVIII в. выходит за пределы общелитературной лексики. Оно сохраняется лишь в стилях раскольничьей старообрядческой литературы. Оно не помещено в словари Академии Российской.

Историческая наукаXIX в. в лице С. М. Соловьева возрождает и обновляет это слово, как характеристическое выражение среды и эпохи, как боевой клич раскола XVII века. Русская художественная литература подхватывает это выражение. Интересно, что прежде всего им воспользовались писатели, изображавшие раскольничий быт (как П. И. Мельников-Печерский) или вообще тяготевшие к стилям древнерусской письменности (как Н. С. Лесков). Так, у Мельникова-Печерского в романе «В лесах»: «В первые десятилетия существования раскола от Никоновых новшеств бегали не одни крестьяне и посадские люди, не одни простые монахи и сельские попы. Уходили и люди знатных родов...». У него же в романе «На горах»: «всяка премена во святоотеческом предании, всяко новшество, мало ль оно, велико ли - Богу противно...». Ср. у Н. С. Лескова в романе «На ножах»: «В среде слушателей нашлись несколько человек, которые на первый раз немножко смутились этим новшеством...».

Таким образом, слово новшество, возрожденное историками России, пополнило словарный состав русского языка во второй половине XIX века.

Опубликовано вместе с заметками о словах веяние и поветрие, злопыхательство, кисейная барышня, пароход и халатный, халатность в составе статьи «Из истории современной русской литературной лексики» (Изв. ОЛЯ АН СССР, 1950, т. 9, вып. 5). Этим заметкам в статье предшествует общее введение (см. комментарий к статье «Веяние и поветрие»). В архиве сохранилась рукопись на 5 листках. Здесь печатается по тексту публикации, сверенному и уточненному по рукописи, с внесением ряда необходимых поправок и дополнений. - В. Л.

236 В древнерусском языке слово новь обозначало также новую луну, новолуние.

237 В «Материалах» И. И. Срезневского (2, С. 457-461) находятся лишь новина (с примерами употребления из памятников XV-XVI вв.) и новь (с иллюстрациями из памятников XIV в.).

полезные сервисы
ружьё ружьё
история слов

РУЖЬЁ

Акад. А. И. Соболевский отметил, что слово ружьё образовалось из оружье вследствие отделения начального о (ср. ряб, рябина, рябчик при Галицк. орябок, ц.-слав. ерѧбь, польск. jarzębina и т. п.). Он же указал на то, что «еще у Кантемира и В. Майкова ружьё употребляется в значении `оружие вообще'; печатная Книга о ратном строении 1647 г. пользуется словом ружьё в том же значении; ср. в Московской грамоте 1676 г.: бердыши или иное какое ружье (Доп. к Акт. Ист. VII, 71) (Соболевский, Лекции, с. 93; ср. Преображенский, 2, с. 222).

Но словари Академии Российской (1789-1794 и 1806-1822) знают только современное значение слова ружьё: «Огнестрельное ручное орудие с длинным стволом и замком. Стрелять, палить из ружья» (сл. АР 1806-1822, ч. 5, с. 1090).

Как доказал В. К. Чичагов343, слово ружьё появилось в русской письменности в начале XVII в. в значении `оружие вообще'. Слово ружьё в XVII в. имело собирательное значение. Оно могло обозначать собрания любых видов оружия, начиная от пушек и кончая луками. Но чаще оно применялось по отношению к мелкому ручному оружию. Ср. в «Актах» хозяйства боярина Морозова (ч. 1, с. 141): «И что у них есть ружья, пищалей и бердышев, и рогатин, и топорков, и то б ружье имали все с собою» (1656 г.). По указанию В. К. Чичагова, в XVII в. между словом ружьё, обозначавшим оружие вообще, и словом оружие, известным в письменности издавна, существовало стилистическое различие: ружьё - в челобитных, приказной переписке, вообще в низких стилях письменности, в разговорной речи, оружие - в официальных документах и в печатных книгах. Изучая язык «Курантов», рукописных ведомостей конца XVII в., И. С. Хаустова отметила344, что во второй половине XVII в. сфера употребления слова ружьё в письменности расширяется. В «Курантах» наряду со словом ружьё употребляется и оружие (лл. 9 и 19).

В XVIII в. ружьё употребляется чаще всего уже в значении `огнестрельное оружие с длинным стволом' в связи с тем, что это оружие становится основным оружием солдата петровской эпохи, а многие из видов ружья XVII в. выходят из употребления.

Можно найти некоторые точки соприкосновения между с емантической историей слова ружьё и развитием значений немецкого Gewehr. Слово Gewehr, имеющее в современном языке значение `винтовка', первоначально обозначало всякое оружие защиты. Это старинное значение сохраняется вплоть до конца XVIII в. (например, в языке Лессинга, Шиллера).

Заметка ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись на 3 листках и более поздний машинописный текст без авторской правки. Печатается по рукописи. - И. У.

343 Чичагов В. К. О некоторых вопросах истории русского языка в связи с историей слова «ружье» // Уч. зап. МГУ, вып. 150. 1952. С. 294.

344 Хаустова И. С. Из истории лексики рукописных «Ведомостей» конца XVII в. // Уч. зап. ЛГУ, вып. 24, № 198. 1956. С. 73-74.

полезные сервисы
слой слой
история слов

СЛОЙ

Слово слой находит себе соответствия в чешском и польском языках: чешек. sloj слой; sluj - слой; пещера, нора; польск. słój - прожилки, «смолистая жила в дереве», свиль; słojowaty - слоеватый, жилистый. По-видимому, слово слой находится в ближайшем этимологическом родстве с глаголом лить (сълой; ср. пере-лой; съ-логъ при съ-лечь). По объяснению Преображенского, сълой == слияние (пластов); ср. лой - жировой пласт на брюшине (Преображенский, 2, с. 323), церк.-слав. сало (сл. 1867-1868, 2, с. 549).

В «Материалах» И. И. Срезневского слова слой (сълой) не находится. Но заключать отсюда, что оно было вовсе неизвестно древнерусскому литературному языку, нельзя. Можно лишь думать, что это слово как чисто народное попало в письменный язык довольно поздно, не ранее XVI - XVII вв.

В русском литературном языке XVII - XVIII вв. слово слой обозначало `протяженный ряд какого-нибудь вещества, лежащий на поверхности другого'; `масса, часть вещества, расположенная горизонтально и соприкасающаяся с поверхностью другой части'. Например, слой теста, слой чернозема, верхний слой воды, слой варенья в пироге. На почве этого значения, естественно, сформировалось и другое, более частное: `каждая из пластинок, составляющих некоторые тела, или части их'. Например, луковичные слои, верхний слой земной коры; слои горных пород (сл. АР 1806-1822, 5, с. 546; сл. 1867-1868, 4, с.313).

Эти два значения были тесно связаны одно с другим. Различие между ними с остояло в том, что первое охватывало разные виды вещества, в том числе и вещества в жидком и газообразном состоянии, второе - относилось преимущественно к плотной или твердой массе вещества, разделяющейся на пласты или пластины, и синонимически соприкасалось с словом пласт.

В словарях Академии Российской слово пласт определялось так: «1) Плоская, отделенная от чего-либо часть разнообразной окружности или вида. Снег валится с кровель пластами. Резать, сдирать с тюленей, моржей и белух тук пластами. Пласт сотов. 2) У рыбных промышленников на Волге так называется судак длиною в 8 вершков. Пут[ешествие] Гмел[ина]. 2.324» (сл. АР 1806-1822, 4, с. 1106355). Здесь механически слиты два омонима. Тут же отмечается выражение: «пласт пластом лежать... простонар. Лежать без движения, без чувства навзничь или ничком».

Оба слова сохраняли эти свои значения до середины XIX в.356, хотя их употребление и расширяется в метафорических переносных выражениях.

У Н. Г. Помяловского в рассказе «Махилов» (1855): «Опять глухое, невнятное жужжание охватывает все слои семинарской атмосферы». У П. А. Каратыгина в «Записках»: «кн. Гагарин, как птица высокого полета, гордо носился в высших слоях аристократической атмосферы» (Каратыгин, 1, с. 308).

В 50-60-х годах XIX в. эти понятия - слоя и пласта - применяются к социальной структуре общества. Тут можно видеть влияние естественных наук, аналогию с строением Земли (ср., впрочем, употребление франц. la couche); ср. couche intermediaire - `прослойка'; ср. историю значений нем. die Schicht.

У Н. И. Пирогова в «Дневнике старого врача»: «...к образов анию начали стремиться и низшие общественные слои, не имевшие возможности познакомиться с европейскими языками в детстве... И вот культурная часть нашего общества распалась на два слоя: верхний, обладавший всеми средствами к прочному образованию, но по своему рождению, положению, предрассудкам и т. п. не призванный к серьезному научному труду..; другой слой, нижний, почти целиком составился из пролетариата...» (Пирогов Н., 2, с. 154); «Где точка опоры? Вот вопрос; едва ли в одном нашем обществе, т. е. в некоторых его слоях» (там же, с. 68).

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась озаглавленная рукопись (5 ненумерованных листков) и машинопись без авторской правки. Сохранились также тринадцать выписок, сделанных, по-видимому, для автора из материалов разных словарных картотек и иллюстрирующих употребление слова слой в памятниках XI - XVIII вв. Это следующие выписки:

«аще ли ражжетьс ѧбжествною любовию душа. и проходить сердце, и мождѧныя слоя распалить. и прилѣпитьс ѧбѣ . ражьжениемъ любве тоу злыи ъ ничто же оуспѣеть на человѣка того» (Палея 1406 г., л. 46 а).

«Имѣ я на себѣ нѣкия сло́и бѣлы» (Травник (Лечебник), перевод немчина Николая Любчанина 1534 г. Рукопись Уварова № 2192 (Царск. № 615), XVII в.).

«И как доидут до руды и тои де руды бывает вь яме слоем толшиною в полсажени и в сажен и болши и скроз де тот слои проходят въ нем вдол сереткою сажон по пяти и по десяти и по пятнатцати и по дватцати в стороны» (Арх. Гамеля. Собрание Гамеля 1598 - хранится в ЛОИИ).

«Сняша первый слой земли» (Житие Адриана Пошехонского XVI в. Рукопись к. XVII в. Ундольского № 1308. Вариант по рукописи XVIII в. Тихонравова № 281).

« Слои, аки ни́ ти златы» (Тр. Л. 654, XVII в.).

«(я) нашолъ жилу, или слой, которое мнѣ кажется полно доброго злата быти» (Учение и хитрость ратного строения пехотных людей. М. 1647 г.).

«И положить тои сочень на сковороду, и начинка была бы готова; слои налити яблокъ, да предсыпать подъ яблокомъ шафраномъ» (Мудрецы. Повесть бывшего посольства в португальской земли, история о португальском и бранденбургском мудрецах. В. В. Сиповский. Русские повести XVII - XVIII вв. I. СПб., 1905, с. 268-284. XVII в. сп. XVIII в.).

«...во древесахъ суть аки бы продолговатые жилки (или слоики) которыми частицы спаяны суть, и тѣмало густы или часты а въ каменехъ частицы аки зерна или порохъ малъ, безъ всякаго въ долгие сломки простертия» (География генеральная небесный и земноводный круги купно с их свойствы и действы в трех книгах описующая. Переведена с латинска языка на росийский [Ф. Поликарповым]. М., 1718 г.).

«Надлежитъ землю [вала] сваями бить, чтобъ она на 4 или на 5 дюймов ос ѣла... послѣди же надлежитъ травы насѣять на верхъ каждого слоя, чтобъ земля съ кореньями смѣшалася» (Вобан. Укр. гор. Истинный способ укрепления городов, изданный от славного инженера Вобана. СПб., 1724).

«Предъявимъ читателю различия земли на гладкомъ и чистомъ полѣ; как оная по слоямъ лежитъ, и власно какъ бы одну отъ другой раздѣляющия стѣны и жилы имѣеть... Верьхняя земля... есть самая черная и лучшая... и бываетъ на семь или восемь... футовъ глубины. За нею слѣдуетъ бѣлая земля... Третий, слой бываетъ... песокъ» (Флоринова экономия. С нем. на рос. яз. сокращенно переведена С. Волчковым. СПб., 1738г.).

«Земля для вишенъ потребна хорошая... И потому ежели у васъ... оной нѣтъ: то посмотрите не можно ли вамъ съ какова нибудь двора снять самой верьхней слой земли: ибо таковая бываетъ иногда... для посадки деревъ наиспособнѣ йшею» (Болотов. Сельский житель, экономическое в пользу деревенских жителей служащее издание. Ч. 1-2. М., 1778 г.).

«Многие изобильные слои рудъ, содержащие золото, мѣдь и желѣзо... составляютъ богатство сего [Пермскаго] Нам(ѣстничества)...» (Плещеев. Обозрение Российския империи в нынешнем ее новоустроенном состоянии, учиненное Сергеем Плещеевым. СПб., 1787 г.).

«Растворись, сокровенное земное богатство,

Покажи нам сие желанное место,

Укажи, где слой и рудные жилы.

Принеси сокровище скрытое на свет»

(Богданова Н. Г. Стихи XVIII века о рудокопном деле // Труды Ком. по древнерусск. литературе АН СССР, Л., 1932, 2, с. 237-246).- Е. X.

355 Ср. в «Материалах» Срезневского: «Пласт - тонкий слой. - Яко кто претергнеть пластъ изгре-бии (στρέμμα στυππίου), globum stuppae; др. сп. соскание). Суд. XVI. 9. по списку XIV в. - Ср.: литовск. ploksztas, нем. flach - плоский», 2, с. 954.

356 В слове пласт основное значение 'плотный слой чего-нибудь' осложнялось в разных специальных дисциплинах некоторыми смысловыми оттенками, например, в геологии: 'горизонтальная масса, слой осадочной породы' (мощность пласта); в сельскохозяйственных науках: 'полоса почвы, поднимаемая при вспашке плугом'. Но все это - ответвления одного прямого значения, приспособленные к задачам и терминологии отдельных дисциплин.

полезные сервисы
новодевичий монастырь новодевичий монастырь
энциклопедический словарь

Новоде́вичий монасты́рь - московский женский. Основан в 1524 великим князем Василием III. В 1598 в Новодевичьем монастыре «призван на царство» Борис Годунов. Был местом заключения опальных - царевны Софьи Алексеевны (конец XVII - начало XVIII вв.) и др. В середине XVII в. в Новодевичий монастырь перевели монахинь из украинских и белорусских монастырей, в 1721 поместили стариц, обратившихся из раскола. В конце XIX в. в Новодевичьем монастыре действовал приют-училище для сирот «неблагородного звания». В 1922 монастырь упразднён, на его территории создан музей (с 1934 филиал Государственного Исторического музея). На территории Новодевичьего монастыря - управление Крутицкой и Коломенской епархии. В начале 1994 на части территории восстановлен женский монастырь. Архитектурный ансамбль: крепостные стены (конец XVII в.), Смоленский собор (1524-25; росписи XVI-XVII вв., резной иконостас XVII в.), трапезная (1685-87), колокольня (1689-90), жилые, хозяйственные и церковные постройки XVII в.

Новодевичий монастырь в Москве. План.Новодевичий монастырь.

* * *

НОВОДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ - НОВОДЕ́ВИЧИЙ МОНАСТЫ́РЬ, московский женский, основан в 1524 великим князем Василием III (см. ВАСИЛИЙ III Иванович). Был местом заключения опальных - царевны Софьи Алексеевны (см. СОФЬЯ Алексеевна) (кон. 17 - нач. 18 вв.) и др.

Архитектурный ансамбль: крепостные стены (кон. 17 в.), Смоленский собор (1524-1525; росписи 16-17 вв., резной иконостас 17 в.), трапезная (1685-87), колокольня (1689-90), жилые, хозяйственные и церковные постройки 17 в. После Октябрьской революции упразднен. С 1922 музей (с 1934 филиал Государственного Исторического музея). На территории Новодевичьего монастыря расположена резиденция Митрополита Крутицкого и Коломенского, патриаршего наместника Московской епархии.

полезные сервисы
рябушкин, андрей петрович рябушкин, андрей петрович
иллюстрированный энциклопедический словарь

А.П. Рябушкин. Свадебный поезд в Москве (XVII столетие). 1901. Третьяковская галерея.

А.П. Рябушкин. "Свадебный поезд в Москве (XVII столетие)". 1901. Третьяковская галерея.

РЯБУШКИН Андрей Петрович (1861 - 1904), российский живописец. Красочные жанровые и жанрово-исторические картины, воссоздающие быт Москвы 17 в. ("Едут", 1901).

А.П. Рябушкин. Русские женщины XVII столетия в церкви.

А.П. Рябушкин. "Русские женщины XVII столетия в церкви".

полезные сервисы
если если
история слов

ЕСЛИ

Сближение с другими языками, их воздействие ускоряло и обостряло те тенденции развития, которые обозначились еще раньше в самом русском языке. Как в области лексики, так и грамматики под влиянием иностранных языков быстро распространяется и укрепляется целый ряд выражений и конструкций, зародыши которых самостоятельно возникли в русской языковой системе и которые вполне соответствовали семантическому строю русского языка. Например, известно, что в русском языке уже в XV - XVI вв. наметилась тенденция к превращению формы есть и есть ли в условный союз (см. Соболевский, Лекции, с. 268).

Правда, в памятниках XV в. такие случаи употребления формы есть и есть ли в значении, близком к условному союзу, исключительны, редки. Даже в XVI - первой половине XVII в. лишь отдельные и притом немногие авторы знают этот союз (напр., Пересветов, Курбский, Толочанов - в 50-х годах XVII столетия). «Полной выразительности союз достигал именно в объединении с частицей ли, которая и сама могла иногда (в древнейших памятниках русского языка) выступать в качестве подчинительного союза условных предложений»65. Однако и примеров употребления ес(ть)ли до конца XVII в. в письменности очень немного.

В концеXVII в. союз если начинает проникать и в деловой язык приказов, но крайне медленно. Лишь в самом конце XVII в. - в первое десятилетие XVIII в. союз если достигает широкого распространения в официально-деловом стиле и в то же время усваивается более широкими массами городского населения. Впрочем, в правительственном языке, в деловом языке правящих верхов общества употребление если ограничивается распространением в начале XVIII в. условного союза ежели.

Наблюдения над стилем авторов, которые раньше всех начали свободно пользоваться союзом если, более раннее и более широкое распространение союза если в украинском языке, где он в XVI в. проник уже в высокий церковнославянский стиль, последовательное употребление этого союза в переводах с польского - все это говорит за то, что зревшие в самом русском языке тенденции к превращению формы есть ли (употребительной в вопросительных и разделительных предложениях) в условный союз получили сильный толчок, остро возбуждающее воздействие со стороны украинского и польского языков. В польском языке союз jeśli (первоначально в форме jestli) получает распространение в письменности к середине XV в.66 «Итак, можно предполагать, что возникший на русской почве из глагола союз есть или (иногда) есть ли не получил всеобщего признания и не вошел в широкое употребление в письменности до тех пор, пока не получил поддержки со стороны как литературных памятников на украинском и польском языках, так и со стороны живых представителей этих языков, причем утвердился он первоначально в языке знати... В язык широких масс городского населения он попадает уже в XVIII в. ...»67.

Заметка ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись (3 пожелтевших от времени листка), по которой и печатается настоящий текст.

Замечания о союзе если находим также в двух ранее опубликованных работах В. В. Виноградова: «Основные проблемы изучения образования и развития древнерусского литературного языка» (Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 125; см. статью «Аще» в III ч. настоящего издания).

«В XVI и особенно в XVII в. происходит развитие и закрепление новых форм синтаксической связи (например, с союзом если, распространение возникших с конца XV в. союзов типа потому что, оттого что и т. п.)» (Вопросы образования русского национального литературного языка // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 189). - Е.X.

65 Лавров Б. В. Условные и уступительные предложения в древнерусском языке. М.; Л., 1941. С. 68.

66 Safarewiczowa H. O pochodzeniu i użyciu wyrazów ježeli, jeśli w jzyku polskim, Wilno, 1937.

67 Лавров Б. В. Указ. соч., с. 71.

полезные сервисы
токио токио
энциклопедический словарь

То́кио - столица Японии, на юго-востоке острова Хонсю, на равнине Канто, у Токийского залива. 11,8 млн. жителей (1995). Население так называемого столичного района (Сютокен), в состав которого входят города и населённые пункты 4 префектур, свыше 28 млн. человек (1992). Один из крупнейших городов мира, главный финансово-промышленный центр страны (даёт около 1/5 её национального дохода). Машиностроение, лёгкая, текстильная, полиграфическая, химическая, пищевая и другая промышленность. Международные аэропорты Ханеда и Нарита. Морской порт (грузооборот около 70 млн. т в год). Метрополитен. Токио - важнейший культурный центр. Университеты, Японская АН, Японская академия искусств. Театры. Свыше 30 музеев (в том числе Галерея Тенри, Музей искусства Бриджстон, Национальный музей современного искусства, Токийский национальный музей, Токийский метрополитен-музей искусств). Основание Токио (первоначальное название Эдо) относится к середине XV в. При сёгунах Токугава (1603-1867) Эдо был их резиденцией. В 1869 в Эдо была перенесена из Киото резиденция императора, город был переименован в Токио («восточная столица») и стал столицей Японии. Многочисленные памятники: императорский дворец (до 1869 замок Эдо, XV и XVII вв.; дворцовый комплекс, около 1600, перестроен в конце XIX - начале XX вв.; новый императорский дворец, 1960), пейзажный парк Рикугиен (конца XVII - начала XVIII вв.), парк Уэно с деревянной колокольней XVII в., синтоистские храмы Тосёгу (в современном виде восходит к XVII в.) и Мэйдзи (конца XIX в.), святилище Ясукуни (1919), буддийский храм Каннон (в современном виде восходит к XVII в., восстановлен в середине XX в.). Игры XVIII Олимпиады (1964). Олимпийский спортивный комплекс Йойоги (1960-е гг., архитектор Тангэ).

* * *

ТОКИО - ТО́КИО (Tokyo), столица Японии (см. ЯПОНИЯ), на юго-востоке острова Хонсю (см. ХОНСЮ), на равнине Канто (см. КАНТО), в месте впадения рек Эдогава, Аракава, Сумида, Тама в Токийский залив (см. ТОКИЙСКИЙ ЗАЛИВ).

Один из крупнейших по численности населения и быстро растущих городов мира. Население собственно Токио - 8,3 млн человек (2004). Средняя плотность населения - 800-1000 человек на 1 км2.

Столичная префектура Токио (Токио-то), или Большой Токио, состоит из 23 административных районов, 26 отдельных городов, 7 поселков и 8 деревень, острова Идзу и Огасавара. Площадь префектуры - 2156,8 км2, население - 12,3 млн. человек (2004).

Столичная префектура и прилегающие к ней префектуры Канагава, Тиба, Сайтама и др. образуют так называемую Токийскую агломерацию, или Столичный район (Сютокэн). Население столичного района св. 28 млн. человек (1992).

Климат субтропический, муссонный. Самый холодный месяц - январь (средняя температура +3,1 °C), самый жаркий - август (средняя температура +25,6 °C). Осадков в среднем 1343 мм в год; 2 дождевых сезона (июнь-июль и сентябрь-октябрь), во время которых часты тайфуны (см. ТАЙФУН). Подвержен землетрясениям (самое разрушительное в 20 в.-1923).

Экономика

Токио - главный финансовый и промышленный центр Японии, входит в число крупнейших финансовых центров мира. Товарная и фондовая биржи. По объему финансовых операций Токийская фондовая биржа сопоставима с фондовыми биржами Нью-Йорка и Лондона. В Токио концентрируется деятельность крупнейших финансово-промышленных монополистических групп (Мицубиси (см. МИЦУБИСИ), Сумитомо (см. СУМИТОМО), Мицуи (см. МИЦУИ) и др.), крупнейших банков (Банк Японии (см. БАНК ЯПОНИИ), Банк развития и др.), представительств иностранных корпораций.

Основной транспортный узел Японии. Международные аэропорты Ханеда и Нарита. Морской порт (грузооборот ок. 70 млн. т в год). Индустриально-транспортное ядро Японии - через находящиеся близ Токио порты (Йокохама (см. ЙОКОХАМА), Кавасаки (см. КАВАСАКИ (город)), Йокосука (см. ЙОКОСУКА), Тиба (см. ТИБА)) проходит почти половина ее внешнеторгового оборота. Скоростные автотрассы, железные и монорельсовые дороги. Метрополитен.

Токио (столичная префектура) - один из крупнейших в Японии индустриальных районов. До 1960-х гг. - средоточие большого числа предприятий обрабатывающей промышленности. В настоящее время многие крупные предприятия вынесены за городскую черту. Преимущественно наукоемкие и высокотехнологичные производства. Машиностроение, точное машиностроение, приборостроение. Электротехническое, электронное и оптико-механическое производство. Авто- и авиастроение, судостроение и др. Нефтеперерабатывающая, нефтехимическая, химическая, полиграфическая, текстильная, швейная, кожная, керамическая, мебельная, пищевая промышленность. Производство стройматериалов, ювелирных изделий, сувениров и др.

Культура

Крупнейший научный и культурный центр Японии. Свыше 100 государственных, муниципальных и частных высших учебных заведений, в т. ч. старейшие государственные университеты: Токийский университет (см. ТОКИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ) (с 1869), Токийский муниципальный университет; крупнейшие частные университеты: Васэда (с 1882), Кэйо (с 1867), Рикке или Университет Св. Павла (с 1883), Хосэй, Нихон, Мэйдзи, Хитоцубаси и др. Японская академия наук, Японская академия искусств, научно-исследовательские институты, лаборатории и центры при университетах, министерствах и ведомствах, в т. ч. Национальная аэрокосмическая лаборатория, Национальный онкологический центр, Национальный исследовательский центр защиты от стихийных бедствий и др. Национальная парламентская библиотека, библиотеки университетов и др.

Национальный театр Японии, труппы «кабуки», «но», «бунраку» и др. Более 400 картинных галерей, несколько десятков музеев. Один из крупнейших - Токийский национальный музей (с 1871), являющийся важным научным центром, - 85 тыс. произведений живописи, скульптуры, прикладного искусства. Токийский национальный музей науки в парке Уэно (естественнонаучные коллекции - ок. 500 тыс. экспонатов), музей истории Эдо-Токио (с 1993), национальный музей современного искусства (с 1952), музей японского народного искусства (с 1936). Галерея Тенри, музей искусства Бриджстоун, музей бумажного змея (свыше 4 тыс. экспонатов), Токийский метрополитен-музей, музей Идемицу (коллекция живописи и каллиграфии), музей Ота (экспозиция японской гравюры укие-э (см. УКИЕ-Э)), музей при университете Васэда, музей восковых фигур и др. музеи. Зоопарк (с 1882). Аквариумы.

Исторический очерк

Первые поселения на территории современного Токио существовали еще в период дземон (см. ДЗЕМОН). Долгое время в этом стратегически важном, но заболоченном месте - дельте нескольких рек - существовали лишь небольшие рыбацкие поселения и военные лагеря беспрерывно ведущих междоусобные войны феодалов. В 1457 феодал Ота Докан, губернатор района Канто (см. КАНТО), построил здесь замок Эдо (дословно - «вход в залив»), вокруг которого постепенно появились поселения ремесленников и торговцев. Однако уже к концу 15 в. феодальные распри привели Эдо в упадок, длившийся целое столетие.

В 1590 замком завладел другой губернатор района Канто Иэясу Токугава (см. ТОКУГАВА Иэясу), превратив его в 1603 в резиденцию сегунов (см. СЕГУН) Токугава (см. ТОКУГАВА (династия)) (официальной столицей Японии до 1868 считался Киото (см. КИОТО) - резиденция императоров). По приказу сегуна на месте старого замка был возведен новый, более обширный. Замок окружали невысокие, но массивные стены и широкий ров, заполненный водой.

Иэясу переселил в Эдо 80 тыс. своих вассалов-самураев (см. САМУРАИ), а примерно 260 местным феодалам приказал построить и содержать здесь дорогостоящие особняки. Были срыты холмы, засыпаны болота и мелководные участки залива. По правилам китайского градостроительного искусства, которых придерживались при постройке города, к северу непременно должна быть гора, к югу - обширное пространство воды, к востоку - река, к западу - большая дорога. Гора Фудзи (см. ФУДЗИЯМА) расположена к западу от Токийского залива, поэтому придворные архитекторы вынуждены были отступить от китайской традиции и переориентировать план города. Чтобы дворец сегуна оказался в центре, потребовалось 40 лет отвоевывать полосу земли у моря, срыв холм Канда.

Эдо быстро рос, и уже в 18 в. стал одним из крупнейших городов мира - 1,368 млн. жителей в 1787 (для сравнения: в 1801 численность жителей Лондона составляла 860 тыс., Москвы и Вены - 250 тыс., Берлина - 170 тыс.).

С падением сегуната Токугава в период реставрации Мэйдзи (см. МЭЙДЗИ ИСИН) в Эдо в 1869 переселился император Мэйдзи (см. МЭЙДЗИ) (Муцухито). Тогда же Эдо был переименован в Токио («Восточная столица»), став столицей Японии.

С окончанием 200-летней изоляции Японии (см. ИЗОЛЯЦИЯ ЯПОНИИ) от внешнего мира начался новый этап развития города. Во второй половине 19 в. развивалась шелковая, лаковая, фаянсовая и эмалевая промышленность, с конца 19 в. - машиностроение и судостроение.

С 1600 по 1 сентября 1923 Токио пережил 200 пожаров и пять землетрясений. Сильнейшим землетрясением 1923 и последовавшим за ним пожаром было уничтожено две трети города, погибло более 142 тыс. человек. Во Вторую мировую войну (см. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА) в 1944-45 гг. американской авиацией в Токио было разрушено 125 тыс. зданий, население города сократилось с 6,75 млн. до 3 млн. человек.

В Токио состоялись Игры XVIII Олимпиады (1964) (см. ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ (летние)).

Архитектура, планировка, достопримечательности

До эпохи Мэйдзи Эдо был разделен на две основные части - Яманотэ (холмистая местность вокруг сегунского дворца, где проживали князья - дайме (см. ДАЙМЕ) и самураи) и Ситамати (более низменная и потому менее комфортная зона обитания купцов и ремесленников).

Исторический центр города - район Нихонбаси. Здесь, в окружении парков Хигаси и Китаномару, находится императорский дворец Коке (до 1869 - замок Эдо, 1456, неоднократно перестраивался: в 16, 19 и 20 вв.), бывшая резиденция сегунов Токугава. Ансамбль императорского дворца с мощными крепостными стенами и широкими рвами - один из немногих уцелевших памятников периода раннего Эдо. Некогда замок окружала стена с 20 воротами, 11 охранными башнями и 15 казармами. В пределах внутренней крепости - главная башня (51 м), самая высокая замковая башня в Японии. Значительную часть дворцовых сооружений в 1873 уничтожил пожар, но основные постройки позже были восстановлены. В 1945 дворец пострадал от налетов американской авиации. К 1968 он был частично восстановлен, реставрационные работы закончены в середине 1990-х гг. Площадь дворцового комплекса - 1,15 км2. Мост Нихонбаси («Мост Японии»; 1603, в 1911 заменен каменным аналогом) - на протяжении нескольких веков символический центр страны, именно отсюда вели отсчет протяженности дорог в провинцию.

Современный Токио имеет традиционную прямоугольную планировку городских кварталов, принятую в Японии издревле. Однако месторасположение отдельных городских кварталов относительно друг друга не подчиняется строгой прямоугольной проекции. Так что раньше неприятелю было крайне сложно найти дорогу к дворцу сегуна (а с 1869 - императора). И сейчас практически все улицы Токио не имеют названий. Каждый конкретный адрес - это название городского квартала плюс цифровое обозначение здания, которое присваивается ему исходя из очередности постройки, но никак не нахождения относительно других зданий в уличном ряду.

Название есть только у главной торговой улицы Токио - Гинза («Серебряная»), протянувшейся на 1,5 км там, где в еще 17 в. плескались воды Токийского залива. В начале 1970-х гг. здесь был возведен подземный город с множеством магазинов, кафе, кинозалов, ресторанов. В 1960-70-е гг. возникли новые городские «субцентры» Сибуя, Синдзюку, Икебукуро, Тама и др. Были осуществлены проекты осушения и дальнейшего освоения акватории Токийского залива (архитекторы К. Тангэ, К. Кукутакэ).

В квартале Янака сохранились древние храмы, ремесленные мастерские, жилые дома в традиционном японском стиле. В деловом районе Маруноути - головные офисы крупнейших корпораций и банков. В Касумигасэки сосредоточено большинство японских министерств и находится здание Парламента (1915-36 гг., архитектор Т. Охама). Симбаси известен тем, что отсюда брала начало 28-километровая колея первой в Японии железной дороги, соединившей в 1872 Токио с Иокогамой. В Акасака - дворец Тогу (1974), резиденция наследного принца и принцессы. К Акасака примыкает дипломатический квартал Роппонги. Асакуса сформировался в период Эдо (1600-1868 гг.), как торговый и увеселительный центр японской столицы.

Дворец Акасака (1906-09 гг., архитектор О. Катаяма) - любопытный образец подражания западной архитектуре, весьма популярной в Японии в период Мэйдзи. Метрополитен Фестивал Холл в парке Уэно (1960-61 гг., архитектор К. Маекава), собор Св. Марии (1964, архитектор К. Тангэ). Олимпийский спортивный комплекс Йойоги (1963-64 гг., архитектор К. Тангэ). Токийская телебашня («Токио тава», 1958, высота 333 м). Первый в Японии крытый бейсбольный стадион (1988, 56 тыс. зрителей). Комплекс ультрасовременных небоскребов «Три Башни» на острове Харуми. В деловом центре - сейсмоустойчивые небоскребы высотой в 50 этажей и выше. Здание мэрии (Токио-но То; 1991, архитектор К. Тангэ) высотой 243 м - самое высокое здание в Токио. Комплекс Токио Опера-Cити (1996, 54 этажа), футуристическое здание Фудзи ТВ (1997, архитектор К. Тангэ, высота 125 м). В спорткомплексе под медной крышей Кокугикане (1985) проводятся турниры по борьбе сумо.

На территориях новых искусственных островов близ побережья ведется интенсивное городское строительство.

Храмы

В Токио насчитывается 1750 синтоистских и 2953 буддийских храмов.

Самый древний синтоистский храм в Токио Сенсодзи (более известен как Асакуса Каннон) посвящен богине милосердия Каннон (см. КАННОН) (высота 5 см). Статую, по преданию, в 628 братья-рыбаки нашли в реке Сумида. В честь богини был возведен небольшой храм (около 645), который позже многократно перестраивался. Территория вокруг храма расширялась за счет поздних построек, образуя единый храмовый комплекс из несколько десятков строений. Главное здание храма (1958) - точная копия постройки 1651 с великолепным резным алтарем Гокудзи. Уникальная библиотека древних манускриптов.

Синтоистский храм Канда Медзин (8 в.) приобрел всеяпонскую известность благодаря храмовому празднику Канда мацури с многотысячными парадами со священными паланкинами и колесницами.

Храм Уэно Тосегу (1627, перестроен в 1651, посвящен памяти сегуна Иэясу Токугавы) - великолепный образец архитектурного стиля гонгэн, считается национальным сокровищем. К нему ведет аллея из 250 каменных светильников. Главные ворота Карамон украшены изображениями китайских драконов (17 в., скульптор - Дз. Хидари). Стены храма и потолки расписаны выдающимися мастерами средневековья под руководством Т. Кано.

Храм Сенгакудзи известен тем, что именно здесь 14 декабря 1702 совершили ритуальное самоубийство 47 самураев.

Храм Мэйдзи (Мэйдзи-дзингу; 1920), посвящен памяти императора Мэйдзи (см. МЭЙДЗИ) (Муцухито). На его территорию ведут самые большие в Японии храмовые ворота - тории. Сад ирисов (более 80 сортов), пруд с водяными лилиями и чайный домик.

Православный собор Воскресения Христа (1891, архитектор- А. Шурупов). Японцы называют его «Никорай-до», отдавая дань памяти русского проповедника Николая (в миру - Иван Касаткин), прибывшего в Японию в 1861 и посвятившего себя созданию в Японии православной общины.

Парки, скверы

В Токио более 3,6 тыс. парков и скверов, однако их площадь составляет всего около 5 тыс. га (6 м2 на 1 жителя).

Парк Сиба известен своими многочисленными храмами и религиозными сооружениями. Известный буддийский храм Дзодзедзи (1393) является усыпальницей 6 сегунов Токугава. Здание храма сильно пострадало в годы Второй мировой войны, но было восстановлено в 1974. В парке Уэно - храмы Канэйдзи (1625), посвященный богине милосердия Каннон, Бэнтэндо дзиндзя, Канэйдзи Хондо, зоопарк, музеи и др.

Самый большой в Токио парк - Йойоги. Большой популярностью пользуются парки Китано-мару, Хибия (здесь проводят выставки хризантем), пейзажный парк Рикушен (кон. 17 - нач. 18 вв.). Самый древний пейзажный сад в Токио - Кораку (около 7 га), заложен около 1630 в стиле эпохи китайской династии Мин. В Кораку известный храм Конфуция (Токудзин-до). Парк Синдзюку (1650, 58 га) интересен гармоничным сочетанием японской и китайской ландшафтной традиций.

Летняя императорская резиденция Хамарикю расположена в центре заложенного сегуном Токугава парка (ок. 1650). Парк представляет собой типичный ландшафтный сад времен Эдо - с широкими зелеными лужайками и прудами. Три длинных мостика, увитых глициниями, ведут на искусственный остров Накадзима, где находится изящная императорская вилла.

В 12 км от Токио - токийский Диснейленд (1983, около 48 га).

полезные сервисы
россия россия
энциклопедический словарь

РОССИ́Я -и; ж. Государство, расположенное в Европе и Азии; страна в которой большинство населения составляют русские. ● Название возникло в конце 15 в. и до начала 18 в. употреблялось наряду с названиями Русь, Русская земля, Московское государство, Русское государство, Российское царство; с 1721 по 1917 гг. - Российская империя; с 1917 по 1991 гг. - Российская Советская Социалистическая Республика (за рубежом Россией называли всю территорию СССР); с 1991 по настоящее время - Россия или Российская Федерация.

* * *

Россия - I

Росси́я

(Российская Федерация), государство в восточной части Европы и в Северной части Азии. 17075,4 тыс. км2. Население 146,3 млн. человек. (1999), городское 73,1%. Русские составляют 81,5% (1989, перепись); проживает свыше 100 народов. Большинство верующих - христиане, главным образом православные, остальные - мусульмане, иудаисты, буддисты и др. В России 1091 город, 1922 поселка городского типа (на 1 января 1999). Столица - Москва.

Россия - демократическое федеративное государство с республиканской формой правления. Действующая конституция России одобрена на всенародном референдуме 12 декабря 1993. В составе Российской Федерации - субъекты Федерации: республики (21), края (6), области (49), города федерального значения Москва и Санкт-Петербург, автономная область и автономные округа (10). Официальный (государственный) язык на всей территория Российской Федерации - русский. Народам Российской Федерации гарантируется право на сохранение родного языка. Глава государства - президент Российской Федерации, избираемый российскими гражданами на 4 года на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Президент является также Верховным Главнокомандующим Вооруженными силами Российской Федерации. Представительный и законодательный орган Российской Федерации (её парламент) - Федеральное собрание, состоит из двух палат: Государственная дума и Совет Федерации. Исполнительную власть осуществляет Правительство Российской Федерации во главе с председателем, назначаемым президентом с согласия Государственной думы.

Большей частью Европейская территория России расположена в пределах Восточно-Европейской равнины. На юге - Северные склоны Кавказа, на северо-западе - горы Хибины. К востоку от Урала - Западно-Сибирская равнина, окаймлённая на юге горами Южной Сибири (Алтай, Саяны, горы Прибайкалья, Забайкалья и др.). Между Енисеем и Леной расположено Среднесибирское плоскогорье, между Леной и Тихим океаном - хребты и нагорья Северо-Восточной Азии. Климат изменяется от морского на крайнем северо-западе до резко континентального в Сибири и муссонного на Дальнем Востоке. Средние температуры января от 0 до -50°C, июля от -1 до 26°C. Осадков от 170 до 3200 мм в год. Во многих районах Сибири и Дальнего Востока - многолетнемёрзлые породы. Наиболее крупные реки: Лена, Иртыш, Енисей, Обь, Волга, Амур; крупнейшие озёра: Каспийское (море), Байкал, Ладожское, Онежское. На территории России (с севера на юг) располагаются зоны: арктическая пустыня, тундровая, лесотундровая, лесная, лесостепная, степная, полупустынная (Прикаспийская низменность). Месторождения нефти, природного газа, угля, железных руд, апатитов, калийных солей, фосфоритов, руд цветных, редких и драгоценных металлов, алмазов и др. 100 заповедников и 33 природных национальных парка (1998).

На части территория России в 1-м тысячелетии до н. э. существовали античные города, Боспорское государство, Скифское государство. В 552-745 часть территории России занимало государство племенного союза тюрков - Тюркский каганат. В середине VII - конце X вв. в Нижнем Поволжье, Северном Кавказе, Приазовье располагалось государство Хазарский каганат. В начале VIII в. - 926 на Дальнем Востоке существовало государство Бохай. В X-XIV вв. в Среднем Поволжье и Прикамье находилась Болгария Волжско-Камская. В IX в. образовалось Древнерусское государство. Около 988 принято христианство в качестве государственной религии Руси. В XII-XIV вв. существовали Новгородская республика, Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское и другие княжества. В XIII в. русские княжества, Волжско-Камская Болгария и другие государства подверглись монголо-татарскому нашествию (1237-42), новгородская и псковская земли - шведской и немецкой агрессии (Невская битва, 1240; Ледовое побоище, 1242). Почти 250-летнее монголо-татарское иго закончилось изгнанием захватчиков объединёнными силами русских земель (Куликовская битва, 1380; «Стояние на Угре», 1480). В XIV-XVI вв. вокруг Москвы сложилось Русское централизованное государство, включившее земли Северо-Восточной и Северо-Западной Руси. В конце XVI - середине XVII вв. оформилось крепостное право. В начале XVII в. Россия отразила вторжение войск Речи Посполитой и Швеции. В середине XVII в. в состав Российского государства вошла Украина. XVII-XVIII вв. отмечены массовыми казацко-крестьянскими восстаниями (см. Болотникова восстание 1606-07, Разина восстание 1670-71, Пугачёва восстание 1773-75). Петровские реформы (конец XVII - первая четверть XVIII вв.) содействовали социально-экономическому и культурному развитию страны. Россия одержала победу в Северной войне 1700-21, обеспечив выход к Балтийскому морю. В результате присоединения в XVI-XIX вв. территорий Севера, Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока, вхождения в состав России ряда нерусских народов образовалось многонациональное государство - Российская империя. Россия отразила наполеоновское нашествие в Отечественной войне 1812. В результате крестьянской реформы 1861 было отменено крепостное право. В конце XIX - начале XX вв. оформились политические партии (РСДРП, Партия социалистов-революционеров, Конституционно-демократическая партия, Союз 17 октября, Союз русского народа и др.). Поражение в русско-японской войне 1904-05 обострило ситуацию в стране, что привело к Революции 1905-07. В ходе революции начался переход России к конституционной монархии, учреждена Государственная дума. В составе Антанты Россия участвовала в Первой мировой войне 1914-18. В ходе Февральской революции 1917 самодержавие было свергнуто. 1 сентября 1917 Россия объявлена республикой. 25 октября 1917 произошла Октябрьская революция 1917. Провозглашена власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В январе 1918 образована Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР). Гражданская война 1917-22 и военная интервенция способствовали утверждению военно-коммунистических принципов организации общества (см. «Военный коммунизм»). Были запрещены все политические партии, кроме большевистской, в стране была фактически установлена диктатура Коммунистической партии. В 1921 провозглашена новая экономическая политика (НЭП). 30 декабря 1922 РСФСР, УССР, БССР и Закавказская Федерация (ЗСФСР) образовали Союз Советских Социалистических Республик (СССР). В годы Великой Отечественной войны 1941-45 значительная часть территория России была оккупирована войсками Германии и её союзников. Народы РСФСР внесли решающий вклад в победу над агрессором. В период перестройки 12 июня 1990 Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. В марте 1991 учреждён пост президента РСФСР. В декабре 1991 руководители РСФСР, БССР и УССР подписали Беловежские соглашения, констатирующие прекращение существования СССР и образование Содружества Независимых Государств (СНГ). В 1992 началось осуществление экономической реформы (переход от командно-административной системы к рыночной экономике). В сентябре 1993 указом президента ликвидирована система Советов. В декабре 1993 принята Конституция Российской Федерации; проведены первые выборы в Федеральное собрание.

Россия - индустриально-аграрная страна, территория которой разделена на 12 крупных экономических районов (Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центральночернозёмный, Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный, Калининградская область). В структуре национального дохода (1993, %): промышленность 44,5, сельское хозяйство 10,0, строительство 11,5, транспорт и связь, материально-техническое снабжение, заготовки и др. 34,0. Добыча (1998) нефти (включая газовый конденсат) 303 млн. т (главным образом Западно-Сибирская и Волго-Уральская нефтегазоносные провинции), природного газа 591 млрд. м3, угля 232 млн. т (Кузнецкий, Печорский, Канско-Ачинский, Южно-Якутский бассейн и др.), железные руды 72,3 млн. т (Курская магнитная аномалия, месторождения Урала, Западной Сибири и др.). Крупная чёрная (выплавка стали 43,8 млн. т, чугуна 34,8 млн. т - Магнитогорск, Челябинск, Нижний Тагил, Новокузнецк, Череповец, Липецк и др.) и цветная (Норильск, Красноярск, Иркутск и др.) металлургия. Разрабатываются месторождения алмазов в Якутии. Машиностроение (тяжёлое, общее, среднее, производство приборов, точных машин и инструментов и др.); крупные центры: Москва, Санкт-Петербург, на Урале, в Поволжье, Западной Сибири. Химическая и нефтехимическая промышленность (производство пластмасс, минеральных удобрений, химических волокон, автопокрышек и др.); важнейшие районы химической промышленности: Центральный, Северо-Запад, Поволжье и Урал. Лесная промышленность развита в Северном и восточном районах страны. Развиты производство стройматериалов, лёгкая (главным образом текстильная) и пищевая промышленность. Выработка электроэнергии 826 млрд. кВт·ч (1998). На территории России функционируют объединённые энергетические системы Центра, Северо-Запада, Поволжья, Северного Кавказа, Урала, Сибири и Дальнего Востока, входящие в единую энергетическую систему страны. Наряду с многочисленными ТЭС действуют мощные Волжско-Камский и Ангаро-Енисейский гидроэнергетические каскады, ряд АЭС.

Сельскохозяйственные угодья составляют (1997, млн. га) 206,2, в том числе: пашня 124,6 (около 60,4%), сенокосы и пастбища 77,6. Более 4/5 пашни приходится на Центральный и Центральночернозёмный районы, Поволжье, Северный Кавказ, Урал и Западную Сибирь. Земледелие даёт 47,2% валовой продукции сельского хозяйства, животноводство - 52,8%. В 1998 посевная площадь сельскохозяйственных культур 91,6 млн. га. Основные. сельскохозяйственные культуры: зерновые, сахарная свёкла, подсолнечник, картофель, лён. Валовой сбор (1998, млн. т): зерно 47,9, сахарная свёкла 10,8, подсолнечник 3,0, картофель 31,4, льноволокно 34 тыс. т. Основные районы возделывания: пшеницы - Поволжье, Северный Кавказ, Западная Сибирь, Урал и Центральночернозёмный район; льна - Центральный район и Северо-Запад; подсолнечника - Северный Кавказ, Поволжье и Центральночернозёмный район; сахарной свёклы - Центральночернозёмный район и Северный Кавказ. Площадь орошаемых земель 5,7 млн. га в 1993 (главным образом Северный Кавказ и Поволжье), осушенных - 7,6 млн. га. Мясомолочное и мясо-шёрстяное животноводство. Поголовье (1999, млн.) крупного рогатого скота 28,5, свиней 17,3, овец и коз 15,6. Эксплуатационная длина (1999, тыс. км) железных дорог 86, автодорог с твердым покрытием 760, магистральных трубопроводов 214, внутренних водных судоходных путей 89. Водные системы: Беломорско-Балтийский канал, канал имени Москвы, Волго-Донской канал, Волго-Балтийский водный путь. Важнейшие морские порты - Санкт-Петербург, Ванино, Новороссийск, Мурманск, Калининград. Важнейшие узлы автосообщений - Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Хабаровск, Адлер, Минеральные Воды. В России свыше 100 курортов. Общероссийское значение имеют курорты на Черноморском побережье Кавказа (Сочи и др.), группа курортов Кавказских Минеральных Вод и др. Денежная единица - рубль.

II

«Росси́я»

ежедневная газета, правительственный официоз, 1905-14, Санкт-Петербург. С 1906 орган Министерства внутренних дел.

III

«Росси́я»

крупнейшее страховое общество в России в 1881-1919. Владело крупными жилыми домами, которые сдавало в аренду.

IV

«Росси́я»

издательство в Москве. Основано в 1990. Художественные произведения русских писателей, главным образом для детей и юношества (в том числе в серийных изданиях); справочная литература и др.

полезные сервисы
рязань рязань
энциклопедический словарь

Ряза́нь - город в России, центр Рязанской области, пристань на реке Ока, при впадении реки Трубеж. Железнодорожный узел. 533,1 тыс. жителей (1998). Машиностроение (ПО: станкостроительное, «Тяжпрессмаш», «Рязсельмаш»; заводы: автомобильных агрегатов, автомобильной аппаратуры, электронных приборов, счётно-аналитических машин и др.); нефтеперерабатывающая, химическая, лёгкая, пищевая и другая промышленность. 4 вуза. 3 театра. Историко-архитектурный музей-заповедник, художественный музей, Дом-музей И. П. Павлова, который родился в Рязани. Известен с 1095, до 1778 Переяславль-Рязанский. В ансамбле кремля - Христорождественский (XV в., XIX в.), Архангельский (XVI в.), Успенский (XVII в., архитектор Я. Г. Бухвостов) соборы, двухшатровая церковь Святого Духа (XVII в.), Архиепископские палаты (так называемый Дворец Олега, XVII в.) и др. На территории Рязани - комплекс Спасского монастыря (XVII-XVIII вв.), многочисленные церкви XVII в., классицистическая застройка центральных улиц, в том числе здания Дворянского собрания (конца XVIII-XIX вв.), больницы (начала XIX в.), торговых рядов (первая половина XIX в.) и др.

* * *

РЯЗАНЬ - РЯЗА́НЬ (до 1778 Переяславль Рязанский), город в Российской Федерации, центр Рязанской области (см. РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ), расположен на Среднерусской возвышенности (см. СРЕДНЕРУССКАЯ ВОЗВЫШЕННОСТЬ), на правом берегу реки Ока (см. ОКА (приток Волги)), при впадении в нее реки Трубеж, в 196 км к юго-востоку от Москвы. Пристань. Узел железнодорожных линий и автомобильных дорог. Аэропорт. Население 525,9 тыс человек (2001). Известен с 1301. Город с 1719.

Экономика

Основные отрасли промышленности: электроэнергетика (ОАО «Рязаньэнерго», ООО «Ново-Рязанская ТЭЦ»); машиностроение и приборостроение (ОАО «Станкостроительный завод», «Рязанский радиозавод», АООТ «Тяжпрессмаш», «Рязсельмаш», «Рязточприбор», ЗАО «Рязанский завод автоагрегатов АМО ЗИЛ», «Комбайн», АООТ; заводы: автомобильной аппаратуры, электронных приборов, металлокерамических приборов, счетно-аналитических машин и др.); нефтеперерабатывающая (завод по первичной переработке нефти); химическая (ОАО «Виско-Р» - вискозное и штапельное волокно); цветная металлургия (ОАО «Рязцветмет»); деревообрабатывающая (АООТ «ДОК», «Радоп», ЗАО ПТК «Ока»); производство стройматериалов (АООТ «Сельстройконструкция», ЗАО «Рязанский кирпичный завод», ОАО «Стройсервис», «Рязанский картонно-рубероидный завод»); легкая (швейная, обувная фабрики, кожевенный завод и др.); пищевая (ОАО «Рязанский зернопродукт», «Рязмолоко», мясокомбинат, 2 птицефабрики).

История

Основан как крепость в Рязанском княжестве под названием Переяславль Рязанский. В Переяславле была учреждена епископская кафедра, основание которой связывается с именем святого Василия Рязанского. В 1301 крепость осаждали войска московского князя Даниила (см. ДАНИИЛ Александрович), в 1342 - князя Ярослава Пронского. Город стал центром Рязанского княжества (см. РЯЗАНСКОЕ КНЯЖЕСТВО), которое соперничало с Москвой. С 1350 князем стал Олег Иванович (см. ОЛЕГ Иванович), войска которого сражались вместе с московскими в битве на р. Вожа (1378), когда была одержана победа над татарами. Переяславль был дважды сожжен (в 1365 и 1379), но каждый раз восстанавливался. Со временем город стал ремесленным центром и важным торговым пунктом на путях между Северо-Восточной Русью и странами Востока. При Олеге велось большое строительство, был построен каменный кремль. В 1521 Рязанское княжество вошло в состав Москвы, но Переяславль (к тому времени его уже гораздо чаще называли Рязань) сохранил свои важные оборонительные функции. Город был включен в «засечную черту (см. ЗАСЕЧНЫЕ ЧЕРТЫ)» - оборонительный пояс Московского княжества. Только после окончательного покорения Крыма при Екатерине II (см. ЕКАТЕРИНА II) рязанские крестьяне стали пахать безоружными - до того каждую весну после становления пути татары продолжали совершать набеги и уводить пленников. На территории Рязанского княжества существовало и свое татарское княжество - Касимовский удел (см. КАСИМОВСКОЕ ЦАРСТВО), где поселились татары, вышедшие из подчинения Орде.

В Смутное время рязанское дворянство собрало первое ополчение (см. ПЕРВОЕ ОПОЛЧЕНИЕ) (1610) под предводительством братьев Ляпуновых и князя Трубецкого. Через два года рязанское ополчение примкнуло к нижегородскому. В 1708 Переяславль вошел в состав Московской губернии, с 1719 стал главным городом Переяславль-Рязанской провинции. В 1778 город стал официально называться Рязань. С 1796 после реформ Екатерины - центр Рязанской губернии.

С развитием железнодорожного строительства Рязань стала крупнейшим в Европейской части России транспортным узлом, пережив второе рождение. Целые кварталы города заселялись железнодорожниками, появились предприятия тяжелой промышленности.

После Октябрьской революции значение Рязани как транспортного центра только возросло. Сам город как «малопролетарский» на первых порах вошел в состав Московской области. В 1937 он вновь стал областным центром. После революции в городе развивалась тяжелая промышленность, машиностроение. Во время Великой Отечественной войны город подвергался бомбардировкам.

В 17 в. в городе работал выдающийся зодчий Яков Бухвостов (см. БУХВОСТОВ Яков Григорьевич). В первой половине 19 в. здесь работали крупные архитекторы в стиле классицизма, в т. ч. М. Ф. Казаков (см. КАЗАКОВ Матвей Федорович) (уроженец Рязани). В середине 19 в. в городе служил вице-губернатором писатель М. Е. Салтыков-Щедрин (см. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН Михаил Евграфович). В Рязани родились первый русский лауреат Нобелевской премии академик И. П. Павлов (см. ПАВЛОВ Иван Петрович), талантливый актер Э. П. Гарин (см. ГАРИН Эраст Павлович) и др.

Наука и культура

Образовательные учреждения: медицинский университет, педагогический университет; радиотехническая академия, сельскохозяйственная академия им. П. А. Костычева. Институты: управления и права, воздушно-десантных войск, военный автомобильный. Филиалы: Военного университета связи, Московского государственного открытого университета, Московского государственного университета культуры, Московского международного университета бизнеса и информационных технологий, Московской академии экономики и права.

Культурные учреждения: театры - драматический, юного зрителя, кукол. Цирк. Историко-архитектурный музей-заповедник. Художественный музей. Дом-музей физиолога И. П. Павлова. Музей воздушно-десантных войск.

Архитектурные памятники

В ансамбле кремля - Христорождественский (15, 19 вв.), Архангельский (16 в.), Успенский (17 в., архитектор Я. Г. Бухвостов) соборы, 2-шатровая церковь Св. Духа (17 в.), Архиепископские палаты (т. н. Дворец Олега, 17 в.) и др. На территории города - комплекс Спасского монастыря (17-18 вв.), многочисленные церкви 17 в., классицистические застройки центральных улиц, в т. ч. здания Дворянского собрания (кон. 18-19 вв.), больницы (нач. 19 в.), торговых рядов (1-я пол. 19 в.). В 20 км от Рязани находится климатическая курортная местность Солотча.

полезные сервисы
ростов ростов
энциклопедический словарь

Росто́в - город в России, Ярославская область, на берегу озера Неро. Железнодорожная станция. 36,4 тыс. жителей (1998). Агрегатный завод, льнопрядильная фабрика, пищевые предприятия, фабрика миниатюрной живописи по эмали «Ростовская финифть». Известен с 862, в XII-XVII вв. Ростов Великий, в X в. центр Ростово-Суздальского, в 1207-1474 - Ростовского княжеств. Ростово-Ярославский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Успенский собор (XVI в.; фрески XVII в.); ансамбль кремля со стенами и башнями (XVII в.), надвратными церковью Воскресения (1670) и Иоанна Богослова (1683), церковью Спаса на Сенях (1675), Григория Богослова (1680), Богоматери Одигитрии (1698) и др., каменными теремами и палатами (XVI-XVII вв.); классицистические торговые ряды (XIX в.); комплексы Авраамиева (XVI-XIX вв.) и Яковлевского (XVII-XIX вв.) монастырей. Туризм. В 1970 объявлен городом-заповедником.

Ростов. Аксонометрия Кремля.Ростовский кремль.

полезные сервисы
четверть четверть
популярный словарь

Четверть

-и, мн. че́тверти, четверте́й, ж.

1) Одна из четырех равных частей, на которые делится что-л.

Четверть часа.

Четверть пути.

А через четверть века все в том же Драматическом театре - вечер памяти Блока (1946 г.), и я читаю только что написанные мною стихи... (Ахматова).

2) Старая русская мера объема сыпучих тел, содержавшая в себе 8 четвериков.

Четверть пшеницы.

3) Русская мера объема жидкости, равная четвертой части ведра, применявшаяся до введения метрической системы; посуда такой емкости.

Четверть вина.

4) Русская мера длины, равная четвертой части аршина, применявшаяся до введения метрической системы.

5) Старая русская мера земельной площади, равная 0,5 десятины, официально применявшаяся до 1766 г.

Родственные слова:

четверта́к устар., четверти́чный геол., четвертно́й

Этимология:

Производное от числительного четвертый на основе четверт- (← о.-слав. * četvьrtъ).

Энциклопедический комментарий:

Четверть как мера объема сыпучих тел - зерна, круп, муки - в XVI - начале XVII в. официально равнялась 4 пудам зерна ржи, затем - 6 пудам, с конца XVII в. - 8 пудам. Из практического употребления вышла с середины XVIII в. Четверть как мера объема жидкости известна с XVI-XVII вв. В 1885 г. объем четверти определялся в 3, 075 л. Использовалась при продаже главным образом винно-водочной продукции и соответствовала 5 водочным или 4 винным бутылкам. Четверть как мера длины XVI-XVII вв. равнялась 17, 75 см. В обиходе четвертью называлось расстояние между кончиками большого и среднего пальцев широко раздвинутой кисти руки.

полезные сервисы
витать витать
история слов

ВИТАТЬ

Слова, вошедшие в состав русского литературного языка из языка старославянского, имели сложную и разнообразную судьбу на русской почве. Активно приспособляясь к историческим изменениям семантической системы русского языка, многие из старославянизмов теряли свои наследственные значения и становились яркими русизмами. Исторические закономерности в ходе этих семантических и стилистических преобразований не открыты до сих пор. Прежде всего необходимо установить основные вехи исторических трансформаций книжных славянорусизмов. Ценные указания в этом направлении можно извлечь из изучения семантической истории слова витать в русском литературном языке.

Слово витать в старославянском языке значило `жить, получать приют где-нибудь, пребывать где-нибудь'29. В таком же значении оно употреблялось и в языке древнерусской письменности. (Ср. в «Словаре церковнославянского языка» А. X. Востокова (1, с. 43): витати- καταλύειν, commorari, Ant.; витальница- κατάλυμα, deversorium; вишалиште- ξενία, hospitium. Barl. Krm. Те же слова с теми же значениями отмечены и в «Материалах» И. И. Срезневского (1, с. 264-265): Витати, витаю - обитать, commorari. Например: «Витаеть посредѣдому его». Панд. Антиоха XI в. «Виташав виталищи (т. е. в гостинице. - В. В.)». Жит. Триф. 1, Мин. Чет. февр. 2; витатися- приветствовать, здороваться; виталище, витальница (гостиница), витальник. Вместо витают Лавр. Летоп. в списке (Публичн. библ. XVII в. Типогр. Летоп. ПСРЛ, 24, с. 18; Пг., 1921) читается: «И приходящимъ имъ, да видають у святого Мамы»). По-видимому, без больших семантических потрясений, лишь с некоторым сдвигом в сторону значений: `гостить, находить ночлег, приют, временно располагаться где-нибудь на отдых' - или, под влиянием украинского и западнославянских языков, в сторону значений: `приветствовать, радушно встречать, принимать привет гостей' - это слово дожило в русском литературном языке до второй половины XVIII в.

Трудно сомневаться в том, что витать как слово высокого книжного слога уже в XVI - XVII вв. требовало разъяснения для многих читателей. Во всяком случае, в азбуковниках с конца XVI в. встречаются такого рода толкования: «Витают, еже кто мимоходя и в дом чужд вшед, мало почиет, или колико время ту пребудет яко странен, и таковое пребывание, еже есть в чужом доме, наричется: витание, еже есть и странствие» («Азбуковник» - Сахаров, 2, с. 149). Ср. в «Житии» св. Николая Нового Софийск., 58 (по югославянской рукописи XVI в.): витать - 【νοικε〫ν, habitare, обитать. В «Житии» Аввакума: «В горах тех обретаются змеи великие; в них же витают гуси и утицы - перие красное, вороны черные, а галки серые» (Аввакум, с. 87-88).

В Лексиконе П. Берынды (1653, с. 14-15) зарегистрировано: Витальница: господа (т. е. гостиница, постоялый двор, польск. gospoda), дом гостиный. Витаю - гощу, господою стою (польск. być, stać gospoda и kogo - занимать у кого-нибудь квартиру, помещение, жить, стоять у кого-нибудь).

В «Синониме славянорусской» (второй половины XVII в.) влияние польского языка сильно отразилось на значении самого слова витать. Здесь можно найти такие определения: Витание- рукодаяние, целование. Витаю - целую, витаю (Житецкий, с. 11). Ср. польск. witać - `приветствовать, засвидетельствовать почтение'.

В русских словарях до конца XVIII в. слово витать приводится неизменно и определяется почти так же, как в азбуковниках XVII в. В «Треязычном лексиконе» Ф. Поликарпова (1, с. 47) отмечено: Витаю, гощу - καταλύω, diversor, hospitor (ср. также значения слов: витатель, витальница ивитальня: витание ивиталище, витальный- зри: странноприятельный или странноприемный). В Словотолке Н. Курганова (1796, ч. 2, с. 233) указано: «Витаю, гощу, странноприемлю». Ср. в позднейших словарях церковнославянского языка, например, в словаре Г. Дьяченко (с. 78): «Витати- иметь местопребывание, пристанище; привитати- жить у кого-либо, ночевать».

Почти те же указания можно найти и в русско-иноязычных словаряхXVIII в.

Но во второй половинеXVIII в. намечается некоторый надлом в семантической структуре слова витать. Из возможных фразовых контекстов его употребления выделяется библейский образ птиц, витающих на ветвях дерева. В «Словаре Академии Российской» 1789-1794 гг. эта дифференциация значений находит такое выражение: «Витаю... Славенск. 1) Останавливаюсь у кого на некоторое время, ночлег имею; на время для отдохновения останавливаюсь... 2) Говоря о птицах, значит: на ветвях сижу, между ветвей отдыхаю» (ч. 1, с. 714).

Хотя оба значения иллюстрируются примерами, взятыми из текста Евангелия, тем не менее знаменателен самый факт выделения второго значения в применении к птицам. Он говорит о том, что старое, когда-то бывшее основным значение глагола витать (`находить приют') угасало в русском литературном языке XVIII в. и что круг его употребления все более и более ограничивается даже в высоком «славянском» слоге (по Ломоносовской схеме трех стилей). Напротив, другое значение, связанное с образом птиц, получает более широкое применение и тем самым обособляется, создавая вокруг себя особые фразеологические группы и выходя за пределы высокого слога. Поэтому характерно, что при переработке и переиздании «Словаря Академии Российской» в начале XIX в. определение первого значения глагола витать не только сокращено, но и сужено, между тем описание второго значения расширено прибавкой слов: иметь гнезда. Очевидно, что слово витать - в силу неопределенности своего употребления, в силу намечающихся новых оттенков в его значениях - с трудом поддавалось точному семантическому описанию. Необходимо, однако, подчеркнуть, что А. С. Шишков не согласился с дифференциацией значений слова витать, намеченной в «Словаре Академии Российской». Он признавал в витать лишь одно значение: `приставать где на время для краткого жительства или для отдохновения' (Опыт славенского словаря // Изв. ОРЯС АН, 1816, кн. 2, с. 52-53).

В «Словаре Академии Российской» 1806-1822 гг. витати, признаваемое попрежнему словом «славенским», истолковывается так: «1) Остановляться у кого на некоторое время для ночлега или отдохновения... 2) Говоря о птицах: на ветвях сидеть, иметь гнезда» (ч. 1, с. 522) (ср. буквально те же определения в словаре П. Соколова, ч. 1, с. 243).

Понятно, что те же значения слова витать фиксируются и в русско-французских, русско-немецких, а также в французско-русских и немецко-русских словарях того времени (см., напр. в Nouveau dictionnaire russe français allemand (St. Petersburg, 1813, ч. 1, с. 130): Витаю... (sl.) - s'arrêter, demeurer, être perché sur une branche; einkehren, wohnen; auf einem Zweig sitzen). Например, в Лексиконе Аделунга (1798, ч. 2), немецк. wohnen переводится таким рядом синонимов: жить, обитать, жительствовать, населять, витать (с. 985). Уже одно то обстоятельство, что витать в этом ряду стоит на последнем месте, свидетельствует об архаичности, устарелости этого значения глагола витать в русском литературном языке конца XVIII века.

Однако, обратившись к конкретным случаям употребления витать в русском литературном языке конца XVIII - начала XIX в., легко убедиться в том, что словари Академии Российской не уловили новых, все острее выступающих оттенков в значении этого слова. Например, показательны примеры употребления витать в поэтическом языке Державина, еще акад. Я. Гротом подведенные под значение `носиться в воздухе'30:

А здесь по воздуху витает

Пернатых, насекомых рой.

(Утро)

Также у Державина:

Чей мне взор и лепетанье

Вспомнит ангелов витанье?

(Плач царицы)

В послании Г. Р. Державина «К А. С. Хвостову»:

Цыплята Солнцевы, витающи муз в крове,

Хоть треснуть, а прочесть вирш долженствуют тьму.

Но у П. А. Катенина в «Старой были» (Северн. цветы на 1829, с. 41-42):

На сучьях серебряных древесных

Витает стадо птиц прелестных,

Зеленых, алых, голубых...

Ср. также у В. А. Ушакова в языке романа «Киргиз-Кайсак»: «Если каждое живущее существо имеет своего Ангела-Хранителя, то около непорочного младенца должен быть целый сонм сих небесных витателей» (ч. 1, с. 3). «Сжатые города образованных наций, душные кабинеты мудрецов и ученых как будто служат посмеянием для крикливых стай галок и ворон, свободно летающих по воздуху над сими суетными и скучными виталищами разумных тварей!..» (с. 12).

У Карамзина: «...в глуши дремучих лесов витают пушистые звери и сама Природа усевает обширные степи диким хлебом» (Ист. Гос. Рос. 1843, кн. 3, т. 9, гл. 6, с. 218). У Тургенева в рассказе «Малиновая вода»: «Степушка и не жил у садовника: он обитал, витал на огороде». У А. Н. Островского в пьесе «Василиса Мелентьевна» старинное употребление глагола витать (в значении `пребывать, находиться'): «Луна чиста, но в области луны Витает бес...» (д. 5, явл. 3).

В языке духовенства и выходцев из него слово витать могло сохранять свои церковнославянские значения даже во второй половине XIX - в начале XX в. Например, у М. А. Антоновича в статье «Из воспоминаний о Н. А. Некрасове»: «Она [фантазия Некрасова. - В. В.] не уносилась быстрыми полетами в неземные сферы, в заоблачные выси, в страну прекрасных грез и мечтаний и не создавала там неожиданных и необычайных, грандиозных, сказочных образов и картин. Нет, она постоянно витала на земле».

Нетрудно сделать некоторые общие выводы из этих фактов. При том упадке влияния старой славянорусской книжной культуры, который особенно решительно дал себя знать со второй половины XVIII в., значение и употребление многих древних славянизмов стало колебаться и расплываться. Нередко в них возникали новые оттенки значений, вызванные к жизни забвением былых контекстов их употребления и переосмыслением сохранившихся живых и выразительных фразовых групп. Это и случилось со словом витать, в котором начало развиваться значение `летать, кружиться, носиться в воздухе'.

О слове витать к однородным выводам приходил проф. Р. Ф. Брандт: «Церковнославянское витати, как известно, значило - жить, пребывать, а западнославянское vitati (чеш. vítati, польс. witac, верхнелужицкое witać и нижнелуж. witaś), а также - надо полагать, заимствованное у поляков - малорусское витáти, вiтáти значит приветствовать [Далее следует сноска: Значения литовского vitatavóti `угощать' и латышского vitet `пить заздравную чашу' (zutrinken), конечно, примыкают к значению основного для них польского слова. А западнославянское значение нашего глагола, очевидно, развилось в его велительном наклонении витай! витайта, витайте, могшем от основного значения `пребывай, пребывайте между нами' перейти к значению `добро пожаловать']; русское же книжное "витать" - `носиться, парить'. Яков Карл. Грот, ссылаясь на древнейшее значение и на сродство с предложным глаголом "обитать" из "обвитати" назвал наше понимание ошибочным; но мы здесь погрешаем не больше, чем при употреблении в смысле могильного ларца слова "гроб", которое по связи с глаголом "погребсти, погребать" и по обычаю всех славян, кроме великороссов, тоже не вовсе чуждающихся такого значения, должно означать могилу. Значение `пари́ть', конечно, позднейшее, а получилось путем "заражения" от соседних слов: сохраняемое только в выражениях "витать в пространстве", "витать в облаках","витать в эмпиреях", т. е. в таких местах, где может пребывать лишь крылатое существо, витание естественно стало представляться нам каким-то полетом». Дальше Р. Ф. Брандт указывает, что «евангельские места (в сущности одно место, в разном изложении) не особенно ясно выставляют основное значение». Приводится та же евангельская цитата о птицах, витающих на ветвях дерева: «...русская Библия, видно вследствие малой понятности выражения, переводит "укрываться"...» (Брандт Р. Ф. Кое-что о нескольких словах // РФВ, 1915, № 4, с. 351-352).

Новое значение глагола витать исходило из живого образа птиц, витающих не только на деревьях, но и в воздухе. Но - с метафорическим распространением этого образа в поэтическом языке начала XIX в. - само применение слова витать к птицам в собственном смысле казалось чересчур конкретным, бытовым. Оно вступило в противоречие с общим «метафизическим» ореолом, окружившим слово витать в стилях русского романтизма (быть может, в связи с библейским образом витающего духа).

Новые оттенки в значении слова витать вызывают творчество новых фразовых серий, группирующихся вокруг витать и еще более усложняющих его смысловое содержание. Естественно, что особенно бурно этот революционный процесс семантических сдвигов протекает в эпоху романтизма (в 20-30-е годы XIX в.). В романтических стилях происходит кристаллизация новых форм литературной фразеологии, намечаются новые линии семантического развития слов.

В слове витать на основе значения `кружиться, носиться в воздухе' вырисовывается новое - романтическое: `незримо, таинственно носиться, реять, присутствовать вокруг кого-нибудь, или над кем-нибудь'. Это значение поглощает и нейтрализует конкретное значение: `кружиться, носиться в воздухе'.

Например, в «Повестях Безумного»: «В восторге протянул он руки, желая обнять призрак воображения, со всею прелестью красоты и невинности витавший перед ним заветом любви и мира...» (Селиванов, ч. 1, с. 119). У Гоголя в статье «О преподавании всеобщей истории» (1832): «...вся Европа кажется одним государством (...) В этой одной только части света могущественно развился высокий гений христианства, и необъятная мысль, осененная небесным знамением креста, витает над нею, как над отчизною». В языке П. Каменского, одного из яростных поклонников и продолжателей школы Марлинского: «...она [истина] как дух витает кругом нас...» (Искатель сильных ощущений, СПб., 1839, ч. 1, с. 81). У В. Ф. Одоевского: «Над их смертною постелью витает все прекрасное»; также в «Страданиях Вертера» (перевод Н. М. Рожанина. М., 1828, ч. 1, с. 11-12): «Не знаю, не духи ли очарователи витают над этою страною... или моим сердцем играет теплая, небесная фантазия, которая все вкруг меня расписывает такими райскими красками». В «Дневнике» А. В. Никитенко (год 1832): «Он был полон жизни и надежд, а дух разрушения уже витал над ним» (Русск. старина, 1889, т. 63, июль, № 7, с. 59). У Герцена в повести «Кто виноват?»: «Он [Круциферский] свято верил в действительность мира, воспетого Жуковским, и в идеалы, витающие над землей».

У А. А. Фета в стихотворении «Памяти Д. Л. Крюкова» (1855):

И чудилося нам невольно, что над нами

Горация витает тень.

У А. В. Дружинина в статье о баснях К. Пруткова (Библ. для чтения, 1852, т. 111, январь, Смесь, «Письма иногороднего подписчика о русской журналистике», с. 114): «...мысли мои давно привыкли витать вне места и времени» (см. также: Дружинин, 1865, 6, с. 560).

Однако словари русского языка отстают от живого исторического процесса семантических изменений и преобразований литературной лексики. Так, например, новые романтические значения слова витать не отмечаются ни в «Русско-французском словаре...» Фил. Рейфа, ни даже в словаре 1847 г. В словаре Рейфа слово витать переводится через s'arrêter, séjourner quelque temps, se reposer; (des oiseaux) se percher (т. 1, с. 113).

В словаре 1847 г. (1, с. 128) также приводятся лишь два старых славянских значения витать и формулируются так: 1) находить на время приют; располагаться для ночлега или отдохновения; 2) укрываться.

Но любопытно, что во второй половине 30-х годов В. Г. Белинский в статье «Стихотворения Владимира Бенедиктова» ставил Бенедиктову в вину применение слова витать в старинном значении `находить приют' и считал такое словоупотребление неточным. «Посмотрите, - писал Белинский о стихотворениях Бенедиктова, - как неудачны его нововведения, его изобретения, как неточны его слова. Человек у него витает в рощах; волны грудей у него превращаются в грудные волны и т. д.» (Белинский 1872, ч. 1, с. 267).

Ф. С. Шимкевич в своем «Корнеслове русского языка» (ч. 1, с. 29) вообще признает слово витать старинным и в современном ему русском языке неупотребительным. Очевидно, в классической традиции русского литературного языка первой трети XIX в. слово витать в его старых «державинских» значениях было квалифицировано как архаизм и отмирало. Оно не употребляется в языке Карамзина, Пушкина и Вяземского. Романтическое переосмысление слова витать развилось на основе церковно-библейского языка и на основе языка разночинцев (по-видимому, чиновничьего и духовного происхождения).

Так, употребление слова витать в стихотворном языке Бенедиктова чрезвычайно типично для понимания живых тенденций его семантического развития. Здесь намечаются новые его применения. Вот несколько примеров:

Я пирую- в черном цвете,

И во сне и наяву

Я витаю в черном свете,

Черным пламенем живу.

(Черные очи)

Он витает в свете горнем,

И мечтательно живой

Он не связан грязным корнем

С нашей бедною землей.

(Ответ на доставшийся автору в игре вопрос, какой цветок желал бы он воспеть)

Не трепещи! Не помышляй,

Что отбыл дух, во мне витав ший!

(Стихи, вырезанные на чаше, сделанной из черепа. Перевод из Байрона)

От груди моей остылой,

Где витал летучий дух,

В изголовье деве милой

Я оставлю мягкий пух...

(Лебедь)

В 40-50-е годы XIX в. семантическая структура витать осложняется новыми смысловыми оттенками, возникшими на развалинах старого значения `пребывать, жить', но генетически связанными с фразеологией, основанной на значении: `носиться, кружиться'. Новое значение можно формулировать так: `носиться на крыльях фантазии, оторвавшись от обыденной жизни, парить где-то'. Например, у И. И. Панаева в пародии «Поэт» ( 1847):

Он в облаках, в соседстве грома,

Земную позабыл юдоль.

Игру мирского треволненья

Он прихотливо пренебрег,

Но в бурном вихре вдохновенья

О братьях позабыть не мог...

Он погрузился весь в вопрос

О назначеньи человека...

Не тщетно он пытал судьбу,

Не тщетно он витал в эфире,

Печаль и тайную борьбу

На громкой возвещая лире.

Ср. у М. П. Погодина в очерках «Год в чужих краях» (ч. 1, с. 13-14): «Увы, младшие наши поколения все еще мало обращают внимания на дело, на труд основательный, а витают в беспредельных областях фантазии». В «Воспоминаниях об А. А. Григорьеве» Н. Н. Страхова (Эпоха, 1864, № 9, с. 11): «Он отталкивал от себя действительность, для того, чтобы свободнее витать в мире идей, ему знакомом и родном».

Даль и Грот стояли в стороне от романтической культуры художественного слова и односторонне отразили в своих словарях лексический состав русского литературного языка 30-50-х годов XIX в. Поэтому ни в словаре Даля, ни в словаре Грота нельзя найти верного рисунка, воспроизводящего семантический состав слова витать. У Даля отмечены два значения этого слова. Одно старинное, иллюстрированное набором расплывчатых синонимов: `обитать, пребывать где-либо, постоянно или временно; находить приют, проживать, жить, держать опочив, ночлег'. Другое значение, не разъясненное примерами, сформулировано так: `водиться, плодиться где' (сл. Даля 1880, 1, с. 211). Проф. И. А. Бодуэн де Куртенэ, редактируя словарь Даля, присоединил третье значение: `двигаться в вышине, носиться' (1911, 1, с. 508).

Акад. Я. Грот в слове витать тоже различает два значения: церковнославянское: `пребывать, жить где-либо, обитать' и русское - в современном языке употребляется в смысле - `носиться в воздухе' (фр. planer) (сл. Грота - Шахматова, с. 428; Грот, Русск. правопис.).

Между тем, около середины XIX в. в эпоху борьбы с романтической фразеологией изменилась экспрессия слова витать31. В ней засверкали иронические краски, и в семантике слова витать ответвился новый смысловой побег. Витать приобрело иронический оттенок значения: `предаваться бесплодным мечтаниям, жить не практическими интересами реальной действительности, а романтическими грезами'. На основе этого значения вырастала новая ироническая фразеология: витать в облаках, витать в воздухе, витать в небесах и т. п. В словаре Ушакова значения слова витать дифференцированы не вполне точно и неполно: Витать (книжн.) - «1) Предаваться мечтаниям, фантазиям, забывая об окружающем. Мысли поэта витали где-то далеко. Ребенок витал в мире грез. 2) Незримо, таинственно присутствовать, кружиться. Смерть витает над больным». Ср., например, у Салтыкова-Щедрина в «Письмах к тетеньке»: «Как тридцать лет тому назад мы чувствовали, что над нашим существованием витает нечто случайное, мешающее правильному развитию жизни, так и теперь чувствуем, что в той же силе и то же случайное продолжает витать над нами».

Но ср. также в «Правде» от27 января 1940 г., № 26 (8072): «Стойте недвижно, подъяв очи горе, и, может, сподобитесь узреть ангела в небеси, витающего во всем своем благолепии над театром военных действий» (Маленький фельетон: «Ангел на фронте»).

Опубликовано в Уч. зап. Моск. дефектол. ин-та (1941, т. 1) в составе большой статьи «Лексикологические заметки» вместе со статьями об истории слов и выражений мерцать, животрепещущий, злободневный, втереть очки, квасной патриотизм. Помимо опубликованного сохранился более подробный машинописный экземпляр с авторской правкой, не вошедшей в опубликованный текст.

Здесь печатается по машинописному экземпляру с несколькими добавлениями цитат из работ ученых-лингвистов и художественной литературы, сохранившихся в архиве на отдельных очень ветхих рукописных листках. - Е. К.

29 Этимологические сопоставления этого слова с родственными словами украинского, белорусского, польского, чешского, верхнелужицкого и нижнелужицкого, а также литовского и латышского языков см. у Фр. Миклошича (с. 393) и А. Преображенского (с. 85 - 86); ср. также М. Vasvmer.

30 См. словарь Грота - Шахматова (1895, т. 1, с. 428); ср. также: «Витать - зн. жить; оттуда об(в)итать. В современном языке по недоразумению неправильно употребляется в смысле «носиться» (рlапer)» (Грот. Русск. правопис. Изд. 3-е, 1885, с. 116).

31 Характерно, что в «Филологическом словаре» А. И. Орлова (1, с. 448) витать квалифицируется как славянизм, означающий: `иметь место пребывания'. Ср. также в «Справочном словаре» А. Н. Чудинова (с. 232).

полезные сервисы
мракобес мракобес
история слов

МРАКОБЕСИЕ, МРАКОБЕС

Проф. И. А. Бодуэн де Куртенэ выдвигал такой методологический принцип в области языкознания: «Специальные исследования, основанные на обособленных, отдельных фактах, могут только тогда принести какую-нибудь пользу, когда они совершенно всесторонне, по всем правилам научного метода, в связи с целым строем языков, в которых эти факты замечены. Но какое может иметь значение пересаживание с грядки на грядку наобум наскоро подмеченных явлений и усердное повторение одних и тех же, причем не доказанных общих положений» (Рецензия на исследование А. Кочубинского: «К вопросу о взаимных отношениях славянских наречий», Казань, 1879, с. 41). Это требование приобретает особенную силу при изучении истории слов. Семантические процессы в истории русской лексики должны быть согласованы с общими закономерностями истории русского языка, истории других славянских языков, а также истории западноевропейских языков. Исследование происхождения и употребления слов мракобесие и мракобес может представить убедительное обоснование этих общих методологических соображений.

Слова мракобес, мракобесие и по значению и по употреблению тесно связаны с областью публицистического стиля. Словом мракобесие в русской литературе, и особенно в публицистике, с середины XIX в. клеймят слепую вражду к прогрессу, к просвещению, ко всяким передовым идеям. Мракобесие - это более яркое, резкое, непринужденно выразительное обозначение того же явления, для которого у нас есть и интернациональный термин: обскурантизм. Мракобес - носитель мракобесия, враг прогресса, обскурант.

Экспрессивная окраска этих выражений отвлекает наше внимание от странности их морфологического состава. При наших усилиях сосредоточиться на их этимологических элементах - первая часть этих слов не вызывает никаких сомнений и затруднений, вторая же - воспринимается лишь как аффективный, резко отрицательный придаток, который напоминает о словах беситься, бешенство и т. п. Однако смысловая связь составных элементов мрак-о-бес-ие, мрак-о-бес остаются с точки зрения современного языкового сознания непонятными, необъяснимыми. Других живых сложных слов, которые содержали бы тот же элемент -бес и с более или менее однородным значением, в русском языке нет. Может показаться, что слова мракобесие, мракобес - церковно-славянского происхождения и сложились или в церковной письменности, или в среде духовенства. Они напоминают мрак бесовский. В «Рiечнику из книжевних старина српских» Даничича помещена такая цитата из памятников средневековой сербской письменности: «разьгнавь мракь тьмныихь бѣсовь». Ср. в Нестеровом Житии Феодосия (л. 11): «Омрачениемь бѣсовьскымь сдце покръвено имыи» (Срезневский, 2, с. 1119). Нетрудно указать и на факты (правда, довольно поздние) употребления слова мракобесие в среде русского духовенства с очень своеобразным значением, несколько близким к мраку бесовскому. Например, очень любопытен рассказ Д. А. Хилкова (в письме к Л. Н. Толстому от 1 августа 1891 г.) о встрече со священником И. И. Сергеевым (Кронштадтским), любившим часто повторять слово мракобесие. «Это, - говорит, - гордость, мракобесие и т. д.». «Он разразился целым потоком слов в обличение моего невежества, гордости, мракобесия» (Летописи Гос. лит. музея, кн. 2, с. 115). Однако здесь, несомненно, вторичное, позднее переосмысление слова мракобесие в соответствии с церковной мифологией и идеологией. Можно указать и другие, правда, тоже поздние, примеры такого же использования слова мракобесие. В юмористическом журнале «Искра» (1862, № 1) была помещена карикатура Н. А. Степанова, изображающая русских журналистов того времени. Между прочим, здесь, на переднем плане, был представлен известный реакционер, редактор «Домашней беседы» В. И. Аскоченский, спускающийся в люк или в колодец, к которому прикреплена надпись: «Спуск в мракобесие».

Попытка возвести слова мракобесие, мракобес непосредственно к тому церковно славянскому лексическому фонду, который отражается в древнерусских культовых, философских, исторических и научно-технических памятниках раннего и даже позднего средневековья, не может быть обоснована реальными фактами истории русского языка. Слов мракобесие и мракобес нельзя найти в «Материалах» И. И. Срезневского. Они не встречаются в древнерусских и югославянских памятниках XI - XVI вв. Они не указываются и в лексикографических трудах XVI - XVII вв. В русском литературном языке XVIII в. эти слова не употреблялись. Никто не нашел и не может найти их ни в одном литературном тексте XVIII в. Они не были зарегистрированы ни одним из академических словарей русского языка: ни словарями Академии Российской (1789-1794 и 1806-1822), ни словарем 1847 г. Больше того: слова мракобесие, мракобес не счел нужным поместить в свой словарь или проглядел их В. И. Даль: их мы не найдем в его «Толковом словаре». Характерно, что слово мракобесие не отмечено в Справочном словаре Чудинова (СПб., 1901). Лишь в «Полном русско-французском словаре» Н. П. Макарова (СПб., 1867) в соответствие французскому ignorantisme sm. зарегистрировано слово мракобесие как синоним искусственно сочиненного мраколюбия204.

Есть твердые основания утверждать, что слово мракобесие возникло раньше, чем мракобес, и вошло в русский литературный обиход только в первой четверти XIX в. Поздне́е широкому распространению слова мракобесие в русском публицистическом стиле сильно содействовало следующее место из знаменитого письма В. Г. Белинского к Гоголю (1847) по поводу «Выбранных мест из переписки с друзьями»: «Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов - что Вы делаете?.. Взгляните себе под ноги: ведь Вы стоите над бездною».

Итак, в 40-х годахXIX в. слово мракобесие в кругах русской революционно настроенной, передовой интеллигенции, наряду со словом обскурантизм, выступает как один из едких, презрительных антонимов прогресса, демократической свободы и любви к просвещению. Любопытен в стиле письма Белинского самый синонимический параллелизм терминов: мракобесие и обскурантизм. Известно, что появление слова obscurantisme во французском языке датируется двадцатыми годами XIX в. (1823 г.)205. В русском литературном языке 30-40-х годов это слово уже успело укрепиться. Очевидно, к тому времени и его русский синоним - слово мракобесие - уже успел получить довольно широкое распространение. Но как могло сложиться в это время слово мракобесие? Были ли в семантической системе русского языка первой трети XIX в. благоприятные условия для такого словосложения? Есть ли доказательства продуктивности или вообще живого сознания словоэлемента -бесие в ту эпоху? Можно ли указать какие-нибудь морфологические параллели? И не правильнее ли видеть здесь оживление или активизацию давних церковнославянизмов? В самом деле, если исходить из этимологического состава слова мракобесие, то - бесие легче всего понять как церковнославянский эквивалент греческого μανíα (ср. французское manie). Тогда первоначальное значение слова мракобесие должно быть истолковано как `неистовая страсть, болезненное влечение к мраку', `бешеная любовь мрака'. Перевод -μανíα через -бѣсие укрепился под влиянием древнецерковнославянской традиции в русском литературном языке уже в XI в. Академик В. М. Истрин указал в языке русского перевода «Хроники Георгия Амартола» такие кальки: идолобѣсование149, 23; 167, 6; 437, 24; идолобѣсовьствие 61, 24;63, 24; идолобѣсье311, 8 εíδωλομανíα; моужебесовьствие 305, 2 ανδρομανíα. Таким образом, не позднее середины XI в. наметились три варианта для перевода - μανíα: бѣсие, бѣсование, бѣсовьствие. Словами бѣсовьствие, бѣсование греческое μανíα переводилось и само по себе, вне словосложения, непосредственно, (см. бѣсовьствие μανíα; там же, с. 231), бѣсие же как отдельное слово не отмечено; оно встречается лишь в кальках греческих сложных слов. В языке древнерусской письменности, носящей яркий отпечаток старославянского книжного языка, встречается еще некоторое количество сложных слов, содержащих во второй части -бѣсие. В «Материалах» И. И. Срезневского указано слово чрѣвобѣсие - `обжорство, объяденье'. Иллюстрации его употребления приводятся из русских памятников XV - XVI вв. Например, в «Сборнике Кирилло-Белозерского монастыря XV в.»: «Начало страстемь чревобѣсiе: вещь огню дрова, вещ же чревобѣсiю брашна» (Срезневский, 3, с. 1537). В «Словаре церковнославянского языка» Востокова находятся слова - грътанобѣсие - πολυφαγíα, edacitas; грътанобѣсьникъ - λαρυγγιτ〟ς, vorator; идолобѣсие - 【ιδωλομαωíα, insanus idolorum cultus ant.; ср. синоним идолонеистовьство - 【ιδωλομανíα; идолонеистовьствовати - 【ιδωλομανεĩν (Востоков, Сл. ц-сл. языка, 1, с. 94, 145). В словарь 1847 г. включены те же слова. Слово гортанобесие считается церковным и определяется так: «Пресыщение, объядение, обжорство. Послед. св. Причащ.» (1, с. 281) (т. е. слово встречается в церковной службе, называемой «Последование святого причащения»). В этом же словаре указано: «Идолобесие... Церк. бесноватое, неистовое почитание идолов. Тму идолобѣсия от людей твоихъ отгнавъ, всехъ научилъ еси взывати: слава силе твоей, Господи. Минея мес. Апр. 26» (там же, 2, с. 161). «Чревобесие... Церк. Пресыщение, объядение, обжорство» (там же, 4, с. 443). Все эти слова были довольно употребительны в высоком славянском стиле русского языка до XVIII в. Так, слово гортанобѣсiе и чревобѣсiе свойственны языку известного писателя конца XVII - начала XVIII в., Кариона Истомина (см. Браиловский, с. 375). Позднее они переходят в архивный фонд русского общелитературного языка. Более или менее активными они остаются лишь в церковно-богословском языке, но и здесь нередко сопровождаются толкованиями. Так, архиепископ Иннокентий гортанобесие объяснял так: «Отрыжка и икота от пресыщения и обжорства» (Русск. старина, 1879, 26, сентябрь, с. 138).

В русском литературном языке начала XIX в. слова гортанобесие и чревобесие чаще всего применяются иронически. Например, у В. А. Жуковского: «Компонист различных музыкальных чревобесий» (Изв. ОРЯС АН, 1911, 16, кн. 2, с. 26). Слово же гортанобесие даже у Н. И. Надеждина, воспитанника духовной школы и выходца из среды духовенства, употребляется не в своем первоначальном, церковно-книжном значении, а подвергается индивидуальному и несколько искусственному переосмыслению: им клеймится пристрастие к чужим языкам. «Богатые сокровища нашего языка, теряющегося своими корнями в неистощимом руднике языка славянского - благодаря гортанобесию, слывущему у нас вкусом гостиных - предаются спокойно в добычу рже и тлению» (Козмин Н. К. Надеждин Н. И. Жизнь и научно-литературная деятельность. 1804-1836// Зап. ист. фил. ф-та СПб., ч. 11, 1912, с. 94). В академическом «Словаре русского языка» приводится еще слово женобесие - `похотливость, плотская страсть, непомерное женолюбие' (сл. Грота - Шахматова, т. 2, вып. 2, с. 351). Слово это взято из «Толкового словаря» В. И. Даля; примеров его литературного употребления нет. Возможно, что это позднее церковное новообразование. Ср., впрочем, старинный церковнославянизм - женонеистовство,о котором в словаре 1847 г. говорится: «Непомерная склонность к женщинам: похотливость. Нечестивым женонеистовством подстрѣкаем, отсѣче главу Предтечеву (Мин. мес. авг. 29)» (1, с. 404).

Вникая в историю этой группы слов, легко убедиться в том, что она представляет собою старый продукт церковно-книжной переводной письменности. Это все кальки греческих сложных слов, типичных для богословско-нравоучительного жанра древнерусской литературы. Возможно, что некоторые из этих церковнославянизмов (например, гортанобесие, чревобесие) образованы в период так называемого второго югославянского влияния. О том, что в XVI - XVII вв. в русском литературном языке, а также в югославянских языках -бѣсие осознавалось как продуктивный словоэлемент, может быть, свидетельствует слово чужебесие в языке Ю. Крижанича (перевод греческого ξενομανíα). В «Истории русской словесности» Порфирьева можно найти изложение мыслей Ю. Крижанича (Русское государство в половине XVII века, М., 1859, ч. 2, с. 41) о ксеномании или чужебесии: «Неисчислимы бедствия и срамоты, какие терпел и терпит весь наш народ от чужебесия, т. е. от того, что мы чрезмерно доверчивы к иноземцам и допускаем их делать в своей земле все, что они хотят» (1, с. 678). Но при настоящем положении изучения древнерусского литературного языка разграничить разные лексические пласты в составе этой небольшой группы слов очень затруднительно. Несомненно одно, что в течение XVIII в. новых сложных слов со второй частью -бесие не возникало. Больше того: сознание этимологического состава и смыслового взаимоотношения частей в таких словах, как гортанобесие и чревобесие, было уже наполовину утрачено к тому времени даже в среде книжно образованных людей. В «Русском словотолке», приложенном к «Книге писмовник» Н. Курганова (1777. Во Граде Святого Петра) слово чревобѣсiе подвергается толкованию и объясняется: `чревонеистовство' (с. 456).

Таким образом, до начала XIX в., до первых его десятилетий, этот тип образования сложных слов является непродуктивным. Но с 10-20-х годов XIX в. -бесие становится активной формантой, с помощью которой в русском бытовом и литературном языке производится много слов. Вот иллюстрации. В письме П. А. Корсакова к М. Н. Загоскину от 18 мая 1824 г. читаем: «Ты сам так удачно пустился в стихобесие (métromanie)» (Русск. старина, 1902, август, 355). В Дневнике А. В. Никитенко (под 9 февраля 1827 г.) записано: «Часть студентов учится только для аттестата, следовательно учится слабо. Конечная цель их не нравственное и умственное самоусовершенствование, а чин, без которого у нас нет гражданской свободы. В виду последнего обстоятельства, конечно, нельзя слишком строго к ним относиться, да и не к ним одним, а и ко всем, одержимым у нас страстью к чинам, которую Бутырский (профессор Петербургского университета. - В. В.) метко называет чинобесием» (Русск. старина, 1889, апрель, с. 108). У А. А. Бестужева-Марлинского в повести «Фрегат "Надежда"» встречается слово книгобесие: «Я чихал от пыли старины, я протирал себе глаза, я проклинал и книгопечатание и книгобесие» (ч. 7, с. 114). Известно, что М. И. Глинка в 30-40-х годах страсть русского общества к итальянской музыке называл итальянобесием. Об этом читаем, например, в «Воспоминаниях» Ф. М. Толстого: «А слыхали ли вы, - вдруг воскликнул он (Брюллов. - В. В.), - указывая на меня, - вот этого господина? Присутствующие переглянулись, а М. И. (Глинка. - В. В.) отвечал с улыбкой: "Еще бы! мы с ним певали неоднократно и даже италиянобесновались"» (Русск. старина, 1871, 3, с. 441). Ср. «Тут, на беду мою (в 1843-м году), наехали к нам первоклассные итальянские певцы, и весь Петербург предался, как выражался Глинка, "итальянобесию"» (там же, с. 447). В языке Герцена форма -бесие была живым словообразовательным элементом. Так, в его дневнике находим под 18 ноября 1842 г.: «Был на днях у Елагиной - матери если не Гракхов, то Киреевских. Видел второго Киреевского. Мать чрезвычайно умная женщина, без цитат, просто и свободно. Она грустит о славянобесии сыновей. Между тем оно растет и растет в Москве. Чем кончится это безумное направление, становящееся костью в течении образования? Оно принимает вид фанатизма мрачного, нетерпящего» (2, с. 242). Под 14 августа 1844 г.: «Аксаков мое москвобесие довел ad absurdissimum» (там же, с. 373). В 1845 г. В. А. Соллогуб написал водевиль «Букеты или Петербургское цветобесие», который и был поставлен на сцене Александрийского театра (см. Панаева 1933, с. 44). В академическом словаре находится слово кнутобесие, «искусственное», по мнению редактора проф. Д. К. Зеленина. Оно определяется так: «Слишком частое употребление кнута, злоупотребление кнутом». Приводится пример из Нижегородского сборника: «Камнем преткновения служили мне только всегда извозчики, особенно когда обрываешь их за бесшабашное кнутобесие» (сл. Грота - Шахматова, т. 4, вып. 4, с. 1184). В книге С. Любецкого «Панорама народной русской жизни» находим слово плясобесие: «Вот и здесь рассказывают, проживает какой-то Немчин из Французов, на вид такой прежалостный мусье, а ногами выкидывает, изволишь видеть, такие узоры!.. И скольких из наших братий, аршинников, батист-декосов, соблазнил он, окаянный, сколько сударев-закликал обучил он плясобесию» (с. 89).

В это-то время - в первые десятилетия XIX в. - и на этом историко-языковом фоне появляется и слово мракобесие. Можно догадываться о тех причинах, которые привели к оживлению форманта -бесие и к словообразованию целой серии новых сложных слов на -бесие. Толчок к этому движению был дан распространением интернациональных терминов, содержащих во второй части - manie. Известно, что в эпоху французской буржуазной революции сложные образования с -таniе были очень продуктивны. Это отмечает, между прочим, Макс Фрей (Max Frei), указывая на такую цепь новообразований во французском языке этой эпохи: clubinomanie, épiscomanie, francomanie, patrimanie, prussiomanie, républicomanie и т. д. 206.

Усвоение русским языком слов вроде метромания, балетомания и т. п., вызвало к жизни и иронический перевод -таniе через книжно-славянское -бесие (ср. беситься). В этом смысле очень показательно в письме П. А. Корсакова к М. Н. Загоскину от 18 мая 1824 г. пояснение слова стихобесие француским métromanie: «Ты сам так удачно пустился в стихобесие (métromanie)» (Русск. старина, 1902, август, с. 355).

Слово мракобесие, выражавшее протест против обскурантизма, самодержавия и реакционных общественно-политических идей и настроений, зародилось в кругах передовой, революционно настроенной интеллигенции конца 10-х годов XIX в. В слове мракобесие, в его структуре и его экспрессии нашли яркое выражение революционные настроения русского передового общества, подготовившие восстание декабристов. В журнале «Сын Отечества» напечатано такое письмо к издателю этого журнала:

«Издавна упражняясь в переводе иноязычных книг, книжек и листочков на язык Российский, не приобрел я от того никакой прибыли, и потому решился впредь переводить одне Комедии и Драмы. К сему побудил меня более следующий случай. В Париже живет теперь один из свойственников моих друзей; он пишет ко мне, что там вышла новая Комедия: Les Ultras, ou la manie des ténèbres, о чем написано было и в газетах. Комедию сию, как из письма свойственника моего видно, представлять в Парижских театрах запрещено, но она напечатана и продается свободно. В одну неделю в Париже продано сей Комедии до двадцати тысяч экземпляров. Представьте себе, какую я могу иметь прибыль, ежели в Русском переводе продано будет хотя половинное экземпляров число! Но чтоб пуститься переводить сию Комедию с осторожностию, обращаюсь я к вам с просьбою напечатать сие мое письмо в издаваемом Вами журнале, дабы кто другой не сунулся прежде меня переводить сию Комедию, и я тем не лишился бы ожидаемой от продажи перевода моего прибыли. Переводом моим я не замедлю, и примусь за оный тотчас по получении оригинала, который свойственник мой обещал мне прислать при первом случае. Вам известно из газет, что первое лицо помянутой Комедии есть маркиз Этеньуар. Северная Почта удачно перевела название Комедии La manie ténèbres, мракобесие; но Маркиза Этеньуара оставила она без перевода. Я обращаюсь и в сем случае к вам, почтенный и мракобесием не зараженный Сын любезного Отечества, с убедительною просьбою разрешить меня, какое имя приличнее будет дать Маркизу Этеньуару на Русском языке. Вот четыре имени: Гасильников, Гасителев, Погашенко и Щипцов. Прошу избрать одно, и я избранию вашему последую». Слово гасильник с экспрессией публицистического стиля в значении `враг просвещения' также укрепляется в русском литературном языке с 20-30-х годов. Но так как названия орудий действий с суффиксом -льник(светильник, рубильник и т. п.) не развивали в себе значений действующего лица, то слово гасильник в этом значении с 50-60-х годов XIX в. уступило место слову гаситель.

«Парижский мой корреспондент пишет ко мне, что Французское Мракобесие напечатано прекрасно и с виньетом, на коем изображен ползущий назад рак, около которого стоит несколько свеч погашенных и дымящихся; подле рака сидит Маркиз Этеньуар, имея в правой руке щипцы, а левою рукою переворачивая груду сжигаемых им книг, от дыма коих он весь закоптел». (Ср. у Грибоедова в «Горе от ума»:

Фамусов:

Уж коли зло пресечь:

Забрать все книги бы да сжечь.

(д. 3, явл21)].

«Эпиграф на заглавном листе следующий:

Tu les brûles, Jerome, et de ces condamnés

La flamme en m'éclairant noircit ton vilain nez.

(Voltaire, Ep.au Roi de Dan.)

Свойственник мой сам стихотворец и написал эпиграф Русской к моему переводу:

Во мраке ползай ты; но не ползи вперёд;

Свет ясен впереди, а раку свет во вред.

Он советует мне и при переводе моем выгравировать ползущего рака и поместить его эпиграф при сем виньете.

Я повторяю просьбу мою о напечатании в Журнале вашем сего моего письма с мнением вашим, какое имя дать Маркизу Этеньуару в Русском переводе.

Ваш покорный слуга

Петр Светолюбов

Москва, 2 Января 1819.

(Сын отечества, ч. 51, с. 125-128).

На это письмо был дан ответ.

«Ответ

Благодаря почтенного Господина Светолюбова за его доверенность, откровенно признаемся, что нам ни одно из предложенных им Руских прозваний Маркиза Этеньуара не нравится. Мы, с своей стороны предлагаем ему также четыре, и крайне обрадуемся, если он выберет которое-нибудь из них: Барщин, Рабовский, Поклоненко и Погасилиус.

Изд. С. О.»

(там же, с. 128).

Кто из русских писателей начала XIX в. скрывался под псевдонимом «Петр Светолюбов», трудно сказать. Возможно, что это был Бестужев-Марлинский. Во всяком случае, слово мракобесие, возникши как перевод французского la manie des ténèbres,начиная с 20-х годов XIX в., распространяется в языке передовой интеллигенции. По-видимому, особенно возросло употребление этого слова в 30-40-е годы. Понятно, что применение его Белинским должно было сильно поднять, повысить его актуальность. Вслед за Белинским, им начал пользоваться в своих литературных произведениях весь кружок Белинского, а затем и вся передовая русская критика 50-60-х годов XIX в. К 60-м годам это слово входит в норму литературной лексики. Вот примеры употребления слова мракобесие в языке писателей 50-60-х годов. У И. С. Тургенева в статье «По поводу "Отцов и детей"» (1868-1869): «...В то время, как одни обвиняют меня в оскорблении молодого поколения, в отсталости, в мракобесии... - другие, напротив, с негодованием упрекают меня в низкопоклонстве перед самым этим молодым поколением». У Ап. Григорьева в «Моих литературных и нравственных скитальчествах»: «Другой, хоть и ограниченный, но действительно даровитый человек, принадлежавший даже и не к кружку «Московского вестника», а к тесно театральному, солидарный притом всю жизнь с мракобесами, с петербургским славянофильством, происшедшим от весьма, впрочем, почтенного человека, адмирала Шишкова, - Загоскин еще не издал своего «Юрия Милославского», а был известен только как писатель комедий» (Григорьев Ап., Воспоминания, с. 107). Ср. у него же в «Плачевных размышлениях о деспотизме и вольном рабстве мысли»: «Он - чистый "père Duschêne" мракобесия» (там же, с. 345). См. также в письме Ап. Григорьева к Н. Н. Страхову от 12 декабря 1961 г.: «Вот чего я не пойму и не могу до сих пор забыть, это - неудовольствие на меня редакции «Времени» за то, что я серьезным тоном говорил о направлении Мракобесия» (там же, с. 478-479). У Н. С. Лескова в «Полунощниках» (в мещанском сказе): «Он воздвиг плечами и говорит: "Это ужас, какая у вас непоследовательность!" А она отвечает, что для спасения человека можно сделать и непоследовательность. Просто мракобесие. Вы, может быть, и собственности не хотите иметь? » (гл. 11, с. 192).

В сатирической идиллии Пр. Знаменского «Полезное чтение»:

Надо мною мракобесия

Тяготела суета

И блуждал, как в темном лесе я,

До Успенского поста

Но, во дни поста Успенского,

Я внимательно читал

Господина Аскоченского

Назидательный журнал.

Чудо в очью совершилося:

Стал я духом юн и смел;

Пелена с очей свалилася -

И внезапно я прозрел.

(Искра, 1859, № 42, с. 423).

Михельсон в своем сборнике «Русская мысль и речь» (1912), отметил слово мракобесие лишь у Б. Маркевича в мемуарном очерке «Из прожитых дней»: «В русской печати известного пошиба и до сих пор можно встретить это имя (Иван Яковлевич) (юродивого Ивана Яковлевича Корейши. - В. В.), когда заходит речь о легендарном мракобесии Белокаменной» (с. 442).

Яркая экспрессивность и идейная насыщенность слова мракобесие делали его самым веским, устойчивым и влиятельным образованием среди слов на -бесие. Все эти слова, кроме слова мракобесие, оказались недолговечными. Многие из них исчезли так же быстро, как породившая их мода (например, цветобесие, стихобесие, славянобесие, москвобесие и т. п.). Некоторые так и остались явлениями индивидуального стиля. Лишь слово мракобесие глубоко проникло в семантический строй русского литературного языка и укоренилось в нем. Оно во второй половине XIX в. порождало индивидуальные новообразования по своему образцу. Так, М. М. Стасюлевич писал В. А. Арцимовичу (от 16/28 июля 1891 г.): «А как Вам нравится тот зуд, который охватил теперь наш ко всему истинно хорошему равнодушный Петербург, распевающий марсельезу, с разрешения высочайшей власти, и не чувствующий, сколько во всем этом глупо-комичного. Истинное франкобесие! - новая форма того же мракобесия» (Стасюлевич и его совр., 4, с. 293-294). Но наряду с этим, наблюдается и забвение не столько морфологического состава слова мракобесие, сколько семантико-синтаксического соотношения его элементов. Показательно в этом отношении комическое словечко чертобесие, промелькнувшее в одном из ранних юмористических рассказов А. П. Чехова - «Восклицательный знак»: «"Что за оказия! Сорок лет писал и ни разу восклицательного знака не поставил... Гм!.. Но когда же он, чёрт длинный, ставится!".

Из-за ряда огненных восклицательных знаков показалась ехидно смеющаяся рожа юноши-критика. Сами знаки улыбнулись и слились в один большой восклицательный знак. Перекладин встряхнул головой и открыл глаза.

"Чёрт знает что... - подумал он. - Завтра к утрене вставать надо, а у меня это чертобесие из головы не выходит... Тьфу! Но... когда же он ставится? Вот тебе и привычка!"».

Не подлежит сомнению, что слово мракобес является вторичным образованием от мракобесия. Доказательством этого служит прежде всего изолированность слова мракобес. Очевидно, оно возникло тогда, когда все другие сложные слова на -бесие уже были утрачены, вымерли, или, во всяком случае, уже выветривались. Иначе естественно было бы ожидать таких образований, как стихобес, кнутобес, славянобес, москвобес и т. п. Только к слову мракобесие - острому, значительному и экспрессивному - было создано соответствующее обозначение лица. А в таком слове была большая нужда: необходимо было заклеймить не только мракобесие, как общественное бедствие, но и лиц, распространявших его, поборников и апологетов мракобесия. О позднем появлении слова мракобес свидетельствует и структура его. В слове мракобес морфема -бес обозначает `лицо, до безумия, неистово, маньакально привязанное к чему-нибудь, отстаивающее что-нибудь'. Между тем, французское -тапе никогда не переводится через словоэлемент -бес. Возможность непосредственного образования -бес от беситься невероятна (ср. соотношения: скороход и ходить, водовоз и возить, волкодав - давить и т. п.). Слово же бес в его традиционном, демонологическом значении также не могло включиться в состав сложения мракобес: получилось бы значение - `бес мрака' или `мрачный бес'. Кроме того, при широком употреблении слова мракобесие в русском литературном языке с 30-40-х годов XIX в. мракобес почти не встречается до самых 60-х годов (см. выше об употреблении его в языке Ап. Григорьева). Это необычное образование, не имеющее параллелей в истории русского словопроизводства, оказалось возможным в силу яркой экспрессивности слова мракобесие. Слово мракобес возникает как каламбурное, ироническое, как клеймо, символически выражающее общественную ненависть своей уродливой формой.

Опубликовано в «Докладах и сообщениях Института русского языка АН СССР», вып. 2 (М.; Л., 1948) вместе со статьей «Лить, отливать пули» под общим названием «Из истории русской литературной лексики».

Кроме машинописи (копии с оттиска опубликованной статьи), в архиве сохранилась неполная рукопись на листках разного формата (из 32 листков 2 отсутствуют). Кроме того, в архиве есть дополнения и иллюстративные примеры на небольших листках и словарных карточках. Текст статьи очевидно создавался в разное время: в нем много вставок и добавлений. В настоящей публикации статья открывается одной из таких выписок - цитатой из рецензии Бодуэна де Куртенэ на исследование А. Кочубинского. Косвенное отношение к истории слова мракобесие имеют также следующие выписки: 1. Цитата из сочинения Е. Станевича о художественной функции производных слов: «За коренными словами должны следовать производные, а потом уже сложные. Так, напр., слова светоносный, златовидный, буемудрый, твердокаменный, молниеносный и множество других обогащают, украшают язык наш и могут употребляться искусными писателями с великою приятностию, красотою и силою» (Евстафий Станевич. Рассуждение о русском языке, ч. 2, СПб., 1808, с. 34). 2. Цитата на употребление глагола богобесноваться: «За право наказания вступились бы, à la langue, люди получше подкованные, чем богобеснующиеся квакеры и фельетонные святоши» (Герцен, Былое и думы, 14, с. 493). 3. Пример из «Записок охотника» Тургенева: «В жизни его остались для меня... темные места, места, как выражаются книжники, покрытые глубоким мракомнеизвестности» (Певцы).

Здесь печатается по машинописи, сверенной и уточненной по рукописи, с внесением фрагментов рукописи, а также ряда необходимых поправок и уточнений. - В. П.

204 Здесь автором допущена неточность: следовало дать ссылку на Французско-русский словарь Н. П. Макарова (1870), в котором находим: «Ignorantisme, sm.. - система врагов просвещения. - Ignorantiste, adj: s, - враг просвещения, мраколюбец» (см. ч. 2, С. 33). - Ред.

205 Dictionnaire étimologique de la langue française par Osc. Bloch, Paris, 1932, 2. P. 100.

206 Max Frei. Les transformations du vocabulaire français à l'époque de la révolution. Paris, 1925. P. 34.

полезные сервисы
очутиться очутиться
история слов

ОЧУТИТЬСЯ

Глагол очутиться в современном русском языке имеет значение `вдруг попасть куда-нибудь', `неожиданно оказаться где-нибудь, в каком-нибудь положении'. Между тем этот глагол, представляя собою возвратную форму от глагола очутити, имел до XVIII в. более разнообразное значение и применение.

Глагол очутити был широко употребителен в языке древнерусской письменности - в качестве синонима старославянского ощутити (ср. др.-русск. очутие `ощущение, сознание'). Он имел значения: 1) `воспринять чувствами (слуха, зрения и т. п.)'; 2) `распознать, раскусить, увидеть, услышать и т. п.', `проникнуть в сущность кого-нибудь, чего-нибудь'. Например: «И очюти (Василько) плачь и рече: кдѣсе есмъ?» (Пов. вр. л. 6605 г.). «Святополкъ же и Володимерѣпоидоста на нь по сей сторонѣДнѣпра и придоста къ Зарубу, перебродистася, и не очютиша ихъ Половци, богу схраншю их» (Пов. вр. л. 6604 г.). «Еда когда бзи, очютивше вас злѣпловоуща, отиноудь погрузятъ вы» (Пчел. Публ. б., л. 48) (Срезневский, 2, с. 848; ср. ощутити на стр. 852)273.

Глагол очютити, как старинный, отмечался еще словарем 1847 г.: «Очюти́ти, гл. д. сов. Стар. `Познать, ощутить'. Како еси ... не очютил... пагубоубийственных ворожбит своих! Полн. собр. Русск. лет. II. 114» (сл. 1867-1868, 3, с. 315).

Понятно, что народный глагол очутить был вытеснен из литературного языка старославянским потомком ощутить - ощущать (ср. ощутительный). По-видимому, это вытеснение дало себя знать уже в XVII в., а в высоком слоге - уже в XV-XVI вв. Но ср. в легенде о Соломонии (по списку XVII в.): «Приiде на нея трясение iвеликiй лютый ознобъ, i в третiй день она очюти у себе во утробе демона люта» (Памятники старинной русск. лит., вып. 1, 1860, с. 153).

Но возвратная форма очутиться сохраняла свои основные значения еще в XVII - начале XVIII вв. Например, в изданном акад. М. Н. Сперанским «Сказании о дрѣве златомь и о залатом попугае и о царѣ Мiхаiле да о царѣ Лѣвкасорѣ» (по рукоп. Тихонравова, нач. XVIII в.): «Дарей жъ Мелденикъ уснулъ бяше о копие опершис и очутився отъ сна своего скочи ко дверемъ съ копием и рече: "ты, смерть, почто идешь?"»274. Глагол очутитися употреблялся в языке древнерусской письменности в таких значениях: «1) `почувствовать себя, ощутить себя в качестве кого-нибудь'. "Въставъ отъ сна своего, прияхъ ю i согрѣшихъ, онаж ищезе отъ мене, азъ за грѣшникъ очютихся" (Паис. сб. 164); 2) `очувствоваться, прийти в себя'. "Лежа часа съ два и едва очутися" (Соф. вр. 1534 г.); 3) `очнуться, прийти в себя после сна'. "Очютивъшися, въстрѣпетахъ на одрѣ" (Прол. XIII в. 291)» (см. Срезневский, 2, с. 848; ср. ощутитися, с. 852). Те же значения имеет глагол очутиться и в языке XVII в.

По-видимому, на основе значения `прийти в чувство и увидеть себя в новом положении' в просторечии у глагола очутиться развивается значение: `неожиданно попасть куда-нибудь, оказаться в другом месте'. Это значение возникает как устно-бытовая конкретизация значения `опамятоваться, очнуться после помрачения сознания'. Однако в литературном языке XVIII в. глагол очутиться в этих своих значениях все более вытесняется книжным синонимом очувствоваться.

В «Словаре Академии Российской» глагол очувствоваться определяется так: «1) `Прийти в чувство, опамятоваться, получить прежнее употребление чувств'. Очувствоваться после обморока. 2) `Прийти в раскаяние, признать свою ошибку'; `вытти из заблуждения'. Промотав имение, очувствовался да поздно» (сл. АР, ч. 4, с. 751).

В простонародном языке для первого из значений глагола очувствоваться выделялись как синонимы очунуться и очнуться (там же, с. 752). Во всяком случае, в словарях Академии Российской глагол очутиться отмечается уже только в современном нам значении: `Вдруг появиться, показаться где'. Поехал было в дорогу да вдруг опять здесь очутился (там же, с. 752).

Ср. у А. И. Тургенева в письме к Я. И. Булгакову (от 14 мая 1806 г.): «...вряд ли Татищев не очутится в Петербурге» (А. Тургенев, Письма, с. 63). У Н. И. Греча в «Воспоминаниях старика»: «Северная наша столица, в случае войны со Швециею, которая пользовалась бы пособием одной из сильных держав Европы, очутилась бы на краю гибели» (Греч 1930, с. 340).

С глаголом очутиться этимологически связан и глагол очнуться. Акад. А. И. Соболевский выводил это слово из очхнутися («ср. великор. прочухаться и прочхнуться, прочкнуться, нишкни `молчи' из ни чхни, белор. Очхнутися», Соболевский, Лекции, с. 112). С этим объяснением согласился и акад. Л. А. Булаховский (Булаховский 1937, с. 81). Однако составители словарей русского языка до Даля включительно сопоставляли очнуться не столько с очухаться, сколько с очунаться и очутиться (т. е. выводили из корня *чьт-) К этой же этимологии присоединился и проф. А. М. Селищев (ср. польск. oćknąć się)275.

Публикуется впервые как композиция из рукописных фрагментов, сохранившихся в архиве в разрозненном виде на 6 листках ветхой бумаги. - М. Л.

273 Ср. также: Сперанский М. Н. Девгениево Деяние. Исследование и тексты. П., 1922, С. 68. Здесь глагол очютити рассматривается как типичная лексическая примета стиля воинских повестей киевского южнорусского периода нашей литературы XII-XIII вв.

274 Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1934. Т. 1. С. 169.

275 Критические заметки по истории русского языка // Уч. зап. Моск. городского пед. ин-та, 1941, т. 5. С. 105.

полезные сервисы
поприще поприще
история слов

ПОПРИЩЕ

Слово поприще проникло в русский литературный язык из языка старославянского. В современном русском языке оно обозначает сферу, род деятельности, жизненную арену, жизненный путь. В нем очень ощутителен стилистический оттенок книжной риторичности, официальной торжественности. Например, в выражениях: «подвизаться на служебном поприще», «окончить свое жизненное поприще», «работать на поприще народного просвещения»; «пред ним открылось блестящее поприще»; «вступить на новое поприще» и т. п.

Вокруг слова поприще сложилась не очень многочисленная и разнообразная, но очень устойчивая фразеология. Она в основном сформировалась во второй половине XIX в. в публицистических стилях русского литературного языка. Но само значение - `род деятельности, жизненная арена' установилось у слова поприще значительно раньше, в конце XVIII в. См., напр., у Пушкина в «Борисе Годунове»:

[Басманов:] Мысль, важная в уме его родилась,

Не надобно ей дать остыть. Какое

Мне поприще откроется, когда

Он сломит рог боярству родовому!

(Москва. Царские палаты).

Ср. в «Записках сумасшедшего» Гоголя фамилию героя - Поприщин. Зародыши этого значения обозначились уже в русском литературном языке XVII - начала XVIII вв.

Как показывает морфологический состав слова: приставка по-, суффикс места =ищ(е) (ср. игрище, огнище, городище, пожарище, пепелище, ристалище и т. п.), корневой элемент пьр- (ср. пьрати, попьрати- `попрать'). Первоначально поприще должно было обозначать: `место, которое топчут, по которому ходят' (см. Преображенский, 2, с. 105). В языке древнерусской письменности основным значением слова поприще является старославянское `мера пути', `стадий'; `мера пути длиной около 2/3 версты' (греч. μíλιον); `мера пути в полторы версты'; `мера пути в дневной переход' (Срезневский, 2, с. 1203-1204). В значении меры пути слово поприще употребляется в богослужебных текстах, в житийной литературе, в летописном стиле, в языке путешествий и исторических сочинений. Это значение было живым и в литературном языке XVI-XVII вв. Например, в Софийском сборнике XVI-XVII вв.: «Поприще ж саженей 700 и 50; есть же убо едино поприще стадии 7 и пол. Сiѧоубо мы от землемѣрец приахом» (Срезневский, 2, с. 1204).

Проф. А. В. Марков в своем исследовании «Бытовые черты русских былин» писал: «Если на чем можно несколько остановиться, так это на терминах, которыми в былинах означаются расстояния. В измерениях их мы видим полное соответствие былинных выражений данным письменных памятников. И здесь, и там для измерения больших расстояний служат поприща (Кир. I, 41; Рыбн. II, 150; IV, 48; Гильф. 1219, 1296, № 34, ст. 150; № 104, ст. 22; Тих. и Милл. II, 125, 182) и версты, причем одни с другими отождествляются» (Этнограф. обозр. 1903, № 3, с. 77-78). «За три поприща, да по русски-то сказать за три верстоньки» (Гильф. 1212). В старинном «азбуковнике» поприще объясняется как `верста - имат саженей 750'; но считали поприще и в тысячу сажень (см. Буслаев. Русск. хрестоматия, с. 141). Поприще встречается в житии Антония Римлянина, в летописи под 1259 г. По-видимому, в XVII в. измерение верстами окончательно вытеснило применение слова поприще, как меры расстояния, однако ср. определение слова поприще как меры расстояния, посредством сопоставления с милей - `49-42 мили' в «Лексиконе словеноросском» Памвы Берынды (см. с. 88). От этого древнерусского значения отделился оттенок: `расстояние вообще', `расстояние определенной длины'. Например, в «Хождении Стефана Новгородца»: «И оттоле идохом сквозѣ град далече поприще велико» (Сперанский. Из старин. Новгород. лит-ры, с. 59; ср. с. 79).

В тесной связи с этим значением находилось и другое, это - `пространство, определенную длину имеющее, на котором древние Римляне и Греки подвизалися в бегании' (см. сл. 1822, 4, с. 1529-1530). В словаре 1847 г.: «Место определенной длины и ширины, с оградою для бегания и ристания» (сл. 1867-1868, 3, с. 758). Напр.: «Древние греки и римляне подвизались на поприщах».

В «Лексиконе треязычном» Фед. Поликарпова помещены такие сюда относящиеся слова и объяснения их: «Пóприще - στάδιον, stadium. Поприщный- σταδιαĩος, stadialis. Поприще теку σταδιοδζω, stadium curro. Поприщетечный σταδιοδζόυος, σταδιεους, qui stadium currit, qui statio certat, stadiodromus. Поприщемерятель σταδιαĩος, stadii mensuram aequans» (2, с. 24).

Это значение - `арена, место борьбы, ристалище' стало основным в русском литературном языке XVIII в. у слова поприще и сохранялось в русском поэтическом языке первых десятилетий XIX в. Ср. у Жуковского в стихотворении «Перчатка»:

Перед своим зверинцем,

С баронами, с наследным принцем,

Король Франциск сидел;

С высокого балкона он глядел

На поприще, сраженья ожидая...

Именно на основе этого значения в высоком штилеXVIII в. возникает переносное, фразеологически связанное употребление: поприще жизни. В «Словаре Академии Российской» это новое значение истолковывается тускло и неопределенно: «течение, продолжение времени чего. Прейти, окончитипоприще жизни» (сл. 1822, ч. 4, с. 1530). В словаре 1847 г. оно получает более отчетливую формулировку: «Известное пространство или продолжение времени. Прейти поприще жизни. Поприще военных действий. Поприще ученой деятельности» (сл. 1867-1868, 3, с. 758).

Очевидно, именно в русском литературном языке 20-40-х годов начинает расширяться круг фразеологического употребления слова поприще и в связи с этим углубляется и точнее вырисовывается отвлеченное значение - `род, сфера деятельности'. В словаре Даля находим широкое отражение новых контекстов употребления слова поприще: «Поприще ср. (попирать) - вообще место, простор, пространство, на коем подвизаются или действуют, арена, сцена, ипподром, приспособленное место для бега, скачек, для ристалищ, игор, борьбы и пр. Выйти на поприще. Устроить поприще для садки, травли, боя зверей. Поприще битвы, `место, где она случилась'. // Поприще жизни - `вся земная жизнь человека в бытовом отношении'. Какое поприще он избрал? `Какой род жизни, или каким наукам, ремеслу и делу посвятил себя'. Поприще великосветской жизни пусто и пошло. Высшее служебное поприще скользко. Поприще художеств стало ныне бесхлебным. Из новейших Гумбольдт на поприще естественных наук первенствует. // црк. Путевая мера, вероятно суточный переход, около 20 верст» (сл. Даля 1912-1913, 3, с. 796).

Заметка не была опубликована. В архиве сохранилась рукопись (на 6 листках неодинакового формата, написанных в разное время), озаглавленная «К истории значений слова поприще», а также машинопись с авторской правкой.

Здесь печатается по машинописи, сверенной с рукописью, и с внесением ряда необходимых уточнений и поправок. - В. П.

полезные сервисы
правомочный правомочный
история слов

ПОЛНОМОЧНЫЙ И ПРАВОМОЧНЫЙ

В русском литературно-книжном языке есть два составных слова, в которых второй частью сложения является прилагательное мочный- восточнославянский эквивалент старославянизма мощный. Это слова полномочный и правомочный. С ними связаны отглагольные существительные полномочие, правомочие. От слова полномочие произведен глагол уполномочить, причастие страдательное - уполномоченный, существительное - уполномочие. В современном русском языке слова правомочие (`бесспорное, полное обладание каким-нибудь правом') и правомочный (`обладающий правом на что-нибудь, какими-нибудь правами, полномочиями') являются терминами государственного права. Книжные же слова полномочие, полномочный и особенно уполномочить, уполномоченный имеют более широкое употребление, хотя и на них лежит густой налет официально-письменного, государственно-правового стиля.

Полномочие - `власть или права, предоставленные кому-нибудь' (Депутатские полномочия. Полномочия дипломатических представителей. Комиссия, обладающая неограниченными полномочиями).

Полномочный - `обладающий какими-нибудь полномочиями'300 (Полномочный посол. Полномочный министр. Полномочный представитель. Полномочное представительство; ср. советские сокращенные новообразования: полпред, полпредство).

Уполномочить - `снабдить полномочиями на что-нибудь, доверить сделать что-нибудь от своего имени'.

Уполномоченный - сверх значения страдательного причастия от уполномочить - также `доверенное лицо, действующее на основании каких-нибудь полномочий'. Слово уполномочие употребляется только в официально-канцелярском языке - в предложном сочетании: по уполномочию кого-чего - `по доверенности, по предоставленному кем-нибудь полномочию' («подписать договор за кого-нибудь по уполномочию»).

Слово полномочный является калькированным переводом латинского plenipotens, так же, как полномочие - plenipotentia. Соответствующие польские заимствования были у нас в ходу в официальном языке Петровской эпохи. Это слова:

«Пленипотенциар, пол. plenipotencyaryusz, полномочный министр. Для трактования Король своих пленипотенциаров послать соизволяет. Полн. собр. зак., т. 5, № 3014. Пленипотенция, пол. plenipotencja, полномочие. Дабы Господа Конфедераты своих пленипотенциаров с пленипотенциями туда назначили. Полн. собр. зак., т. 5, № 3014» (Смирнов, Зап. вл., с. 228). Ср.: «Высокомочный, пол. wysokomocny, могущественный. (Его Величество) высокомочным господам статам генеральным предлагать повелѣлъ...» (Шафиров. Рассуждения о войне с Карлом XII, с. 32; там же, с. 76). В письме протоиерея П. Алексеева к Ф. Дубянскому (1763): «...не допустить до крайней бѣдности, но отвратить оную ими же вѣсте способы и далече от нас своим многомочным ходатайством прогнать находящую мрачную тму горестей...» (Русск. архив, 1882, кн. 2, № 3-4, с. 70).

Лежащие в основе всей этой цепи терминов слова полномочие, правомочие (полномочный, правомочный) кажутся типичными книжными словосложениями на «славенский лад» (ср. глубокомыслие, православие, полнокровие, малодушие, великодушие и т. п.). И значение их не возбуждает больших недоумений и вопросов. Неясно лишь время их образования: когда эти слова могли быть произведены? Правда, можно повернуть вопрос и в другую сторону: что раньше возникло - полномочный и правомочный, а затем уже к ним образованы отвлеченные существительные на -ие:полномочие и правомочие, или, наоборот, сначала появились слова полномочие и правомочие, а позднее образованы к ним имена прилагательные? Кроме того, спрашивается: появились ли оба ряда слов: полномочие - полномочный и правомочие - правомочный в одно время или в разные периоды истории русского литературного языка? Удобнее всего начать исторический анализ со слов правомочие, правомочный. Слово право в общеевропейском значении jus, das Recht укоренилось в русском языке не ранее XVI-XVII вв. Следовательно, и слова правомочие, правомочный могли возникнуть не ранее этого времени. Однако они не зарегистрированы даже в словаре 1847 г. и в словаре В. И. Даля. Следовательно, можно предполагать, что эти слова сложились и вполне укоренились как правовые термины лишь во второй половине XIX в. Любопытно, что польские соответствия - prawomocnу, prawomocność имеют более давнюю и глубокую историю. Проф. Н. С. Трубецкой в своей книге «К проблеме русского самосознания» (1928) считал польское prawomocnу калькой немецкого rechtskräftig (Rechtskräftigkeit) и ставил русское правомочный в непосредственную генетическую зависимость от польского слова prawomocnу. При этой гипотезе образование русских слов правомочный, правомочие пришлось бы отнести к периоду сильного польского влияния на русский язык, ко второй половине XVII - началу XVIII в. Но для такого утверждения нет никаких оснований. Показательно, что в Лексиконе Аделунга (ч. 2, с. 274) нем. rechtskräftig переводится не через правомочный, а описательно: `действительный, достоверный, законный, на законах утвержденный' (Ein rechtskräftiges Urtheil - «приговор по законам»). Но ср. тут же: Rechtswissenschaft - `правоведение', rechtsverständig, rechtsgelehrt - `правоведущий' (с. 275).

Все эти факты ведут к выводу, что слова правомочие, правомочный могли сложиться и независимо от влияния нем. rechtskräftig в русском литературном языке XIX в. по образцу полномочие, полномочный. Ориентация на польские образцы prawomocnу и prawomocność не исключается.

Слова правомочие и правомочный не включены в число «Дополнений и заметок» к словарю Даля ни одним из его критиков - ни П. Шейном (1873), ни И. Ф. Наумовым (1874), ни акад. Я. К. Гротом (1870). Это говорит о том, что в 60-70-е годы XIX в. эти слова еще не были в широком употреблении. Они были внесены в словарь Даля проф. И. А. Бодуэном де Куртенэ: «Правомочие, ср.: "Бюрократия, конечно, не могла предоставить земству таких прав, которые наделяли бы представителей земства правомочиями, превышающими объем обывательских правомочий". Правомочный, имеющий право, удовлетворяющий требованиям закона. "В Полтаве числится правомочных избирателей в Государственную думу по имущественному цензу 463, купеческого сословия 200, квартиронанимателей 6"» (4 изд., 3, с. 991).

Итак, слова правомочие, правомочный появились в русском литературном языке в последней трети XIX в., во всяком случае не ранее 60-х годов XIX в. Соответствующие понятия в западноевропейских языках выражаются словами: во французском - compétence (ср. рус. «компетенция, в пределах чьей-нибудь компетенции»), compétent; в английском competence, competent; в немецком - Machtbefugnis, machtbefugt. Ср. чеш. pravomoc, pravomocný; польск. prawomocność, prawomocnу, prawomocnie. Подозревать влияние нем. rechtskräftig, Rechtskräftigkeit на процесс формирования этих слов возможно, но не нужно, и придавать ему решающую силу при наличии русских образований полномочие, полномочный и западнославянских prawomocnу (польск.), pravomocný(чеш.) нет оснований.

Слова полномочный, полномочие, уполномочить приводятся во всех русских словарях, начиная со «Словаря Академии Российской»: «Полномóчие, чия, с. ср. 2 скл. `Полновластие, полная власть в чем'. Дать кому в чем полномочие». «Полномóчный, ная, ное, и ус. Полномóчен, чна, чно, прил. `Полновластный; полную, совершенную власть, мочь в чем имеющий'. Полномочный Посол» (сл. АР 1822, ч. 4, с. 1435-1436).

Слова полномочие, полномочный, уполномочить образовались в русском литературном языке первой трети XVIII в. В этом процессе нельзя не видеть влияния польского и других западноевропейских языков. Прежде всего необходимо вспомнить польск. pełnomocny, pełnomocność, которые сами могли сформироваться по образцу лат. plenipotens, plenipotentia, нем. Vollmacht, vollmächtig; ср. франц. plénipotentiaire.

На ближайшую связь с польским языком может указывать и слово высокомочный, которое вошло в русский литературный язык петровского времени из польского языка301. Правда, слово мочный (ср. мочь), утраченное русским литературным языком в начале XIX в., было очень употребительно в государственно-деловом языке предшествующей эпохи. Особенно широко распространено было безличное мочно в значении `можно'. Напр.: «А и то было тебѣ, милостивый королю, мочно разумѣти...»302. Ср. в «Материалах» И. И. Срезневского: «Со многою дружиною безъ страха мочно проити. Дан. иг.»; «Толико бо Богъ прославилъ святыя мѣста, еже не мочно разстатися. Стеф. новг. 1347 г.» (2, с. 180).

Любопытно, что в «Немецко-латинском и русском лексиконе» Вейсмана (1731) встречается слово полномощие. Нем. Vollmacht, hab'ich hierinnen, лат. hoc arbitrio meo permissum est переводятся фразой: «я в сем полномощие, полную власть имею» (с. 723). Здесь полномощие возникает как калька, как славянизированный перевод нем. Vollmacht.

Искусственность этого образования очевидна (ср. отсутствие других аналогичных образований от старославянского мощь вроде: всемощие, высокомощие, безмощие и т. п.). Напротив, если допустить первичность образования полномощный (ср. мощный), то и полномощие получит некоторое морфологическое оправдание. Однако под влиянием таких слов, как высокомочный, и здесь быстро устанавливается форма полномочный, а вслед за нею и полномочие.

Слово мочный как живое отмечалось словарями Академии Российской. Даже в словаре 1847 г. оно приведено без всяких стилистических помет. Здесь читаем: «Мочный, ая, ое, - чен, чна, о, пр. 1) `Имеющий большую мочь, крепкий телесными силами; дюжий, мощный'. Мочный богатырь. 2) `Сильный властию, богатством'. Временщики мочныне надолго» (сл. 1847, 2, с. 687)303. Последний пример явно восходит к живой разговорной речи второй половины XVIII в.

Таким образом, все материалы для образования слова полномочный и живые модели для образования отвлеченного существительного полномочие в русском языке конца XVII - начале XVIII в. были налицо. Но толчок к этому образованию мог, действительно, исходить из польского и латинского языков.

В Полном немецко-российском лексиконе Аделунга нем. die Vollmacht передается так: «1) `полномочие, полная мочь'. Jemanden Vollmacht zu etwas ertheilen - уполномочить кого к чему. Vollmacht zu etwas haben - `полномочие к чему иметь'; 2) `полномочие, кредитивная грамота, верющее письмо, доверенность'. Seine Vollmacht aufweisen - показать свою верющую грамоту» (ч. 2, с. 856).

Косвенное доказательство возникновения слов правомочный, правомочие во второй половине XIX в. можно извлечь из истории слов правоспособный и правоспособность. Слова правоспособность и правоспособный являются терминами науки о праве. Правоспособность - это способность быть носителем прав и обязанностей, быть субъектом права. Правоспособный, -ая, -ое; -бен, -бна, -бно - являющийся субъектом права, обладающий правоспособностью.

Присматриваясь к морфологической структуре этих слов, легко заметить, что они входят в ряд сложных правовых терминов позднего происхождения, возникших в русском языке, во всяком случае, не ранее середины XIX в. и содержащих в первой своей части слово право. Таковы: правомочие, правомочный, правомерность, правомерный, правопорядок и некоторые другие (ср. правонарушение, нем. Rechtsverletzung, правонарушитель, правопоражение и т. п.). С другой стороны, вторая часть в составе словосложения у правоспособность, правоспособный является общей, однородной с такими словами, как дееспособность, дееспособный, трудоспособность, трудоспособный, работоспособность, работоспособный. Слово дееспособность в современном русском языке обозначает: 1) `право на совершение действий юридического характера, определяемых положительным законодательством'; 2) `вообще способность к деятельности'. Дееспособный как правовой термин также значит: `имеющий право на совершение действий юридического характера и несущий ответственность за свои поступки'. Кроме того, дееспособный имеет и общее значение в книжном языке: `способный к деятельности'.

Слова дееспособность и дееспособный образованы около середины XIX в. Они еще не зарегистрированы в словаре 1847 г. Но слово дееспособность уже вошло в словарь В. И. Даля (сл. Даля 1880, 1, с. 526). Следовательно, слово дееспособность сложилось в русском литературном языке в 50-60-е годы XIX в. Можно думать, что на процесс его образования повлияло нем. Handlungsfähigkeit (ср. handlungsfähig). Это влияние сказывалось на общей модели словосложения (дее-способность; ср. Handlungs- fähigkeit), но самый выбор морфемы дее(дее-причастие), а также соотношение и связь частей (ср. деяние, дееписание и т. п.) совершенно оригинальны и крепко спаяны с морфологической и семантической системой русского литературного языка.

Слова трудоспособность и трудоспособный, работоспособность и работоспособный не помещены даже в словаре Даля. Они сложились в русском литературном языке XX в. (ср. нем. Arbeitsfähigkeit - arbeitsfähig). На фоне этих сопоставлений становится ясным, что слова правоспособность и правоспособный могли появиться в русском литературном языке лишь во второй половине XIX в.

Ив. Желтов в своих «Кратких грамматических заметках» писал о «новоизмышленных словах»: «За последние 30 лет наплодилось у нас немало выражений, в прежнюю пору вовсе не встречавшихся. Говорят, что с новыми понятиями образуются или заимствуются и новые слова. Но действительно ли это так, еще очень сомнительно. По крайней мере, не знаем, чтобы иные из этих слов обозначали новые понятия. Напротив, понятия-то и прежде были, только понадобились видно новомодные слова, зачастую страдающие отсутствием всякого смысла. Что такое, напр., введенные в наш судебный язык выражения: правомерность, правоспособность, судоговорение. Не мудрствующий лукаво русский человек будет соединять с ними понятия о правой мере, о правой способности, о говорении суда (т. е. судебного присутствия).

Первые два слова суть буквальные, но по-русски, просто непонятные сколки с немецких Rechtmässigkeit, Rechtsfähigkeit; последнее же - неуклюжая переделка немецкого Rechtsprechung, т. е. отправление правосудия, причем составители его затруднились перевести буквально: правоговорение, потому что под этим можно было бы понимать, подобно правописанию, отдел грамматики об искусстве правильно говорить»304.

Даль не отметил слов правоспособность, правоспособный в первом издании своего словаря. Объясняется это тем, что эти слова образовались и стали распространяться лишь в русском литературном языке 60-х годов. На пропуск слов правоспособность, правоспособный у В. И. Даля указал И. Ф. Наумов в своих «Дополнениях и заметках к "Толковому словарю" Даля» (1874, с. 29). Здесь подчеркивается, что «правоспособность - требуется судебн[ым] Уст[авом] 20 Ноябр. 1864 г. при совершении актов».

По-видимому, правоспособность и правоспособный формировались как кальки нем. Rechtsfähigkeit, rechtsfähig.

Опубликовано в журнале «Вопросы языкознания» (1955, № 5) вместе со статьей «Самоуправление» под общим названием «Из истории слов». В архиве сохранились: неполная рукопись (13 пронумерованных листков) до слов «Косвенное доказательство возникновения слов правомочный, правомочие во второй половине XIX в. можно извлечь из истории слов правоспособный и правоспособность», машинопись (8 стр.), гранки (3 листа), печатный оттиск. Печатается по оттиску с внесением ряда необходимых поправок и уточнений.

В. В. Виноградов обращается к слову правомочный также в связи с употреблением полонизмов в среде дворянской демократии в XVII в.: «Полонизмы получают широкое распространение, особенно в дворянской среде, являясь составным элементом не только литературного, но и бытового словаря высшего общества. Тут и чисто польские слова, вроде вензель, место (город), квит, особа, поспольство, опека, пекарь, писарь, весняк (в "Великом зерцале": wieśniak - простолюдин, селянин), допоможение (Котошихин), мешкать, гарнец и др., и польские образования от немецких корней, например: бляха, кухня, рисунок, рисовать, мусить и т. п., и польские кальки немецких слов: духовенство (Geistlichkeit), правомочный (rechtskräftig), мещанин (Bürger), обыватель (Bewohner), право (в знач. jus; немецкое Recht и др....» (Виноградов. Очерки.., 1982, с. 40). - Е. X.

300 В народных говорах слово полномочный (полномошный) иногда употребляется в значении `состоятельный, богатый' (ср.: Чернышев, О народн. говорах, С. 142; Богораз, Обл. сл., С. 112).

301 См. мои «Очерки...», М., 1938. С. 57.

302 Памятники древней русской письменности, относящиеся к Смутному времени // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссиею, т. 13, СПб., 1891. С. 23.

303 Ср. в словаре Даля: «Мóчный, мóщный, сильный, крепкий, дюжий, ражий, дебелый, плотный, здоровый; // могучий, могутной, властный, много могущий. Мóчность, ж. мóщность, мочь, могута, могутство; сила, крепость, коренастость; власть» (сл. Даля 1881, 2, С. 362).

304 Желтов И. Краткие грамматические заметки // ФИЯЗАП, 1890, вып. 4-5. С. 8-9.

полезные сервисы
сословие сословие
история слов

СОСЛОВИЕ

К числу книжных славянизмов, вошедших в активный состав русского литературного языка в период так называемого «втор ого южнославянского влияния» (XIV - XVI вв.), относится слово сословие. А. Г. Преображенский думал, что оно представляет собою, вероятно, перевод греч. σύγκλητος (Преображенский, 2, с. 36). По Горяеву, сословие - это «класс народа, связанный с известным наименованием - словом» (ср. звание) (Горяев, Этимолог, cл., 1886, с. 338). И. И. Срезневский мог привести пример на употребления этого слова лишь из сочинений Григория Цамвлака со значением `лик, собрание' [звание]: «И предсташа весь лик богословецъ, исходныя пѣсни пояху, честь воздающе апостольскаго сословия» (Срезневский, 3, с. 822).

По-видимому, слово сословие было до XVII в. принадлежностью торжественного церковно-книжного стиля и не выражало общественно-политического значения.

М. Р. Фасмер, сославшись на старославянско-греко-латинский лексикон Ф. Р. Миклошича, связывает ц.-слав. сословие с греческим κατάλογος. Но это - объяснение не этимологии слова, а только одного из его значений. Характерно, что в «Алфавите иностранных речей» (XVII в.) каталог определяется как «сословие или согласие» (110 об.).

М. Р. Фасмер, не отвергая предложенного А. Преображенским сопоставления слова сословие с греч. σύγκλητος, вместе с тем предпочитает ему сближение с греч. σύλλογος, `Versammlung, Zusammenkunft' (Vasmer, 2, с. 701).

В древнерусском литературном языке слово сословие начинает встречаться в списках XVI в. (иногда с памятников XIII - XIV вв.). Его значение - `звание, принадлежность к той или иной категории по разграничению разрядов, состояний, духовных качеств и свойств людей в системе религиозно-моральной классификации'. Например, в «Житии Авраамия Смоленского» (по списку XVI в., памятник относится к XIII в.): «Подобаеть Смоленскому граду и всемъ православнымъ людемъ и постникомъ сословие великого въ постницехъ похвалити и праздновать новаго во святыхъ блаженнаго Авраамия...» (Памятники древнерусск. лит., вып. 1, с. 141). Ср. в Пахомиевской редакции жития Сергия Радонежского: «Приидѣте честное и святое постникъ сословие» (Жития Сергия Радонежского, с. 3); в славяно-русском «Прологе» (XVIII в.) - из «Похвального слова Епифания»: «Приидите честное и святое постникъ сословие, приидите отцы и братия...» (Памятники древнерусск. церк.-учительн. лит-ры, с. 20).

В «Откровении Мефодия Патарского» (по списку XVI в.): «Смѣреномудрии бо христиане мльчаливии свободнии прѣпростии прѣмудрии избрании ни во что будут вь врѣмя оно, но вь мѣсто их будут чтоми самолюбци сребролюбцы сварливии грьделивии хулници хыщници лихоимце смѣхотворци и прочее сьсловие таковых жде имен...» (Истрин, Откровение, с. 111; ср. Памятники отреч. русск. лит., т. 2, с. 222-223). В «Словаре» Памвы Берынды: «Съчисление, съсловие: поличѣнье, порахованье, в купу зобранье, реестр» (Сахаров, 2, с. 103; ср. Берында П., Лексикон, с. 130).

Слово сословие приобретает, таким образом, очень широкое значение: `собрание, общество, сообщество'. В «Великих Минеях-Четиях» (XVI в.): «Священно убо и достойнословесное все мученическое съсловие, страстию юже от страсти отдав благодеть; кровию же еже от крови спасу всех въздание исплънив» (сент. 14-24, с. 1346). В «Повести о святых и богопроходных местах святого града Иерусалима, приписываемой Гавриилу Назаретскому архиепископу 1651 г.» (сп. XVII в.): «О девятом же часѣдня облачится патриарх и все священное сословие во всю священную одежду и чинят обхождение около святаго гроба трищи» (Прасовсл, палестинок, сб., с. 5). Ср. в бумагах Петровского времени выражение «христианское сословие». В «Духовном Регламенте» (1776): «Во первых бо извѣстнѣе взыскуется истина соборным сословием, нежели единым лицем» (с. 8).

Контексты связей слова сословие в значении `собрание, совокупность' все расширяются, особенно в XVIII в. В «Полемических статьях против протестанства» Симеона Полоцкого (рукоп. БАН, XVII в.): «Еретици... всю книгу сию [вторые книги Маккавейские] неправильну быти наричюще из сословия книг священного писания вымазуют, противящеся святѣи Кафолической церкви» (170 об.). В «Врачевальных молитвах», изданных А. И. Алмазовым (сп. XV - XVIII в.): «Молю и прошю святаго сбора пророческого: Захарию, Ιоанна предтечю... Молю и сословие святых праведных богоотець: Иоакима и Анну, Иосифа обрученика, Давида пророка и царя, Иакова, брата божия, Симеона богоприемца и Симеона сродника о господня». Ср. в «Четьях-Минеях» (апрель 22-30): «сословие верных».

По-видимому, в русском литературном языке XVIII в. продо лжало сохраняться и следующее значение слова сословие - `реестр, каталог, собрание, систематический перечень'. В «Науке красноречия си есть Риторике» (рукоп. XVIII в., Библ. Смоленск. пед. ин-та): «Арифметика, сиречь числительница, от арифмосъ гречески, сиречь от числа происходит есть же арифметика сведение чисел и сословие» (л. 1852).

В «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова читаем: « Сословие, зри причет, и собрание». Ср. «Причет, κατάλογος, numerus, catalogus»; «Причет рода, зри родословие» (т. 2, с. 57 об.); «Собрание, συναγωγη, σύλλεξις, συναθροισμός, , συνάθροσις, 〄θροισμος, συλλογή, congestico, congeries, collectio, coactio» (т. 2, с. 105).

В изданном Ленинградским университетом и приписываемом В. Н. Татищеву «Рукописном лексиконе первой половины XVIII в.» (Л., 1964) слово сословие не помещено.

В русском литературном языке XVIII в. для выражения тех значений, которые у нас сочетались со словом сословие с начала XIX в.: (1. общественная группа, классовая организация с закрепленными законом наследственными правами и обязанностями; 2. корпорация, группа лиц, объединенных профессиональными интересами или однородными занятиями), употреблялось преимущественно слово состояние (ср. немецкое Stand, франц. état). Например, в «Полном немецко-российском лексиконе...» Аделунга (1798) Stand, между прочим, переводится через состояние, род, происхождение, чин (ср. der bürgerliche Stand, der geistliche Stand, der Kriegesstand, der Bauernstand - гражданское, духовное, военное, крестьянское состояние: der Adelstand - дворянство (т. 2, с. 558).

В «Словаре Академии Российской» (1822) сословие истолковывается так: «Собрание присутствующих где-либо особ; общество состоящее из известного числа членов» (ч. 6, с. 395).

У А. Н. Радищева: «Мимоходом заметим, что в России вообще три рода женского платья в простом народе, опричь того, кот орое носят, подражая вышним сословиям. Сарафан, панева и полушубок или телогрейка с юбкою» («Опис. моего владения», Собр. соч. 1811, 4, с. 136-137); «Народ российской разделяется на сословия или чиносостояния. 1) Дворянство. 2) Гражданство или мещанство. 3) Духовенство. 4) Поселяне разного звания. 5) Роды людей, к первым четырем отделениям не принадлежащие, имеющие особые права, временно или всегда» («Проект для разделения уложения Российского» [1800-1801], Полн. собр. соч., 1952, 3, с. 167); «Пятое отделение содержать будет некоторые постановления общие, касающиеся до военных людей, до казенных мастеровых, где они есть, и некоторые другие, которые хотя не составляют истинно государственного сословия, но имеют по званию своему особые права» (там же); «Если бы права принадлежали состоянию, в соборном его лице, то оно бы было сословие государственное, чего в России нет» («Проект Гражданского уложения», там же, с. 174).

Ср. также в «Московском Меркурии» П. И. Макарова (1803): «Слово диван значит на всех восточных языках собрание поучительных мыслей, также и самое сословие хранителей власти» (ч. 1, с. 143). Как видно из последнего примера, старое значение еще давало себя знать и в начале XIX в.

Таким образом в русском литературном языке XVIII в. на о снове старых церковно-книжных значений развивается новое обобщенное значение слова сословие - `собрание, организация, общество'. Так, в «Записках» Болотова: «[экономическое... общество...] наделало уже слишком много членов и насовало в сословие свое всякого звания людей достойных того и недостойных...» (Болотов, 1871, 2, с. 668).

В «Словаре языка Пушкина» находят отражение такие формы Пушкинского употребления слова сословие. Выделяются два значения: 1) `общественная группа, отличающаяся от других общественных групп своими закрепленными законом наследственными правами и обязанностями': «Даже теперь наши писатели, не принадлежащие к дворянскому сословию, весьма малочисленны»; «Ломоносов, рожденный в низком сословии, не думал возвысить себя наглостью ни запанибратством с людьми высшего состояния»; 2) `группа лиц, объединенных профессиональными интересами': «покаместь скажу только, что сословие станционных смотрителей представлено общему мнению в самом ложном виде». В качестве оттенка этого значения указывается прежде бывшее господствующим употребление слова сословие `группа лиц, объединенных общностью занятий, склонностей и т. п.'): «права мощного сословия людей говорящих» (сл. Пушкина, 4, с. 244).

В словаре 1847 г. сословие рассматривается уже как установившийся общественно политический термин и определяется так: «Разряд людей какого-либо звания, отличающийся от прочих особыми правами и обязанностями. Сословие дворянства. Сословие купечества, Сословие ученых» (сл. 1847, 4, с. 190).

Таким образом, в конце XVIII в. и в начале XIX в. произошло расчленение и о сложнение значений слова сословие, приведшее к современной его семантической структуре.

Опубликовано под названием «IV. Возникновение и развитие слова сословие» в составе статьи «Историко-этиомлогические заметки. IV» вместе со статьями «Кутить», «История слова транжирить», «История слова зависеть» в кн.: «Этимология. 1966» (М., 1968). В архиве сохранилась рукопись (17 листков) и более поздняя машинопись (7 стр.). Печатается по опубликованному тексту, сверенному с рукописью. - И. У.

полезные сервисы
среда среда
история слов

Среда.

Процессы развития и разрушения омонимии внутри самой лексико-семантической системы языка, не связанные с живыми и активными иноязычными заимствованиями, охватывают весь строй соответствующего языка. В формулу Ж. Вандриеса: «Омонимия осуществляется независимо от исторической судьбы слова» следует внести существенные ограничения, так как омонимия в подавляющем большинстве случаев предрешается историческим развитием всех сторон структуры слов в их связях и соотношениях. При этом, естественно, закономерности истории омонимов различны в кругу слов - производных и непроизводных (морфологически неразложимых в исходной форме или выделяющих тождественную флексию типа: плоть, сѣнь, руда, страсть, правый, лихой и т. п.).

По отношению к истории древнерусского литературного языка проблема омонимии очень осложнена тем, что здесь необходимо выделить в особый участок наблюдения и исследования семантические поля русских (восточнославянских) и старославянских (южнославянских) лексических параллелей омонимической или приближающейся к ней структуры. В качестве иллюстрации можно воспользоваться словом - среда (середа).

Слово срѣда унаследовано русским литературным языком от языка старославянского (ср. русск. середа, середина, середка и т. п.). В древнерусской письменности XI-XV вв. слово среда употреблялось в разных значениях:

1) середина;

2) средний день недели, середа;

3) посредство, промежуточная область. Например: срѣдою плъти приближивъся намъ (τòμέσον). Гр. Наз. XI в. 11.

4)Внутренность, сердцевина; совокупность людей. Отълучать зълыя отъ срѣды праведныхъ (【κμέσου). Панд. Ант. XI в. 204 (Мф. XIII. 49). От срѣды левгитска(【κμέσου). Числ. IV. 18. Хрононогр. XVI в. Ак. наук (Срезневский, 3, с. 482).

Те же значения выступали и в восточно-русском эквиваленте этого славянизма - в русском слове - середа (ср. напр.: «Да възметься от середы вашея дѣло то створивыи»; в списке XIV в.; среды; - Никон. Панд. сп. 6 по сп. XII в.) (там же, с. 338). Очевидно, формы среда и середа до конца XIV в. были тождесловами. Их значения были однородны. Они воспринимались, как разные стилистические формы одного и того же слова. Можно думать, что среда в письменно-литературном языке вытеснило русизм - середа во всех значениях, кроме - `дня недели' и `середины', - в период «второго югославянского влияния», т. е. в русском литературном языке XV-XVI вв. Таким образом, лишь с эпохи второго югославянского влияния начинается расхождение этих форм. В XV-XVII вв. они превращаются в два отдельных слова, распределенных по разным стилям русского литературного языка. Лишь значение - `средний, третий по воскресенью день недели' и частично - `середина' остаются общими и в том и другом слове. Эта частичная синонимия сохраняется как след былого семантического единства слов среда - середа.

Таким образом, в русском письменно-литературном языке позднего средневековья (XV-XVII вв.) русское середа и древнеславянское среда выступают отчасти как разные слова, отчасти как стилистические синонимы. Это - очень интересный (и притом типический) пример распада древних семантических связей между этимологически тождественными старославянизмами и их русским эквивалентами.

В Лексиконе Памвы Берынды (1653) слово среда поясняется двумя словами `середа, середина' (с. 155). Это говорит о том, что синонимический параллелизм между среда и середа в значении `середина' тогда уже был нарушен. Показательно, что в «Немецко-латинском и русском лексиконе» 1731 г. среди чисто русского текста уже не встречается слово среда. Mittwoch, dies mercurii переводится словом `середа'; Mittel, medium - `средина, посредство'; Mitten, medium, medietas, meditullium - `средина'; das Mittelste, meditullium - `среднее, средина' (с. 419-420).

Позднее в словарях Академии Российской со словом среда соединялись лишь два основных значения:

1. Слав. `средина'. Ср. у Н. И. Гнедича в переводе «Илиады» (XIX, 363):

...стук из-под копт подымался Ратных мужей; а в среде их Пелид ополчался могучий.

У Радищева: «Европейцы суть по среде на стезе совершенствования» (Радищев, соч., 2, с. 59). У Державина:

Кавказ и Тавр ты преклоняешь,

Вселенной на среду ступаешь

И досязаешь до небес.

(На взятие Измаила).

2. `Средний день недели между вторником и четвергом; середа'. Кроме того, отмечалось, как устойчивое фразеологическое сочетание от среды в значении: `от числа'. Отлучат злыя от среды праведных Матф. XIII. 49. (сл. АР 1822, ч. 6).

Таким образом, часть славянорусских значений в слове среда в XVII-XVIII вв. утратилась. Это понятно, так как производное слово - средина (середина) вобрало их в себя (ср. также разговорнонародные середина, середка). Развивается синонимический ряд: среда - средина - середина.

Ю. С. Сорокин, признав, что в русском литературном языке допушкинской эпохи слово среда прежде всего было высоким, славенским вариантом к слову середина (средина), отметил, что «практически слово среда в языке второй половины XVIII в., а особенно в первой трети XIX в. выступало чаще всего в составе предложных сочетаний»: из (или от) среды (чьей, кого-л.) и в (или на) среду (ступить, вступить, выступить и т. п.) (Сорокин Ю. С. Развитие словарного состава литературного языка в 30- 90-е годы XIX в. М.; Л., 1965, с. 342). Ср., например, в «Словаре языка Пушкина».

Все это содействовало омонимическому обособлению слова - среда для обозначения дня недели. Тем более, что уже в научном языке естествознания в конце XVIII - в начале XIX в. слово среда приобретает новое значение: `тело, вещество, заполняющее пространство и окружающее тела или явления; сфера'. Например: «Луч света, переходя под косым углом из одной среды в другую, преломляется. Преломляющая среда. Воздушная среда» (см. сл. 1867-1868, 4, с. 443).

Новое расширение значений слова среда происходит в русской публицистической речи в 30-40-х годах XIX в. В нем сказывается влияние социально-политической терминологии. Французское слово milieu (`общественное окружение') по-русски лучше всего передавалось словом среда, которое получает новые значения: 1. `совокупность природных или социальных условий, в которых протекает развитие и деятельность как человеческого общества в целом, так и отдельных людей; окружающие условия, социально-бытовая обстановка'; 2. `совокупность людей, связанных общностью социально-бытовой обстановки, социальных условий'. (Любопытно, что раньше немецкая фраза Einer aus unsere Mitte переводилась так: `один из нас, из нашего общества'; см. лексикон Аделунга, 1798, с. 67). Это новое употребление слова среда отчасти было результатом переноса физических, естественно-научных понятий в область социальных наук. Употребление слова среда применительно к социальным условиям жизни той или иной общественной группы ярко выступает в сороковые годы у Герцена, Белинского и людей близких к ним (Сорокин Ю. С. Указ. соч., с. 344). Так, у Белинского: «Влияние окружающей человека среды» (Соч., X, с. 331); у Герцена: «Не найдя никакой деятельности в среде, в которой родился, он сделался туристом» (Соч., 2, с. 73) и др. под. В новом значении слово среда развивает новые лексические связи: общественная среда, окружающая среда, социальная среда, семейная среда, образованная среда, мещанская среда и т. п.

В 50-70-е гг. круг этих связей все расширяется. Вот иллюстрации: у И. С. Тургенева в письме к Е. М. Феоктистову (1851 г.): «Признаюсь, я от вас никак не ожидал такой выходки, но верно самые порядочные люди не могут избавиться от влияния той среды, в которой они находятся» (И. С. Тургенев и круг «Современника», 1930, с. 146).

В письме Тургенева А. Н. Плещееву (от 24 сентября 1858 г.): «Окружающая среда тяготит нас» (Тургенев и его время. Сб. 1 / Под редакцией Н. Л. Бродского. 1923, с. 304).

В романе Тургенева «Рудин»: «Он ошибся во мне: он ожидал что я стану выше какой-то среды... что за ахинея, Господи? Хуже стихов!» В письме Рудина к Волынцеву: «Я полагал, вы сумеете стать выше той среды, в которой развились...». У И. С. Тургенева в «Литературных и житейских воспоминаниях» (Вместо вступления, 1868): «Тот быт, та среда, и особенно та полоса ее, если можно так выразиться, к которой я принадлежал - полоса помещичья, крепостная - не представляла ничего такого, что могло бы удержать меня» (Литературные и житейские воспоминания. Изд. писателей в Ленинграде, с. 56). «Хлестаков увлечен и странностью своего положения, и окружающей его средой, и собственной легкомысленной юркостью» (там же, с. 123). У Н. А. Некрасова в письме И. С. Тургеневу (1856 г.): «Есть ли другое направление - живое и честное, кроме обличения и протеста? Его создал не Белинский, а среда, оттого оно и пережило Белинского» (Некрасов, 1930, 5, с. 273). У Помяловского в романе «Молотов» (1861 г.): «И тебя вырастила почва. - А то что же? - Это называется среда заела. - А вот и не заела... Среда... заела... Новые пустые слова... Я просто продукт своей почвы, цветок, пойми ты это». У Салтыкова в «Благонамеренных речах»: «Какая, однакож, загадочная, запутанная среда. Какие жестокие неумолимые нравы! До какой поразительной простоты форм доведен здесь закон борьбы за существование». У Лескова в очерках «Смех и горе»: «Он был заеден средой и стал резок, но он все-таки был человек просвещенный и умный».

Понятно, что новое значение слова среда в 60-70-х годах ломает фразеологию, связанную со словом - среда, и ведет к новым фразовым связям. Пурист-словесник И. Николич в «Филологических записках» (1873, вып. 1, с. 9) писал: «Далось также новейшим литераторам слово среда для составления крайне нелогичных выражений: среда окружает, среда давит, живет в тесной среде и т. д. вместо: окружает общество, в тесном кругу и пр.» У П. Д. Боборыкина в романе «Из новых» - герой говорит: «Вся трагедия для каждого из нас, мужчины или женщины, состоит в том, что мы не вовремя явились. Прежде, в сороковых годах, говорили: среда заела...». (См. Михельсон М. И. Русская мысль и речь, т. 2, с. 308). Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя» (1873 г.) воспроизводит речь адвоката, выступавшего с защитой матери, которая в злобе обварила руку своего годовалого ребенка: «Естественно, что под такую минуту, когда злоба от заевшей среды входит, так сказать, внутрь... она и поднесла руку под кран самовара». Писатель возражает адвокату: «Полноте вертеться, господа адвокаты, с вашей средой».

У Салтыкова-Щедрина в очерках «За рубежом»: «По природе он совсем не фатюй, а ежели являлся таковым в своем отечестве, то или потому только, что его «заела среда», или потому, что это было согласно с видами правительства» (см. также мои «Очерки по истории русского литературного языка». 1938, с. 389-390).

В словаре В. И. Даля, кроме середа или среда - `средина недели, день на половине ее', отмечаются такие значения слова среда (при этом необоснованно выдвигается форма середа, как равноправный вариант в зачине статьи): «Середа или среда, вещество, тело, толща, пласт, более о веществах жидких и прозрачных. Среда воздушная - виталищептиц, среда во́ дная - обитель рыб. Луч света, проникая среды различной плотности, преломляется. Он теперь в своей среде, атмосфере, в своем образе жизни доволен. Его среда науки. Земля окружена воздушною средою, атмосферой, мироколицей, колозе́мицей // Община, общество, сбор, толпа. В среде вашей есть злоумышленники. От среды, из среды нашей вызвалось много охотников».

И. А. Бодуэн де Куртенэ прибавил: «Он вращается в среде нравственно падших людей. Среда его заедает» (сл. Даля, 4-е изд. 4, с. 134-135).

В современном русском языке чрезвычайно остро выступают различия двух основных значений слова - среда (не считая употребления слова среда - как стилистического варианта народно-просторечного слова середа - для обозначения дня недели): 1. `Вещество, заполняющее пространство и окружающие тела или явления, сфера'. 2. `Совокупность природных или социальных условий, в которых протекает развитие и деятельность человеческого общества // Социально-бытовая обстановка, в которой живет человек, окружающие условия, совокупность людей, связанных общностью условий, обстановкой' (Ушаков, 4, с. 462).

Обычно в толковых словарях современного русского литературного языка слово - среда как обозначение дня недели (как например в однотомном словаре С. И. Ожегова; см. изд. 1961 г.) рассматривается как омоним по отношению к слову - среда во всех его других (отвлеченных) значениях. Слово же середа как народно-просторечное признается нелитературным и не включается в состав словаря. То же разграничение на омонимы проведено и в большом Академическом «Словаре современного русского литературного языка» (т. 14).

Таким образом, в истории слова среда, которое было в древнерусском литературном языке синонимом народного восточнославянского середа, наблюдается две серии соотносительных и взаимодействующих процессов. Изменяется в XV-XVI вв. объем и состав значений, первоначально общих для обоих стилистических вариантов - среда и середа. Тем самым слово среда все больше отрывается от слова - середа. Оно вступает в иные синонимические ряды: среда - средина - середина (XVI-XVII вв.). В «Лексиконе треязычном» Федора Поликарпова (1704) находим:

Среда, τò μέσον medium.

Средина, среда, 〛 μέση medietas.

Среда, день четвертый седмицы, τετράς, 〛 【ρμοぃ 〛ρέμα, τετάρτη 〛 μέρα, «feria quarta, dies mercurii» (с. 115).

Любопытно, что в «Словаре на шести языках, российском, греческом, латинском, французском, немецком и английском», изданном в «Пользу Российского учащегося юношества» (в Санкт-Петербурге, 1763 г.) среди названий дней недели (седмицы): воскресенье, неделя; понедельник, вторник, четверток, пятница, суббота - значится лишь среда (но нет середы). Таким образом, само слово среда для всех уже распалось на два омонима.

Вместе с тем, по мере развития отвлеченных значений в «книжнословенском» среда, оно вступает в новые синонимические серии, связанные со словами: вещество, сфера, социальный круг, общественные условия и т. п.

Таким образом, изменение значений неполногласных славянизмов, соотносительных с восточнославянскими полногласными словами, сопровождается, с одной стороны, расхождением параллельных, часто синонимических лексических серий, с другой, вхождением русизмов и славянизмов этого типа в разные синонимические группы, и с третьей, нередко распадом как русизмов, так и особенно, славянизмов на омонимы.

(Виноградов В. В. О процессах развития и разрушения омонимии в кругу соотносительных русизмов и древнеславянизмов // Studia Slavica. - Budapest, 1966, с. 433-439).

К слову среда В. В. Виноградов обращался в некоторых других работах. Здесь приводятся соответствующие выборки.

«В XIII в. был более или менее русифицирован морфологический строй церковнославянского языка, как утверждал П. С. Кузнецов и утверждает Б. О. Унбегаун; в сфере лексических и семантических новообразований начали устанавливаться приемы и принципы сочетания и разграничения восточнославянских и церковнославянских морфем (например, одиночество в Хронике Георгия Амартола, среда и середа, вредити- в отвлеченном моральном смысле - в «Поучениях» Владимира Мономаха и вередити- о физическом членовредительстве и т. п.). ».

(Основные вопросы и задачи изучения истории русского языка до XVIII в. // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. языка, с. 260).

«В истории русского литературного языка происходили разнообразные процессы стилистического взаимодействия параллельных форм русских и югославянских, приводившие то к слиянию их в семантических системах однородных лексем, то к превращению в самостоятельные слова (ср. в современном русском языке формы одних и тех же слов: тождество - тожество; тождественный - тожественный; рождество и просторечное рожество; середа - среда для обозначения дня недели; чрез - через; ворота и торжественно-поэтическое врата, например, у врат царства и т. п.)».

(О формах слова // Виноградов. Избр. тр.: Исследования по русск. грамм., с. 46).

«Не меньшую роль в истории русского литературного словаря сыграл процесс семантического слияния старославянских и русских омонимов, если между ними легко устанавливалась близкая смысловая связь. Ведь очень много слов в старославянском языке было однородно с восточно-славянскими. В этом сказывалась общность славянского наследия, былое единство славянской языковой системы. (Ср. историю слов и выражений: среда - середа, невежда - невежа, правда и др. под.)».

(Основные проблемы изучения образования и развития древнерусского языка // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. языка, с. 135).

См. также: Виноградов. Очерки, с. 389-390; О новых исследованиях по истории русского литературного языка // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. языка, с. 248. - Л. А.

полезные сервисы
числитель числитель
история слов

ЧИСЛИТЕЛЬ

Слово числитель, как показывает ударение его, могло появиться в русском литературном языке не ранее XVII в., когда украино-польское влияние принесло с собой новые нормы словопроизводства и ударения. Проф. В. А. Богородицкий отметил, что у Епифания Славинецкого в переводе Атласа Блеу 50-х годов XVII в. глагол числитися, т. е. считаться, встречается с ударением на ли́ . В. А. Богородицкий поставил в связь это перемещение ударения с польским влиянием405. На этом фоне становится понятным и образование слова числитель с его ударением на втором слоге от конца (ср. спаси́ тель, представи́ тель и т. п.)406. Математический термин числитель возникает как калькированная передача латинского numerator (numerare - `числить', `считать'), ср. немецкое Zähler (zählen). Таким образом, история слова числитель начинается с XVII в.

Глагол числить, от которого образовано слово числитель, сам восходит к имени существительному число (в свою очередь произведенному от глагольного корневого элемента чит; ср. древнерусское чисти - Срезневский, 3, с. 1526; ср. считать, вычесть, вычитать и т. п., посредством суффикса -тло со значением орудия действия). Слово число, хотя и в разных значениях, было известно как старославянскому языку, так и живой восточнославянской речи. Глагол числити образован от этого слова в деловом языке и, по-видимому, еще в первые века развития древнерусского письменного языка. Но отмечен он И. И. Срезневским лишь в приписке на рукописи XVI в.: «Хотя и увѣдѣти да не числитъ листы. (Псалт. XVI в.)» (там же, с. 1522).

Правда, Л. Л. Васильев был готов в стремлении ударения «з анять срединный слог» в многосложных (т. е. не менее, чем трехсложных) словах видеть своеобразный закон, хоть и довольно поздний, русского языка (например, пра́ витель, но позднее прави́ тель; ср. бытьё, но собы́ тие; слуга́ , но заслу́ га и т. п.). По словам Л. Л. Васильева, «в сложном слове (2-5 слогов, редко более) ударение может занимать безразлично любой слог, в многосложных же словах ударение, как бы боясь нарушить равновесие слова, чуждается конечных слогов и стремится занять срединный слог» (Васильев Л. Л., Указ. соч.).

Заметка ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись (на одном листке, двух его сторонах) и выписка из работы Л. Л. Васильева. Печатается по рукописи. Идентичный текст, касающийся ударения в слове числитель, см. в «Очерках» В. В. Виноградова (1982, с. 23). - В. Л.

405 Богородицкий В. А. Общий курс русской грамматики, 5-е изд. М.; Л., 1935. С. 317-318.

406 Васильев Л. Л. О значении каморы в некоторых древнерусских памятниках XVI - XVII веков. М.; Л., 1929. С. 143-144.

полезные сервисы
львов львов
энциклопедический словарь

Львов - город в Украине, центр Львовской области. Железнодорожный узел. 802,2 тыс. жителей (1996). Машиностроение и металлообработка (автобусы, сельскохозяйственные машины, теле-, радиоаппаратура, станки, приборы и др.), лёгкая, пищевкусовая, полиграфическая, нефтеперерабатывающая, химическая и химико-фармацевтическая промышленность. 10 вузов ( в том числе университет, консерватория). Западный научный центр Национальной АН Украины. 4 театра ( в том числе театр оперы и балета). 12 музеев (в том числе музеи украинского искусства, народной архитектуры и быта, этнографии и художественных промыслов, картинная галерея, литературно-мемориальный музей И. Франко). Известен с 1256. С XIV в. в Польше, с 1772 в Австрии (под названием Лемберг). С 1918 в Польше, с 1939 в составе Украины. Кафедральный готический собор (XIV-XV вв.) с ренессансными капеллами Боимов и Кампианов (обе XVII в.), часовня Трёх святителей (XVI в.), «Чёрная каменица» (конец XVI - начало XVII вв.) в стиле Возрождения, барочные арсенал (XVIII в.), костёлы бернардинцев (XVII в.), иезуитов (XVII в.), доминиканцев (XVIII в.), собор Св. Юра (XVIII в.).

полезные сервисы
иосифо-волоколамский монастырь иосифо-волоколамский монастырь
энциклопедический словарь

Ио́сифо-Волокола́мский монасты́рь (Волоцкий Успенский Иосифов монастырь), мужской, в 20 км к северо-востоку от Волоколамска, Московская область. Основан в 1479 Иосифом Волоцким. В XVI в. один из центров иосифлянства. Архитектурный ансамбль включает каменные стены с шатровыми башнями (1543-66, перестроены в XVII в.), украшенными сложными узорами из кирпича, Петропавловскую надвратную церковь (конец XVII в.), трапезную с церковью Богоявления (конец XVII в.) и Успенский собор (XVII в.) в «нарышкинском» стиле. После Октябрьской революции был преобразован в музей.

* * *

ИОСИФО-ВОЛОКОЛАМСКИЙ МОНАСТЫРЬ - ИО́СИФО-ВОЛОКОЛА́МСКИЙ УСПЕ́НСКИЙ МОНАСТЫ́РЬ, православный, мужской, в Волоколамском районе Московской области.

История монастыря

Основан преподобным Иосифом Волоцким (см. ИОСИФ Волоцкий) в 1479 на земле удельного князя Бориса Васильевича Волоцкого во имя Успения Божия Матери. Первоначально состоял в юрисдикции Новгородского митрополита, позже вошел в Московскую митрополию. Деревянный Успенский храм возведен в августе 1479, первый каменный собор построен при жизни преподобного Иосифа в 1485. Игумен Иосиф ввел в монастыре общежительный Студийский Устав. Во время польско-литовской интервенции в 1611 монастырь подвергся разорению, хотя мощные крепостные стены обители выдержали многодневную осаду войск гетмана Рожинского.

В 15-16 вв. при Успенском монастыре в Волоколамском уезде существовали так называемые малые монастырьки: богорадный Введенский Спировский (в селе Спирово), устроенный для погребения неизвестных странников, которых поминали в родительские субботы «Бога ради», и Никольский Черленковский (в селе Черленково).

В 16-17 вв. Иосифов монастырь использовался как тюрьма для видных русских государственных деятелей и опальных иерархов Русской Православной Церкви. В начале 17 в. здесь содержался низложенный царь Василий IV Шуйский (см. ВАСИЛИЙ IV Шуйский), преподобный Максим Грек (см. МАКСИМ Грек) и его сотрудники провели здесь в заточении 12 лет, сюда был заключен сведенный с престола московский митрополит Даниил (см. ДАНИИЛ (митрополит)), пребывали в заточении до казни Матвей Башкин (см. БАШКИН Матвей Семенович) и Василий Курицын. Во время военных действий в начале 17 в. здесь содержались польские военнопленные, в кампанию 1812 - пленные французы. С 1777 по 1823 в монастыре существовала школа для детей духовного звания.

До 1762 Успенский Иосифов монастырь был одним из крупнейших землевладельцев Московского государства. Ему принадлежали многие села, деревни и пустоши. После секуляризации церковных владений в составе земельной собственности Иосифова монастыря числилось 210 десятин 1301 сажень в Волоколамском и Клинском уездах, а также земля под подворьями в Москве на Ильинской улице и Большой Дмитровке. В 1913 монастырь приобрел дополнительно 240 десятин лесной и луговой земли.

В Успенском Иосифове монастыре по приглашению преподобного Иосифа работал иконописец Дионисий (см. ДИОНИСИЙ (живописец)) с сыновьями; в древних монастырских описях упоминались иконы Андрея Рублева (см. РУБЛЕВ Андрей).

Большую известность в окрестностях Волоколамска имел крестный ход, совершаемый в 6-е воскресение по Пасхе из Волоколамска в Иосифов монастырь с чудотворной иконой святителя Николая на сретение с древним образом преподобного Иосифа (в память чудесного избавления Волоколамской земли от чумы в 1771 молитвами Иосифа Волоцкого).

Монастырь обладал замечательной ризницей, библиотекой с древними рукописями, ценным поместно-вотчинным архивом 15-19 вв. Собрание документов монастырского архива хранится в Российском государственном архиве древних актов ( ф.1192).

По штату в монастыре состояли: архимандрит, 18 монахов, 32 послушника.

В 1920-22 монастырь был закрыт и преобразован в музей (Музейный отдел МОНО Главнауки), затем на его территории располагался детский дом.

Передан Русской православной церкви в 1990, в обители возобновлен мужской монастырь, ведутся реставрационные работы, организован церковный музей Библии. Наместником обители до конца своих дней состоял известный православный богослов и церковный археолог архимандрит Иннокентий (Просвирнин).

Святыни монастыря

Из святынь монастыря были особенно примечательны: Владимирская икона Божией Матери в местном ярусе главного иконостаса собора; Смоленская Одигитрия (моленный образ преподобного Иосифа Волоцкого) в нижнем Иосифовском храме; икона Черниговской Божией Матери в приделе Рождества Богородицы; напрестольные кресты с мощами второй половины 17 в.; драгоценная плащаница 1558, пожертвованная удельным князем Владимиром Андреевичем Старицким и его матерью княгиней Ефросиньей.

Усыпальница

Основатель монастыря преподобный Иосиф, почивший в 1515, в 1578 был причислен к лику святых. Его мощи почивают под спудом в Успенском соборном храме; на южной стене нижней церкви во имя преподобного Иосифа над мощами святого была устроена специальная драгоценная рака с сенью.

В нижней церкви собора находились белокаменные гробницы волоколамских князей, митрополита Московского Даниила, архиепископа Новгородского Феодосия, епископов - постриженников Иосифова монастыря Иеремии, Лаврентия, Саввы и Нифонта. На территории Иосифова монастыря были похоронены Скурат Бельский и его сын, любимец царя Ивана Грозного, Малюта Скуратов. На монастырском кладбище покоились многие благотворители - помещики Волоколамского уезда Московской губернии Шаховские, Безобразовы, Голицыны, Муравьевы, теща А. С. Пушкина - помещица села Ярополец Наталья Ивановна Гончарова.

Архитектурный ансамбль

Архитектурный ансамбль Иосифо-Волоколамского монастыря является замечательным памятником древнерусского искусства 16-17 вв. Соборный храм во имя Успения Божией Матери, со стилистическими элементами московского барокко, при традиционном пространственном решении, построен в 1688-96 на месте первого каменного собора 15 в. Трапезная палата с церковью Богоявления Господня датируется 1504. В первом ярусе высокой 9-ярусной колокольни в 1495 на средства князя Б. В. Волоцкого устроен храм Смоленской Одигитрии (взорвана во время Великой отечественной войны вместе с колокольней). Над Святыми вратами в 1679 сооружена церковь Святых Апостолов Петра и Павла. В монастырской ограде состояли: настоятельские покои, казначейский корпус, двухэтажные и одноэтажные братские корпуса, хозяйственные постройки. Первоначальные укрепления монастыря были воздвигнуты в 16 веке, перестроены во второй половине 17 в. Семь высоких башен построены во второй половине 17 в. Мощные крепостные стены имели три яруса боя.

За монастырской оградой на месте колодца, вырытого, по преданию, преподобным Иосифом, находился скит с храмом Всех Святых (1856-60), при котором находились больница и богадельня. Для приезжающих паломников к юго-западу от монастыря в 1865 была выстроена двухэтажная каменная гостиница. Монастырь располагался на трех прудах: большом, среднем и малом.

полезные сервисы
ипатьевский монастырь ипатьевский монастырь
энциклопедический словарь

Ипа́тьевский монасты́рь (Троицкий) мужской, в Костроме. Основан около 1330. В 1613 находившемуся здесь Михаилу Фёдоровичу Романову было объявлено об избрании его царём. Ипатьевский монастырь упразднён после Октябрьской революции. Входит в состав Костромского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Архитектурный ансамбль включает стены и башни (XVI-XVII вв.), Троицкий собор с росписями Г. Кинешемцева (XVII в.), звонницу (XVII в.), Келарские кельи (так называемые Палаты Романовых, XVI в., XIX в.). На территорию Ипатьевского монастыря переведены памятники русского деревянного зодчества - церкви Богородицы из села Холм (XVI в.), Спасо-Преображенская из села Спас-Вежи (XVII в.) и др.

* * *

ИПАТЬЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ - ИПА́ТЬЕВСКИЙ МОНАСТЫ́РЬ (Свято-Троицкий Ипатьевский мужской монастырь), в Костроме (см. КОСТРОМА (город)), памятник русской архитектуры 16-17 веков; расположен на стрелке между реками Волгой и Костромой.

Ипатьевский монастырь впервые упоминается в летописях под 1432, но основан значительно раньше. Территория монастыря состоит из двух частей - Старого и Нового города. Оба города обнесены высокими каменными стенами. Старый город имеет форму неправильного пятиугольника. Центр монастыря - пятиглавый Троицкий собор и звонница.

По преданию монастырь был основан около 1330 татарским мурзою Четом, родоначальником рода Годуновых, бежавшим из Золотой Орды (см. ЗОЛОТАЯ ОРДА) к Ивану Калите (см. ИВАН I Калита) и принявшим в Москве христианство под именем Захария. На месте будущего монастыря ему было видение Божьей матери с апостолом Филиппом и мучеником Ипатием, результатом которого стало исцеление Чета от болезни. В благодарность за исцеление, на этом месте был основан монастырь. Первоначально был построен храм Святой Троицы, затем храм Рождества Богородицы, несколько келий и дубовые стены.

Согласно другой версии, монастырь основал в 1275 владимирский великий князь Василий Ярославич Квашня (брат Александра Невского), предпочитавший жить в Костроме. После упразднения Костромского княжества монастырь попал под покровительство рода Годуновых. В 16 веке Годуновы заняли первостепенное место при царском дворе и монастырь вступил в эпоху бурного развития. Вместо деревянных церквей и стен были воздвигнуты сооружения из камня, в том числе Троицкий собор. В монастыре была создана живописная мастерская, собрана большая библиотека книг и рукописей (в том числе Ипатьевская летопись (см. ИПАТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ)). В монастыре были похоронены отец и мать Бориса Годунова (см. БОРИС ГОДУНОВ), а также Иван Сусанин (см. СУСАНИН Иван Осипович). Ипатьевский монастырь известен и как место ссылки братьев Иоанникия и Софрония Лихудов (см. ЛИХУДЫ Иоанникий и Софроний).

В кельях монастыря, построенных в 1583, более шести лет жили изгнанные Годуновым Михаил Федорович Романов (см. РОМАНОВ Михаил Федорович) со своей матерью монахиней Марфой. 14 марта 1613 в Троицком соборе монастыря был совершен торжественный обряд призвания на царство Михаила Романова. С приходом к власти династии Романовых Ипатьевский монастырь приобрел новых могущественных покровителей. По указу царя Михаила Романова был выстроен Новый город, обнесенный стенами с тремя башнями. Западная Надвратная башня с восьмигранным каменным шатром, была заложена в месте, где остановился крестный ход, провожавший Михаила Федоровича в Москву после его избрания на царство.

Члены царской семьи почитали Ипатьевский монастырь как свою фамильную святыню. При вступлении на престол каждый из царей считал своим долгом посетить обитель. В 1910-1913, по случаю празднования трехсотлетия дома Романовых, в Ипатьевском монастыре были произведены реставрационные работы. Во время празднования юбилея в 1913 в монастырь приезжал Николай II (см. НИКОЛАЙ II Александрович) и жил в специально построенном для него деревянном доме, возведенном за стенами монастыря.

После Октябрьской революции, в 1918, монастырь был упразднен, а его ценности национализированы. В 1958 на территории Ипатьевского монастыря был создан Костромской историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, начались реставрационные работы. Монастырь снова стал действующим 23 ноября 1989.

Архитектурный ансамбль включает стены и башни (16-17 вв.), Троицкий собор (1586, 1650-1652) с росписями Г. Кинешемцева (17 в.), звонницу (1603-1605), Келарские кельи (Палаты Романовых; 16 в., 19 в.), Архиерейский корпус (18 в.), Братский корпус (18 в.).

К территории Ипатьевского монастыря примыкает музей деревянного зодчества, включающий такие памятники, как церковь Богородицы из села Холм (16 в.), Спасо-Преображенскую церковь из села Спасс-Вежи (17 в.).

полезные сервисы
нижний новгород нижний новгород
энциклопедический словарь

Ни́жний Но́вгород (в 1932-1990 Горький), город в России, центр Нижегородской области, у впадения Оки в Волгу. Крупный речной порт, Железнодорожный узел. 1367,6 тыс. жителей. (1998). Крупный центр машиностроения и металлообработки (ПО: автомобилестроительный «ГАЗ», Машиностроительный, станкостроительный, «Металлист» и др.; заводы «Красное Сормово», дизелестроения «Двигатель революции», авиационный, аппаратуры связи, телевизионный и др.). Предприятия передельной чёрной и цветной металлургии, химической и нефтехимической, химико-фармацевтической, деревообрабатывающей, стройматериалов, пищевкусовой, лёгкой промышленности. Метрополитен (с 1985). 9 вузов (в том числе университет). 5 театров. Музеи: художественный, М. Горького, Н. А. Добролюбова. Историко-архитектурный музей-заповедник. Основан в 1221. В 1341-1392 столица Нижегородско-Суздальского княжества. В XIX - начале XX вв. Нижний Новгород - важный торгово-финансовый центр страны (в том числе крупнейший мировой центр оптовой торговли зерном). В 1817-1917, 1922-1930 и с 1990 ежегодные Нижегородские ярмарки. Кремль (XVI-XVII вв.), Благовещенский монастырь (XVII в.), Печёрский монастырь (XVII в.), богато украшенные Смоленская (конец XVII в.) и Рождественская (XVIII в.) церкви.

* * *

НИЖНИЙ НОВГОРОД - НИ́ЖНИЙ НО́ВГОРОД (в 1932-1990 гг. Горький), город в Российской Федерации, центр Нижегородской области, расположен при слиянии рек Ока (см. ОКА (приток Волги)) и Волга (см. ВОЛГА), в 439 км к востоку от Москвы. Крупный речной порт и железнодорожный узел. Аэропорт. Метрополитен (с 1985). Население 1266,5 тыс человек (2004; с пригородами 1875,4 тыс человек). Основан в 1221.

Экономика

Ведущая отрасль промышленности - машиностроение (ОАО «ГАЗ», «Гидромаш», АООТ «Нижегородский машзавод», заводы: специализированных машин (автофургоны, лавки-прицепы и др.), коробок скоростей, штампов и пресс-форм и др.; ПО «Завод «Красное Сормово (см. СОРМОВО)» (главная судостроительная база Волжского флота); ОАО «РУМО» (производство судовых дизелей и газомотокомпрессоров для магистральных газопроводов), ОАО «Нормаль» (крепежные изделия для авиационно-космической, автомобильной и судостроительной промышленности); заводы «Сокол» (авиастроение), фрезерных станков, мельнично-элеваторного оборудования, торфяных машин, телевизионный (телевизоры «Чайка»)).

Другие отрасли промышленности: электроэнергетика (ОАО «Нижновэнерго», Горьковская ГЭС на Волге (у г. Заволжье), Балахнинская ГРЭС); черная металлургия (ОАО «Горьковский металлургический завод», «Этна»); приборостроение (ГУП Нижегородский завод им. М. В. Фрунзе, ЗАО Концерн «Термаль», ОАО «Теплообменник», завод технологического оборудования «Камея»); фармацевтическая (ОАО «Нижфарм», «Препарат», фармацевтическая фабрика).

Прочие предприятия: передельной металлургии, химической промышленности, деревообработки, стройматериалов. Легкая промышленность: льно-ткацкий комбинат, чулочно-трикотажные, кожевенно-обувные, швейные предприятия. Пищевая промышленность: мельничный, мясной, молочный комбинаты, макаронная, кондитерская фабрики. Заводы: пивоваренный и шампанских вин. Через район Нижнего Новгорода проходят газопроводы от Саратова и Маннибаева, нефтепровод из Альметьевска.

История

Первые славянские поселения на месте слияния Оки и Волги появились в 12 в. Город Нижний («Нижний» относительно уже стоявшего вверх по Оке Старого городка) был основан в 1221 владимирским князем Юрием Всеволодовичем (см. ЮРИЙ Всеволодович) как крепость. Современное название появилось в 14 в.; с этого времени - центр русской колонизации Верхнего и Среднего Поволжья. В 1341 добился самостоятельности и стал столицей крупного Нижегородско-Суздальского княжества. В 1372 вместо дубового кремля началось возведение каменных стен. В городе работал выдающийся иконописец (изограф) Феофан Грек (см. ФЕОФАН Грек). В Нижнем Новогороде была создана древнейшая из сохранившихся в подлиннике русских летописей - Лаврентьевская (см. ЛАВРЕНТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ), по имени местного монаха Лаврентия.

В 1377 после поражения русских войск от татар на р. Пьяна город утратил самостоятельность. В 1392 Нижегородские земли были присоедины к Москве. В течение 15 в. город разорялся проходящими вглубь Руси ратями ордынцев и ногаев. В 1506-1511 гг. при Василии III (см. ВАСИЛИЙ III Иванович) был сооружен каменный Кремль. Под Нижним Новгородом Иван IV Грозный (см. ИВАН IV Грозный) собирал свое войско перед походом на Казань (см. КАЗАНСКИЕ ПОХОДЫ). Со второй половины 16 в. - крупный ремесленный и торговый центр Московского государства, перевалочный пункт на пути в Среднюю Азию, Индию, Персию. В Смутное время (см. СМУТНОЕ ВРЕМЯ) (1611-1612) нижегородское купечество под предводительством земского старосты Козьмы Минина (см. МИНИН Кузьма) сформировало и вооружило народное ополчение под командованием князя Д. М. Пожарского (см. ПОЖАРСКИЙ Дмитрий Михайлович), освободившее Москву от поляков.

В 1630-е гг. в городе активно развивалась судостроительная, металлообрабатывающая, ткацко-прядильная и кожевенная промышленность. В середине 17 в. Русь потряс церковный раскол (см. РАСКОЛ) (Нижегородчина была родиной и патриарха Никона (см. НИКОН (патриарх)), и его непримиримого врага протопопа Аввакума (см. АВВАКУМ (протопоп))). Большинство населения приняли сторону старообрядцев. Их скиты находились на р. Керженец, в лесах Заволжья. С 1719 - губернский центр. Торговое значение города еще более возросло после переноса сюда в 1817 Макарьевской ярмарки (см. МАКАРЬЕВСКАЯ ЯРМАРКА). Нижний Новгород в течение 19 в. стал самым крупным в мире центром торговли зерном. Традиционно высоко стояла торговля рыбой ценных осетровых пород, промышленными товарами, особенно русскими тканями. Важным толчком в развитии всех сторон нижегородской культуры стала подготовка и проведение в Нижнем Новгороде Всероссийской промышленно-художественной выставки 1896.

С приходом Советской власти значение города как промышленного центра еще более возросло: за 17 месяцев в содружестве с Генри Фордом (см. ФОРД Генри) был построен Горьковский автомобильный завод. Во время НЭПа вновь открылась Нижегородская ярмарка (см. НИЖЕГОРОДСКАЯ ЯРМАРКА), но прежнее торговое значение города было утрачено. В 1932 город был переименован в Горький в честь писателя М. Горького (см. ГОРЬКИЙ Максим), уроженца Нижнего Новгорода. Во время Великой Отечественной войны Нижний Новгород был крупнейшим центром оборонной промышленности в Европейской части России. В советское время Нижний Новгород был «закрытым городом». В 1980 сюда сослали академика А. Д. Сахарова (см. САХАРОВ Андрей Дмитриевич). В 1991 городу было возвращено историческое название, и он вновь стал «открытым».

Нижний Новгород - родина знаменитого механика-самоучки И. П. Кулибина (см. КУЛИБИН Иван Петрович), математика Н. И. Лобачевского (см. ЛОБАЧЕВСКИЙ Николай Иванович), композитора М. А. Балакирева (см. БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич), писателя М. Горького, писателя П. И. Мельникова-Печерского; биолога С. С. Четверикова (см. ЧЕТВЕРИКОВ Сергей Сергеевич), ученого в области вычислительной техники С. А. Лебедева (см. ЛЕБЕДЕВ Сергей Алексеевич), актера Е. А. Евстигнеева (см. ЕВСТИГНЕЕВ Евгений Александрович), двукратного олимпийского чемпиона по хоккею В. С. Коноваленко (см. КОНОВАЛЕНКО Виктор Сергеевич) и др.

Наука и культура

Образовательные учреждения: университет (см. НИЖЕГОРОДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ), технический и лингвистический (см. НИЖЕГОРОДСКИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ) университеты. Медицинская академия (см. НИЖЕГОРОДСКАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ). Институты: архитектурно-строительный, педагогический, инженеров водного транспорта, сельскохозяйственный. Факультет Московского коммерческого университета. Филиалы Всероссийских заочных институтов: финансово-экономического, инженеров железнодорожного транспорта. Консерватория.

Культурные учреждения: театры (драматический (см. НИЖЕГОРОДСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ), оперы и балета (см. НИЖЕГОРОДСКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА), юного зрителя (см. НИЖЕГОРОДСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ), комедии, кукол (см. НИЖЕГОРОДСКИЙ ТЕАТР КУКОЛ)). Музеи: Историко-архитектурный музей-заповедник (основан в 1896), художественный, народных художественных промыслов, архитектуры и быта народов нижегородского Поволжья, речного флота, М. Горького (с филиалами «Домик Каширина» и «Последняя квартира М. Горького в Нижнем Новгороде»). Дома-музеи: сестер Невзоровых, Я. М. Свердлова (см. СВЕРДЛОВ Яков Михайлович).

Архитектурные памятники

Волга делит город на две части: высокую правобережную, где находится большинство исторических памятников) и низменную левобережную, где в основном сосредоточены промзоны. В Нагорной части (центре) сохранился Кремль (1500-1511; возможно, архитектор Петр Фрязин). На его обширной территории - Михайло-Архангельский собор (сооружен в честь победы нижегородского ополчения в 1631 ; в 1962 здесь был захоронен прах Козьмы Минина). Близ Кремля, на склоне реки - основанный в 13 в. Благовещенский монастырь, вниз по течению Волги находится Печерский монастырь 14 в. Между Кремлем и Похвалинским оврагом сохранились посадские сооружения: церковь Жен-мироносиц (1649), церковь Успения на Ильинской горе (1672), Рождественская церковь с богатейшим декором в строгановском стиле (1719). Сохранились и дома 17 - начала 18 вв., в основном двухэтажные, из большемерного кирпича с богато оформленными окнами, крыльцами, высокими кровлями: дом Чатыгина (здесь в 1695 останавливался Петр I), палаты Пушниковых, дом Олисова.

На левом берегу Оки сохранилась церковь Смоленской Богоматери в строгановском стиле. Архитектурные памятники времен классицизма - дома Строгановых, Голицына, Рябинина, Дворянского собрания, присутственные места. В конце 19 - начале 20 вв., в эпоху промышленно-торгового и культурного роста, Нижний Новгород украсили здания в стиле модерн: дома Рукавишникова (1877; перестраивался в 1913, архитектор Ф. О. Шехтель, скульптор С. Т. Коненков; ныне Историко-архитектурный музей-заповедник), Каменской (1912), Сироткина (1913, архитекторы братья Веснины; ныне Художественный музей), Волжско-Камский банк, Крестьянский банк, Госбанк, Главный ярмарочный дом, Спасская церковь. В 1920-1930-е гг. в городе строились сооружения в конструктивистском стиле: Дом советов (1931), жилой дом (1926), Радиусный дом и Восьмой квартал Соцгородка автозавода (1935-1937). В 1990-х гг. в Нижнем Новгороде были осуществлены лучшие проекты отечественных архитекторов.

полезные сервисы
пафнутьев-боровский монастырь пафнутьев-боровский монастырь
энциклопедический словарь

Пафну́тьев-Бо́ровский монасты́рь - мужской близ г. Боровск (Калужская обл.). Основан в 1444 игуменом Покровского Высокого монастыря Пафнутием в честь Рождества Богородицы (после канонизации Пафнутия Боровского в 1540 - Пафнутьев-Боровский монастырь). Застраивался главным образом в XVI-XVII вв. Крепостные стены с башнями (XVII в.), Рождественский собор (XVI в., росписи XVII в.), трапезная (XVI в.), колокольня (XVI-XVII вв.). Упразднён после Октябрьской революции.

полезные сервисы
историзм стиля историзм стиля
стилистический словарь

ИСТОРИЗМ СТИЛЯ - Стиль - понятие историческое. В процессе развития лит. языка его стилевые разновидности претерпевают изменения. В рус. языке понятие стиль (см.) - "штиль" - появляется в XVII в., когда зарождается система стилей как двух полярных и среднего между ними. В учении М.В. Ломоносова эта система "трех штилей" приобрела строгий и законченный вид. Она просуществовала до пушкинской эпохи, хотя отступления от данной теории (см. Трех стилей теория) наблюдались в литературной практике и самого Ломоносова, и особенно писателей 2-й пол. XVIII-нач. XIX в. Ломоносовское понятие стиля имело не столько функциональный, сколько экспрессивно-жанровый характер. Стили, закрепленные за определенными литературными жанрами, различались ориентацией на языковые единицы (лексику, грамматические формы) той или иной стилистической окраски (торжественной, нейтральной и т.д.). Становление системы функциональных стилей (см.) происходит позже, в конце XVIII-нач. XIX в. Постепенно формируются закономерности использования языковых единиц в зависимости от целей общения в той или иной функц. сфере: науч., оф.-дел., худож. и др. Т. о., вместо стиля в традиционном его понимании, т.е. стиля, единого по составу средств (с общей стилистической окраской), формируется стиль с разнообразным составом средств, но единый по семантико-функциональным признакам языковых единиц, выполняющих единое коммуникативное задание в соответствующей сфере общения.

На формирование и развитие функц. стиля оказывает влияние комплекс экстралингвистических стилеобразующих факторов (см.): функции языка (по В.В. Виноградову, функции общения, сообщения, воздействия), вид деятельности, соотносительный с формой общественного сознания (наука, политика, право, искусство), тип содержания, характерный для соответствующей сферы коммуникации, и др. Все это и определяет типовые цели и задачи общения и порождает социальный заказ на тот или иной функц. стиль. Напр., формирование науч. стиля связано с развитием самой науки, теоретического мышления. В России наука как новая, особая форма общественного сознания начала формироваться в конце XVII столетия. XVII в. и 1-я пол. XVIII в. - это период накопления эмпирического материала, сбора фактов. Письменная фиксация фактов и стала основой первых науч. описаний. Создается науч. терминология; с ориентацией на средний "штиль" Ломоносова складываются лексико-грамматические особенности языка науки. Однако собственно научный стиль, специфическими чертами которого являются обобщенно-отвлеченность и подчеркнутая логичность, формируется лишь в процессе развития рассуждения как функционально-смыслового типа речи (см.). Усложнение науч. мысли, стремление к науч. обоснованию гипотез приводит во 2-й пол. XVIII в. (период интенсивного развития отечественной науки) к формированию науч. изложения, для которого характерна демонстрация не только результатов исследования, но и хода рассуждения автора.

Каждый функц. стиль имеет предысторию, связан с традициями различных типов лит. языка донационального периода. Оф.-дел. и худож. стили (последний выделяется не всеми лингвистами как особый функц. стиль; см. Художественный стиль речи, или художественно-изобразительный, художественно-беллетристический) уходят корнями в памятники Древней Руси. Напр., уже в "Русской правде", как памятнике дел. типа древнерус. лит. языка, отмечаются приметы именно дел. текста - директивность изложения, однозначность (терминологически точная лексика), специфическая стандартность синтаксиса (условные конструкции). Многие черты публиц. стиля представлены в произведениях XVI в. Так, в "Посланиях" Ивана Грозного мы находим специальные приемы создания экспрессивности (через столкновение высоких, старославянских элементов с обиходно-разговорными), подчеркнутого выражения в тексте авторской позиции, острой социальной оценочности. Однако функц. стилями эти разновидности речи становятся лишь в национальный период, поскольку стили выделяются в пределах одного (единого) лит. языка, который образуется в процессе формирования рус. нации. Система функц. стилей (научный, оф.-дел., публиц., худож., разг.) сложилась в рус. лит. языке к сер. XIX в. Сформировавшись в своих основных чертах, стили в дальнейшем, в XIX-XX вв., проходят этап "кристаллизации". На этом этапе специфика стиля получает более яркое и последовательное выражение, что проявляется в функционально-семантическом, структурном обогащении, количественном расширении комплекса единиц, репрезентирующих стилевые черты (см.). В связи с развитием функций лит. языка усложняется система подстилей каждого функц. стиля.

В наше время меньшим изменениям подвержены науч. и оф.-дел. стили, и наиболее значительным - публицистический. Действующая тенденция к демократизации лит. языка выражается в науч. сфере в более свободном проявлении личности автора, напр. более широком, чем ранее (в доперестроичный период научно-технической революции), местоимений и форм глаголов 1-го лица ед. ч. В дел. текстах некоторых жанров, напр. предвыборных программах, обнаруживается стремление писать простым и внятным языком (В.Н. Виноградова). Общественно-политические изменения отражаются в первую очередь на языке публицистики. Чрезвычайно разнообразны в совр. период средства реализации основных черт публиц. стиля - экспрессии, социальной оценочности, установки на новизну выражения. Многочисленный слой новообразований в лексике образуют заимствования (брифинг, дайджест, эксклюзив), экспрессивными элементами текста являются словообразовательные неологизмы (думцы, купонизация, официоз, демроссы), в том числе каламбуры (думейшая Дума). В связи с демократизацией языка СМИ происходит распространение в этой сфере разговорно-просторечных и жаргонных слов и выражений (чернуха, беспредел, тусовка, крутой, наезд, халява). Высокая лексика сейчас появляется в СМИ реже, чем в предыдущие периоды. Она концентрируется в статьях на религиозные темы ("возрождение церковной святыни"). Активизировалось использование устаревшей лексики с целью выражения иронии (выгодная стезя, нервическая атмосфера). Многие из оценочных слов официальной публицистики советского времени также употребляются в наше время с иронией. С другой стороны, в серьезной, интеллектуальной прессе увеличился удельный вес аналитических материалов (в том числе статей, написанных учеными) и - соответственно - аргументативного типа речи (рассуждения), активизация которого в определенной мере противостоит распространению волны разговорности. С сер. 80-х гг. столетия, в связи с изменившейся общественно-политической обстановкой в стране, когда читатель ждет от газетных и журнальных публикаций глубины анализа, серьезного осмысления прошлого и настоящего, аргументированных прогнозов на будущее, проблемы аргументации стали для публицистики особенно важными. Активное функционирование в совр. публиц. текстах разновидностей рассуждения отвечает и задаче реализации традиционной коммуникативной функции публицистики - убеждения, причем не давления на адресата, а убеждающего воздействия - как взаимодействия с читателем - через аргументацию, в основном фактологическую. Подтверждение тезиса фактами важно для автора еще и потому, что в наше время он обычно выступает не как проводник официальной, общей точки зрения, а как выразитель собственной - индивидуальной или разделяемой какой-либо группой людей. Если в XIX в. рассуждение, функционировавшее в публиц. речи, испытывало влияние науч. стиля изложения (напр., в газетных публикациях использовались в большом количестве лексические единицы науч. стиля - следовательно, вследствие этого и т.п., которые позже стали нехарактерными даже для статей, написанных людьми науки), то в XX в. формируется специфическое именно для публицистики экспрессивное рассуждение, всем комплексом средств (лексических, синтаксических и др.) привлекающее внимание читателя и убеждающего его в справедливости тех или иных выводов.

В 80-90-е гг. ХХ в. происходят значительные изменения в стилистической системе рус. лит. языка. Они выражаются в глубокой внутренней дифференциации функц. стилей, в усилении взаимовлияния стилей (ср., напр., формирование стиля рекламы), в повышении роли некоторых из них в развитии лит. языка (ср. роль публицистического стиля, разговорного стиля - см.).

Лит.: Виноградов В.В. Вопросы образования рус. нац. лит. языка. - ВЯ. - 1956. - №1; Его же: Очерки по истории рус. лит. языка XVII-XIX вв. - М., 1982; Его же: Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. - М., 1963; Развитие функц. стилей совр. рус. языка. - М., 1968; Вомперский В.П. Стилистическое учение М.В. Ломоносова и теория трех стилей. - М., 1970; Акимова Г.Н. Очерки по синтаксису языка М.В. Ломоносова: Дисс. … д-ра филол. наук. - Л., 1973; Мещерский Н.А. История рус. лит. языка. - М., 1981; Аргументация в публицистическом тексте. - Свердловск, 1992; Кожина М.Н. Стилистика русского языка. - 3-е изд. - М., 1993; Очерки истории науч. стиля рус. лит. языка XVIII-XX вв. - Пермь, 1994. Т. 1. Ч. 1, 2; Рус. язык конца XX столетия (1985-1995). - М., 1996; Рус. язык (1945-1995) / Ред. Е.Н. Ширяев. - Opole, 1997; Виноградова В.Н. Стилистический аспект рус. словообразования. - М., 1984; Ее же: О некоторых изменениях в стилистике рус. языка, "Stylistyka-VII". - Opole, 1998.

Т.Б. Трошева

полезные сервисы
литературный язык литературный язык
стилистический словарь

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК - основная форма существования национального языка, принимаемая его носителями за образцовую; исторически сложившаяся система общеупотребительных языковых средств, прошедших длительную культурную обработку в произведениях авторитетных мастеров слова, в устном общении образованных носителей национального языка. Функциональное назначение и внутренняя организация Л. я. обусловлены задачами обеспечения речевой коммуникации в основных сферах деятельности всего исторически сложившегося коллектива людей, говорящих на данном национальном языке. По своему культурному и социальному статусу Л. я. противопоставляется народно-разг. речи: территориальным и социальным диалектам, которыми пользуются ограниченные группы людей, живущих в определенной местности или объединенных в сравнительно небольшие социальные коллективы, и просторечию - наддиалектной некодифицированной устной речи ограниченной тематики. Между формами национального языка существует взаимосвязь: Л. я. постоянно пополняется за счет народно-разг. речи.

Л. я. присущи след. основные признаки, выделяющие его среди других форм существования национального языка:

1. Нормированность. Языковая норма - общепринятое употребление, регулярно повторяющееся в речи говорящих и признанное на данном этапе развития Л. я. правильным, образцовым. Лит. нормы охватывают все стороны (уровни) языковой системы и поэтому сами представляют собой определенную систему: лексических, фразеологических, морфологических, синтаксических, словообразовательных, орфоэпических, правописных норм. Наличие языковых норм является условием всеобщности Л. я. "Быть общепринятым, а потому и общепонятным" - основное свойство Л. я., которое "в сущности и делает его литературным" (Л.В. Щерба).

2. Кодифицированность. Кодификация - научное описание норм, закрепление их в грамматиках, справочниках, словарях; наиболее эксплицитная и объективированная форма признания нормативности языкового явления. Кодификация лит. норм обновляется по мере изменений как в самом языке, так и в оценках его средств говорящими. В совр. обществе кодификация лит. норм происходит при активном участии научной, педагогической, писательской общественности, СМИ.

3. Относительная стабильность (историческая устойчивость, традиционность). Без этого качества Л. я. был бы невозможен обмен культурными ценностями между поколениями. Стабильность Л. я. обеспечивается, во-первых, действием общеобязательных кодифицированных языковых норм, во-вторых, поддержанием стилевых традиций благодаря письменным текстам, т.е. связана еще с одним признаком Л. я. - наличием его письменной фиксации. Стабильности рус. Л. я. способствует также его целостность, отсутствие существенно различающихся местных вариантов.

4. Полифункциональность. Основными формами Л. я., представляющего собой дихотомическую систему, являются разговорно-литературная и книжно-литературная речь (см. литературно-разговорный стиль речи, стиль книжный), противопоставленные друг другу как наиболее крупные функционально-стилевые сферы. В свою очередь книжная речь демонстрирует функционально-стилевое расслоение на речь научную, официально-деловую, публицистическую, художественную. Понятия "Л. я." и "Язык худож. литературы" нетождественны. Первое шире в том смысле, что объединяет несколько функционально-стилевых разновидностей языка, второе является более широким в другом отношении - в худож. произведения включаются, помимо лит. языковых средств, элементы народно-разг. речи (диалектизмы, жаргонизмы и др.). Кроме того, Л. я. ориентирован на всеобщность, а худож. язык - на творческое индивидуальное своеобразие.

5. Развитая вариативность и гибкость, что обеспечивает параллельные способы выражения и языковую свободу личности. Формирование разнообразных средств выражения в сфере лексики, фразеологии, словообразования, грамматической вариантности в процессе эволюции Л. я. способствовало расширению его функций. Постепенно он начинает обслуживать все сферы человеческой деятельности, и этот процесс сопровождается функционально-стилевым расслоением Л. я. Многообразие пополняющих Л. я. стилей порождает богатую синонимику языковых средств в пределах единого Л. я., делает его сложной, разветвленной системой функц. разновидностей, представляющей интерес как для теории Л. я., так и для стилистики, областью взаимодействия данных языковедческих дисциплин, пересечения их проблематики. Стилистическое (экспрессивно-стилистическое, функционально-стилистическое) богатство Л. я. составляет стилистический аспект Л. я., источник формирования и развития стилистики как науки.

Л. я. проходит в своем становлении несколько этапов, связанных с историей народа. В развитии рус. Л. я. выделяются две главные эпохи: донациональная, которая заканчивается в XVII в., и национальная. Более детальная периодизация Л. я. может быть представлена в след. виде: 1) Л. я. древнерусской народности (XI-нач. XIV в.); 2) Л. я. великорусской народности (XIV-XVII вв.); 3) Л. я. периода формирования рус. нации (от середины-2-й пол. XVII в. до Пушкина); 4) совр. Л. я. (от Пушкина до нашего времени). В более узком понимании термином "совр. рус. Л. я." обозначается язык XX-XXI в. (с 1917 г.). Еще более узкое толкование - Л. я. новой России (постсоветского периода).

Л. я. - понятие историческое, поскольку на разных этапах развития Л. я. меняются его признаки. В отношении рус. Л. я. эти изменения состояли в следующем: 1. Л. я. возник как письменный (лат. littera - буква, письмо). Под древнерусским Л. я. понимается тот язык, который дошел до нас в письменных памятниках XI-XIII вв., принадлежащих к различным жанрам, а именно: жанрам светской повествовательной литературы (литературно-худож. произведение "Слово о полку Игореве", летописные повествования и др.), деловой письменности (свод законов "Русская правда", договорные, купчие, жалованные и другие грамоты), церковно-религиозной литературы (проповеди, жития). Рус. Л. я. функционировал только как письменный на протяжении всего донационального периода. 2. Л. я. донациональной эпохи не был единым: существовало несколько его типов, среди которых сформированные не только на основе языка древнерусской народности, но и на основе церковнославянского языка. 3. В истории рус. Л. я. претерпевал изменения такой существенный признак Л. я., как норма. Нормы в донациональный период имели стихийный характер, не были кодифицированными (до появления первых рус. грамматик), строго обязательными. Для каждого типа Л. я. (напр., народно-литературного или церковно-книжного) складывались свои нормы. Они имели отношение только к письменной форме языка, поскольку и сам Л. я. был письменным. 4. Л. я. донационального периода отличался узостью употребления и своих функций. Им владела ограниченная часть общества - представители высших кругов и монахи. Л. я. был прежде всего языком оф.-дел. общения (некоторые исследователи, напр. А.И. Горшков, не считают, что на ранних этапах развития Л. я. деловой язык можно признать Л. я.); кроме того, использовался в худож. литературе и летописях. Становление системы функц. стилей в рамках единого Л. я. происходит позже, в конце XVIII-нач. XIX в. Постепенно формируются закономерности использования языковых единиц в зависимости от целей общения в той или иной функц. сфере (см. Функциональный стиль, или функциональная разновидность языка, функциональный тип речи, Историзм стиля).

В истории Л. я. большую роль играет творчество выдающихся мастеров слова. Так, А.С. Пушкин, руководствуясь принципами соразмерности и сообразности, достиг в своем творчестве смелого синтеза всех жизнеспособных элементов Л. я. с элементами живой народной речи и положил начало совр. рус. Л. я.

В качестве основной тенденции в развитии рус. Л. я., действующей начиная с пушкинского периода, исследователи называют тенденцию к демократизации Л. я. Однако демократические процессы в рус. языке имели разную направленность, особенно в ХХ в. Для первых послереволюционных лет характерно вовлечение в общественно-политическую жизнь широких слоев населения, которые не владели или не вполне владели нормами Л. я., в результате чего сами нормы получили активное развитие, расширение. В тоталитарно-административную эпоху были по многим позициям отброшены назад процессы демократизации (см. Тоталитарный язык), однако в противовес жесткой регламентации языка возникали новые демократические тенденции: стремление освободиться от т. н. новояза, творческое освоение языка, появление газет, журналов, радио- и телепередач с собственным стилем во времена "хрущевской оттепели". В период стагнации (брежневский период) наблюдается попытка возродить (в ослабленных, иногда пародийных формах) тоталитарное мышление и новояз - официальный язык тоталитарной эпохи. В период перестройки и постперестройки в развитии Л. я. возрождается демократическая доминанта. Характерные тенденции - усиление в речи личностного начала, диалогичность, стилистический динамизм. Наиболее подвижны разг. речь и публ. стиль, особенно такая его разновидность, как язык СМИ. Совр. период развития Л. я. характеризуется и некоторыми негативными явлениями: нарушением норм лит. речи (в связи с расширением границ речевой свободы), тенденцией к речевой агрессии (см.). (См. также Языково-стилистические изменения в современных СМИ.)

Многофункциональность рус. Л. я., вариативность, взаимодействие с различными ответвлениями общенационального языка и с другими национальными языками, а также сама история рус. Л. я. определили его богатство в сфере стилистических ресурсов: разнообразие стилистических, выразительных и образных возможностей, многообразие интеллектуальных и экспрессивно-эмоциональных средств выражения.

Лит.: Соболевский А.И. История рус. лит. языка. - М., 1980; Щерба Л.В. Избр. работы по рус. языку. - М., 1957; Истрина Е.С. Нормы рус. лит. языка и культура речи. - М.; Л., 1948; Винокур Г.О. Избр. работы по рус. языку. - М., 1959; Виноградов В.В. Очерки по истории рус. лит. языка XVII-XIX вв. - 3-е изд. - М., 1982; Его же: Проблемы лит. языков и закономерностей их образования и развития. - М., 1967; Его же: Лит. язык // Избр. тр. История рус. лит. языка. - М., 1978; Пражский лингвистический кружок. - М., 1967; Рус. язык и советское общество: В 4 т. - М., 1968; Ицкович В.А. Языковая норма. - М., 1968; Гухман М.М. Лит. язык // ЛЭС. - М., 1990; Семенюк Н.Н., Норма (там же); Шмелев Д.Н. Рус. язык в его функц. разновидностях. - М., 1977; Филин Ф.П. Истоки и судьбы рус. лит. языка. - М., 1981; Брагина А.А. Синонимы в лит. языке. - М., 1986; Бельчиков Ю.А. Речевая коммуникация как культурно-исторический и историко-лингвистический фактор функционирования лит. языка, "Stylistyka-II". - Opole, 1993; Его же: Лит. язык // Энц. Рус. яз. - М., 1997; Его же: Стилистика и культура речи. - М., 2000; Рус. язык конца XX столетия (1985-1995). - М., 1996; Рус. язык (1945-1995). - Opole, 1997.

Т.Б. Трошева

полезные сервисы
риторика риторика
стилистический словарь

РИТОРИКА - теория и искусство речи, фундаментальная наука, изучающая объективные законы и правила речи. Поскольку речь - инструмент управления и организации социальных и производственных процессов, Р. формирует норму и стиль общественной жизни. Классическая античная традиция рассматривала Р. как "искусство находить способы убеждения относительно каждого данного предмета" (Аристотель), "искусство хорошо (достойно) говорить (ars bene et ornate dicendi - Квинтилиан). В русской традиции Р. определяется как "учение о красноречии" (М.В. Ломоносов), "наука изобретать, располагать и выражать мысли" (Н.Ф. Кошанский), предметом которой является "речь" (К.П. Зеленецкий). Современная Р. - учение об эффективном речевом построении развитого информационного общества, предполагающее исследование и овладение всеми видами общественно-речевого взаимодействия. Р. как наука изучает законы и правила ведения речи в разных видах и жанрах современной словесности, Р. как искусство предполагает умение эффективно говорить и писать, развитие речевых способностей.

В определениях Р. обычно ищут точные эпитеты для образцовых качеств речи, поэтому Р. называют наукой об убедительной, украшенной (в классических трудах), целесообразной, эффективной, действенной, гармонизирующей речи (в современных теориях Р.). Качества речи называются также в учении о стиле, относя к ним ясность, точность, чистоту, краткость, благопристойность и нек. др. Ни одно из указанных качеств не исчерпывает представлений о речевом идеале, но их совокупность позволяет назвать Р. учением о совершенной речи. Совершенство речи связано с имеющимися в общественном и личном сознании речевыми идеалами, образцами речи, стилистическими предпочтениями.

Р. - учение о воспитании личности через слово. Личность человека как индивидуальное воплощение его телесно-духовного единства становится только тогда, когда сформируется его нравственное и интеллектуальное мировоззрение, которое находит воплощение в характере речи. Вот почему для риторического воспитания небезразлично, какими речами, текстами (содержанием учебного предмета) будет обеспечено преподавание Р.

Современная Р. изучает все виды общественно-речевого взаимодействия. Недостаточно определять Р. как науку только об ораторском искусстве, с которого она начиналась в античном полисе. Уже русская классическая Р. предполагала обращение к письменной речи, философской и науч. литературе, а современная Р. вмещает также Р. разг.-бытовой речи и Р. средств массовой информации.

В русской науке существует традиционное деление на общую и частную Р. Во всяком случае уже в латинских риториках Киевской Духовной академии XVII в. записано, что существуют общие правила ведения и построения речи (предмет общей Р.) и рекомендации к ведению речи в разных видах словесности (предмет частной Р.).

Общая риторика в традиции, восходящей к Цицерону и Квинтилиану, включает пять разделов (так называемый риторический канон), каждый из которых показывает отдельные моменты в подготовке и реализации речи: 1) изобретение (лат. inventio - что сказать?), 2) расположение (лат. dispositio - где сказать?), 3) выражение (лат. elocutio - как сказать?), 4) память (лат. memoria), 5) произношение и телодвижение (лат. pronuntiatio).

Общая Р. в традиции, восходящей к Аристотелю, насчитывает следующие разделы: 1) образ оратора; 2) изобретение - содержание речи; 3) композиция; 4) речевые эмоции; 5) стиль речи (слововыражение, произношение, язык тела).

Каждый из этих разделов, как сказано выше, показывает последовательность подготовки и развертывания речи:

1. Изобретение - рождение замысла, создание идей, содержания речи. Риторическое изобретение основывается на общих местах (топосах), источниках изобретения. Общие места - основные ценностные и интеллектуальные категории, относительно которых оратор достигает согласия с аудиторией. Нравственная и идеологическая жизнь общества организуется общими местами как некоторыми суждениями, которые признаются всеми. Общие места (топосы) - также способы развития замысла и содержания речи. Это техника создания и развития речи. Виды общих мест (или топосы) показывают, как может быть построена речь о любом предмете или человеке. Существуют следующие общие места (топосы): 1) определение, 2) части/целое, 3) род/вид, 4) свойства, 5) противоположность, 6) имя, 7) сравнение (подобие, количество), 8) причина/следствие, 9) условие, 10) уступление, 11) время, 12) место, 13) свидетельство, 14) пример.

Критика топосов - общих мест - связана с их формально-схоластическим использованием при обучении Р. Именно учение об общих местах, а следом и "все риторики" были критикованы в середине XIX в. В.Г. Белинским и К.П. Зеленецким (последний, в частности, утверждал, что "невозможно изобретать мысли"). Тем не менее топическая структура обнаруживается во всякой речи, и ее забвение приводит подчас к неумению порождать замысел речи, создавать тексты. Большинство современных теорий текста основывается именно на топике как способах описания речевых ситуаций (ср. теорию фреймов и мн. др.). Топосы необходимо знать как творческие возможности развития мысли, при создании речи избираются те из них, которые представляются уместными и необходимыми в данной ситуации.

2. Расположение - раздел о правилах композиционного построения речи. Изобретённый материал необходимо разумно, в определённой последовательности расположить. Обоснованный порядок частей композиции речи позволяет развивать и представлять идеи в убедительной форме. Традиционными частями композиции речи являются вступление (обращение и называние), описание, повествование, рассуждение (доказательство), опровержение, заключение. Каждая из них имеет прочные традиции описания и рекомендации в построении - в русских учениях о речи ХХ в. сохранилось именно учение о композиционных частях речи и стиле.

3. Слововыражение как словесное оформление речи связано с поиском уместного индивидуального стиля высказывания, без которого невозможно эффективное речевое воздействие. Слововыражение предполагает нахождение нужных слов и их эффективное расположение в фигурах речи. В учении о слововыражении традиционно описывались качества речи, виды тропов и фигур. Каждый из авторов риторик обычно предлагает свое ви́дение эффективного использования стилевых возможностей лексики и стилистического синтаксиса через определенные отбираемые для обучения тексты. Именно слововыражение является основным способом украшения речи.

4. Память считалась переходным этапом к заключительному исполнению речи. В риторических учениях обычно описывались способы запоминания и развития памяти. Кроме индивидуальных способностей и индивидуальных приёмов существуют универсальные приёмы подготовки к исполнению будущей речи. Чем больше ритор (любой говорящий) продумывает текст будущей речи, тем богаче копилка его памяти. Он может делать это в разной форме: 1) заучивание наизусть с повторением про себя или вслух написанного текста (механическое запоминание необходимо отличать от осмысленного, вдумчивого проговаривания текста); 2) неоднократное прописывание, редактирование текста, невольно проявляющееся затем и в устном воспроизведении; 3) прочитывание вслух приготовленного текста с проверкой запоминания; 4) произнесение речи без письменного текста - самостоятельно или перед кем-то; 5) прочитывание или проговаривание текста с записью на магнитофон и последующим анализом собственной речи.

Память вытренировывается постоянным возвращением к предмету, размышлением, повторением, напряжённой умственной работой. Каждому ритору рекомендуется понять, какой тип работы над текстом, воспроизведения речи наиболее ему свойствен.

5. Раздел произношение и телодвижение считается заключительным с точки зрения подготовки речи, но первоначальным в восприятии речи. Оратор реализует свою речь в произношении, но не менее значимы мимика, жестикуляция и телодвижения в целом. Это последняя стадия в реализации речи, хотя восприятие речи слушателем начинается с внешнего вида оратора и оценки стиля его произношения.

Произношение и голосоведение предполагают создание определенного стиля произношения, включающего работу над громкостью (звучностью) речи, темпом и ритмом, паузацией, артикуляцией, логическими ударениями, интонацией, тембром голоса. Хорошее произношение основывается на владении дыханием. Все перечисленные факторы требуют от ритора упражнений и накопления практического опыта.

Внешние манеры оратора имеют огромное значение для представления личности говорящего в речи. Человек говорит не только языком, но и всем своим телом: "говорят" руки, ноги, поворот фигуры, головы, мимика и т.д. В некотором смысле человеческая речь начинается с телодвижения. Ребёнок начинает прежде двигать руками и ногами, ходить, а потом произносить осмысленные звуки. И как среди детей лучше развита речь того ребёнка, который быстрее начинает управлять своим телом, так и в речевом искусстве более умел тот, кто разумно управляет мимикой и пластикой телодвижений.

Важнейший раздел Р. - учение об образе ритора. Ритором называется всякий участник речи, речедеятель, человек, воздействующий речью, мастер риторики как искусства нравственно-речевого убеждения. Исторически риторами называли также учителей Р. Оратором принято называть человека, произносящего устные публичные речи, автором - создателя письменных текстов. В современной Р. возможно говорить о коллективном или коллегиальном риторе, представленном в работе книжных издательств или средств массовой информации. Ораторика - область риторики, изучающая правила создания устных публичных выступлений.

Оценка речи человека в восприятии его образа оратора происходит с разных сторон. Прежде всего это оценка нравственно-этическая. Доверие аудитории возможно, если она считает, что перед ней человек честный и справедливый. Аудитория дает нравственную оценку оратору: к "хорошему" человеку испытывают доверие, к "нехорошему" - недоверие. При этом не исключено, что какая-то сторона может придерживаться ложных взглядов или интересов. Тогда оратору приходится защищать свою позицию, иногда расплачиваясь головой за несовпадение его мировоззрения со взглядами аудитории.

Интеллектуальная оценка ритора связывается с богатством мыслей, его мудростью, способностью аргументировать, рассуждать и находить оригинальные мыслительные решения. Интеллект говорит обычно о знании оратором предмета речи.

Эстетическая оценка связана с отношением к исполнению речи: ясности и изяществу выражаемых мыслей, красоте звучания, оригинальности в подборе слов. Если мысль не выражена в привлекательных словах и уместном произношении, речь не будет воспринята.

В Р. всегда обсуждался вопрос: какими качествами должен обладать оратор, воздействующий на аудиторию не просто словом, но и всем своим обликом? Ведь о каждом говорящем можно сказать, что у него есть определенный характер, качества личности, нравственные достоинства или недостатки. Все эти требования объединялись понятием ораторские нравы, ибо само слово "нрав" изначально понималось как характер, душевные качества, внутреннее свойство человека.

В каждую историческую эпоху ценятся разные качества людей в зависимости от идеологии этой эпохи, стиля жизни. Так, в античных риториках перечислялись следующие достоинства ораторов: справедливость, мужество, благоразумие, щедрость, великодушие, бескорыстие, кротость, рассудительность, мудрость (Аристотель, "Риторика"). Зарождение христианства связано с новыми требованиями к человеку, предполагающими в нем на основе веры в Бога смиренномудрие, кротость, скромность, терпение, трудолюбие, милосердие, послушание, внимание к бедам и переживаниям других людей, способность принять другого человека как самого себя, отчего всякий человек назывался "ближним". Современная Р. называет такие качества оратора, как честность, знание, ответственность, предусмотрительность, доброжелательность, скромность (А.А. Волков). Совокупность этих качеств выстраивает образ совершенного ритора, некоторый риторический идеал, в принципе не достижимый ни в одном реальном ораторе, но требующий устремления к нему в реальной речи и речевой педагогике.

Риторическая педагогика суммирует способы и приемы в обучении Р. Классическая риторика предлагала следующие "средства приобретения красноречия" (по М.В. Ломоносову): природные дарования, знание науки (теории Р.), подражание (т.е. ориентация на определенные образцовые тексты), упражнения. В качестве философско-профессиональной основы Р. М.В. Ломоносов называет знание других наук. Современная Р. ставит задачу формирования личности человека через развитие его речевых способностей и повышение речевой эрудиции. При этом требуется оптимальный баланс в соотнесении теории Р. и практики обучения. Ритор формируется в чтении и анализе текстов (ошибкой многих современных концепций является тренировка в умении "общаться" вне содержательной основы общения), в реальной ораторской практике, учебной тренировке. Ритору рекомендуется много читать, анализировать тексты, наблюдать образцовых и необразцовых ораторов, а в работе над собой заниматься декламацией текстов и техникой речи (не по театральной "играющей" методике, а более формируя личный ораторский облик ученика).

В частной риторике рассматриваются правила и рекомендации к ведению речи в отдельных родах, видах и жанрах словесности. Традиционная Р. занималась преимущественно монологической речью, и первое деление на роды речей мы находим у Аристотеля: совещательная речь, (политическая речь, имеющая целью обсуждение общественного блага), эпидейктическая речь (поздравительная, целью которой является похвала или хула, а содержанием "прекрасное"), судебная речь (состояние тяжущихся сторон, целью при этом служит установление истины, содержанием - "справедливое или несправедливое"). Впоследствии объём видов словесности, подвергавшихся описанию, разрастался, напр., "Риторика Феофана Прокоповича 1705 года, профессора Киево-Могилянской академии", включала описание поздравительных речей, церковного, свадебного красноречия, правила написания писем к различным особам и способы писания истории. Профессор Московского университета А.Ф. Мерзляков в своей "Краткой риторике" 1804-1828 гг. рассматривает: а) письма, б) разговоры, с) рассуждения или учебные книги, д) историю истинную и вымышленную, е) речи (последние по "содержанию и намерению" делились на "духовные, политические, судебные, похвальные и академические". Значительно расширенной выглядит эта схема в риториках середины XIX в., например, у Н.Ф. Кошанского подробно разбираются: "1) словесность, 2) письмо, 3) разговоры (философские, драматические и др., но не бытовой диалог), 4) повествование, 5) ораторство, 6) учёность". Во второй половине XIX в. с заменой Р. на теорию и историю словесности в состав изучаемых видов словесности добавилось устное народное творчество, но изучение текстов всё более ограничивалось лишь произведениями изящной или худож. литературы.

Современная частная Р. включает в сферу своего изучения максимальный состав форм и видов словесности: 1) устная речь: а) дописьменная речь, не имеющая письменной основы (разг.-бытовая речь, молва, фольклор); б) риторическая речь, т.е. устная речь, могущая иметь письменный прототип (политическая, судебная, эпидейктическая, учебная, пропагандистская, проповедническая); в) репродуцирующая, т.е. устно копирующая письменную речь (дикторская, театральная); 2) письменная речь (письма, документы, сочинения); 3) печатная словесность, литература (худож., науч., журнальная); 4) массовая коммуникация, подразделяемая на массовую информацию (радио, телевидение, газета, кино, реклама) и информатику.

Сегодня приходится говорить о разных видах профессиональной Р. как разделах частной Р. Основные интеллектуальные профессии в обществе связаны с активной речью, ибо речь - основное средство организации и управления жизнью общества. Базисными родами речей (ораторского красноречия) продолжают оставаться политическая, судебная, педагогическая, проповедническая, военная, дипломатическая, публицистическая риторики. Каждый вид профессионального искусства требует своей "риторики" (ср. медицинская или торговая речь, деловая Р. в разных проявлениях), а подготовка специалиста невозможна без речевой выучки, которая является средством выражения профессиональных знаний и умений.

Замечательна история русской Р., обнаруживающая прямую связь с идеологическими и стилевыми преобразованиями в истории русского общества. Риторики обычно пишутся, а риторическая деятельность активизируется в периоды революционно-общественных поновлений. Каждый риторический период насчитывает 50-70 лет (возраст человеческой жизни), включая 10-15 лет преобразований, утверждения общественно-речевого стиля, стагнации и вызревающей критики.

Оптимизация Р. как науки и искусства, организация риторического образования и воспитания - важнейшие задачи, стоящие не только перед современной филологической наукой, но и перед обществом в целом, поскольку все общественные деяния организуются и выражаются в речевой деятельности.

Лит.: Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию: Полн. собр. соч. - М.; Л., 1951. Т. 7.; Цицерон Марк Фабий. Три трактата об ораторском искусстве. - М., 1972; Античные риторики / Под редакцией А.А. Тахо-Годи. - М., 1978; Вомперский В.П. Риторики в России XVII-XVII вв. - М., 1988; Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. Общая риторика. Курс лекций и словарь риторических фигур. - Ростов н/Д., 1994.; Риторика. Специализированный проблемный журнал. - 1995-1997. - №1-4; Волков А.А. Основы русской риторики. - М., 1996; Его же: Курс русской риторики. - М., 2001; Граудина Л.К. Русская риторика: Хрестоматия. - М., 1996; Граудина Л.К., Кочеткова Г.И. Русская риторика. - М., 2001; Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. - М., 1996; Ее же: Педагогическая риторика: история и теория. - М., 1998; Иванова С.Ф. Говори! Уроки развивающей риторики. - М., 1997; Аннушкин В.И. История русской риторики: Хрестоматия. - М., 1998; Его же: Первая русская "Риторика" XVII в.. - М., 1999; Предмет риторики и проблемы ее преподавания. Докл. 1-й Всерос. конф. по риторике. - М., 1998; Рождественский Ю.В. Принципы современной риторики. - М., 1999; Его же: Теория риторики. - М., 1999.

В.И. Аннушкин

полезные сервисы
ясельничий ясельничий
толковый словарь

I м.

Придворный чин (в Российском государстве XV - XVII вв.).

II м.

Начальник конюшенного приказа (в Российском государстве XVII - начала XVIII в.).

III м.

Тот, кто ведал царской псовой охотой (в Российском государстве XVII - начала XVIII вв.).

полезные сервисы
гусар гусар
популярный словарь

Гусар

-а, мн. -ы, -а́р и -а́ров, м.

В царской и некоторых иностранных армиях в XVII-XX вв.: солдат или офицер легких кавалерийских частей регулярной армии, носивших форму венгерского образца.

Эскадрон гусар.

Сюда гусары отпускные спешат явиться прогреметь, блеснуть, пленить и улететь (Пушкин).

Родственные слова:

гуса́рский, лейб-гуса́р

Этимология:

От венгерского huszár (← húsz ‘двадцать’). По венгерским законам того времени из 20 новобранцев один должен был стать кавалеристом. В русском языке слово в качестве военного термина - с XVII в.

Культура речи:

Из двух форм родительного множественного гусаров и гусар первая используется при обозначении отдельных лиц (дуэль двух гусаров), вторая - при собирательном значении (полк гусар из казаков).

Энциклопедический комментарий:

Гусары появились в Венгрии в XV в. Из них формировались легкие кавалерийские части венгерской армии, сражавшиеся с турецкими завоевателями. Гусары отличались специфическим обмундированием и были очень воинственны. В XVIII-XIX вв. в качестве особого подразделения гусары включаются в состав тяжелой кавалерии армий многих европейских государств. В России отдельные формирования гусарских частей из иностранцев создавались в XVII в. В 1765 г. набираются гусарские полки из казаков. В 1783-84 гг. все гусарские полки получают наименование легкоконных и превращаются в регулярные, а в 1882 г. переименовываются в драгунские. В 1907 г. восстанавливается наименование гусарских полков. Русские гусары имели характерную форму, расшитую шнурами, меховую шапку с султаном и низкие сапоги; вооружение: сабля, карабин, пистолеты.

полезные сервисы
боярин боярин
популярный словарь

Боярин

-а, мн. боя́ре, боя́р, м.

1) Представитель высшего слоя феодального общества в Древней Руси, Московском государстве X-XVII вв.

2) Высший придворный чин, высшее звание в Московском государстве XV - начала XVIII в.

Родственные слова:

боя́рыня, боя́рышня, боя́рство, боя́рщина, боя́рка, боя́рский

Этимология:

По одной версии, является общеславянским суффиксальным образованием от * bojarь с первичным знач. ‘воин’; по другой - древнетюркским заимствованием (* boiär ‘богатый, знатный муж’), попавшим в старославянский язык из дунайско-болгарского.

Энциклопедический комментарий:

Бояре занимали ведущее место после великого князя в государственном управлении. Их появление относится ко времени распада славянских родоплеменных союзов в VI-IX вв. В период феодальной раздробленности XII-XV вв. с ослаблением княжеской власти усилилась экономическая мощь бояр, возросло их политическое влияние, стремление к самостоятельности. С образованием в конце XV в. Русского централизованного государства социально-экономические и политические привилегии бояр были значительно урезаны. Особенно сильный удар боярской аристократии нанесла опричнина Ивана IV (Грозного). В XVII в. состав бояр сильно изменился, большое значение приобрели нетитулованные бояре и дворянство. Благодаря этому в XVII в. происходит стирание различий между боярами и дворянами. Звание боярина давало право участвовать в заседаниях Боярской думы, было высшим думным чином. Отменено Петром I в начале XVIII в.

полезные сервисы
казачество казачество
популярный словарь

Казачество

-а, только ед., с.

1) Военное сословие в дореволюционной России XVIII - начала ХХ в.

Донское казачество.

Кубанское казачество.

2) собир. Казаки.

Родственные слова:

каза́к, каза́чка, каза́чий

Этимология:

Производное от казак, древнерусского заимствования из тюркских языков. В русском языке - с XVIII в.

Энциклопедический комментарий:

В XIV-XVII в. казачество составляли вольные люди, свободные от тягла и работавшие по найму, главным образом на различных промыслах, а также лица, несшие военную службу в пограничных районах (городовые и сторожевые казаки). Служилые казаки получали от правительства землю на условиях поместного владения и жалование. В XV-XVI вв. за границами России и Польско-Литовского государства (на Днепре, Дону, Волге, Урале, Тереке, позже на Байкале, Амуре) возникают самоуправляющиеся общины т. н. вольных казаков (из беглых крестьян), которые являлись главной движущей силой народных восстаний на Украине XVI-XVII вв. и крестьянских войн в России XVII-XVIII вв. К началу ХХ в. существовало 11 казачьих войск, а к 1916 г. все казачье население составляло 4, 4 млн. человек. В 1936 г. были созданы донские, кубанские и терские кавалерийские казачьи соединения, участвовавшие в Великой Отечественной войне. В настоящее время казачество обретает новую жизнь.

энциклопедический словарь

КАЗА́ЧЕСТВО -а; ср.

1. Казачье сословие.

2. собир. Казаки. По Дону селилось к.

* * *

каза́чество - военное сословие в России в XVIII - начале XX вв. В XIV-XVII вв. вольные люди, работавшие по найму, лица, нёсшие военную службу в пограничных районах (городовые и сторожевые казаки); в XV-XVI вв. за границами России и Польско-Литовского государства (на Днепре, Дону, Волге, Урале, Тереке) возникали самоуправляющиеся общины так называемых вольных казаков (главным образом из беглых крестьян), которые являлись главной движущей силой восстаний на Украине XVI-XVII вв. и в России XVII-XVIII вв. Правительство стремилось использовать казаков для охраны границ, в войнах и т. д. и в XVIII в. подчинило его, превратив в привилегированное военное сословие. В начале XX в. существовало 11 казачьих войск (Донское, Кубанское, Оренбургское, Забайкальское, Терское, Сибирское, Уральское, Астраханское, Семиреченское, Амурское и Уссурийское). В 1916 казачье население свыше 4,4 млн. человек, свыше 53 млн. десятин земли. В 1-ю мировую войну выставило около 300 тыс. человек В 1920 казаки как сословие упразднено. В 1936 были созданы донские, кубанские и терские кавалерийские казачьи соединения, участвовавшие в Великой Отечественной войне (расформированы во второй половине 40-х гг.). С конца 1980-х гг. началось возрождение традиций, культуры и быта казаков, появились казачьи организации.

* * *

КАЗАЧЕСТВО - КАЗА́ЧЕСТВО, этническая, социальная и историческая общность (группа), объединившая в силу своих специфических особенностей всех казаков, в первую очередь русских, а также украинцев, калмыков, бурят, башкир, татар, эвенков, осетин и др., как отдельные субэтносы своих народов в единое целое. Российское законодательство до 1917 рассматривало казачество как особое воинское сословие, имевшее привилегии за несение обязательной службы. Казачество определяли и как отдельный этнос, самостоятельную народность (четвертую ветвь восточного славянства) или даже как особую нацию смешанного тюрко-славянского происхождения. Последняя версия усиленно разрабатывалась в 20 веке казачьими историками-эмигрантами.

Происхождение казачества

Общественная организация, быт, культура, идеология, этнопсихический уклад, поведенческие стереотипы, фольклор казачества всегда заметно отличались от порядков, заведенных в других областях России. Казачество зародилось в 14 веке на степных незаселенных просторах между Московской Русью, Литвой, Польшей и татарскими ханствами. Его формирование, начавшееся после распада Золотой Орды (см. ЗОЛОТАЯ ОРДА), проходило в постоянной борьбе с многочисленными врагами вдали от развитых культурных центров. О первых страницах казачьей истории не сохранилось достоверных письменных источников. Истоки происхождения казачества многие исследователи пытались обнаружить в национальных корнях предков казаков среди самых разных народов (скифов, половцев, хазар (см. ХАЗАРЫ), алан (см. АЛАНЫ), киргизов, татар, горских черкесов, касогов (см. КАСОГИ), бродников (см. БРОДНИКИ), черных клобуков (см. ЧЕРНЫЕ КЛОБУКИ), торков (см. ТОРКИ (народ)) и др.) или рассматривали оригинальную казачью воинскую общность как результат генетических связей нескольких племен с пришедшими в Причерноморье славянами, причем отсчет этого процесса велся с начала новой эры. Другие историки, напротив, доказывали русскость казачества, делая упор на постоянность нахождения славян в областях, ставших колыбелью казачества. Оригинальная концепция была выдвинута историком-эмигрантом А. А. Гордеевым, считавшим, что предками казаков является русское население в составе Золотой Орды, поселенное татаро-монголами на будущих казачьих территориях. Долгое время доминировавшая официальная точка зрения, что казачьи общины появились в результате бегства русских крестьян от крепостной зависимости (а также взгляд на казачество как на особое сословие), были подвергнуты в 20 веке аргументированной критике. Но и теория автохтонного (местного) происхождения имеет слабую доказательную базу и не подтверждается серьезными источниками. Вопрос о происхождении казачества по-прежнему остается открытым.

Нет единодушия среди ученых и в вопросе о происхождении слова «казак» («козак» по-украински). Делались попытки производить это слово от названия народов, некогда живших вблизи Днепра и Дона (касоги, х(к)азары), от самоназвания современных киргизов - кайсаки. Существовали и другие этимологические версии: от турецкого «каз» (т. е. гусь), от монгольского «ко» (броня, защита) и «зах» (рубеж). Большинство специалистов сходятся в том, что слово «казачество» пришло с востока и имеет тюркские корни. В русском языке это слово, впервые упомянутое в русских летописях 1444 года, первоначально означало бездомных и вольных воинов, поступавших на службу с выполнением военных обязательств.

История казачества

В формировании казачества участвовали представители самых разных народностей, но преобладали славяне. С этнографической точки зрения первые казаки разделялись по месту возникновения на украинских и на русских. Среди и тех и других можно выделить вольных и служилых казаков. На Украине вольное казачество было представлено Запорожской Сечью (см. ЗАПОРОЖСКАЯ СЕЧЬ) (просуществовало до 1775), а служилое - «реестровыми» казаками, получавшими жалованье за службу в Польско-Литовском государстве. Русские служилые казаки (городовые, полковые и сторожевые) использовались для защиты засечных черт и городов, получая за это жалование и земли в пожизненное владение. Хотя они приравнивались «к служилым людям по прибору» (стрельцы, пушкари), но в отличие от них имели станичную организацию и выборную систему военного управления. В таком виде они просуществовали до начала 18 века. Первая община русских вольных казаков возникла на Дону, а затем на реках Яик, Терек и Волга. В отличие от служилого казачества центрами возникновения вольного казачества стали побережья крупных рек (Днепра, Дона, Яика, Терека) и степные просторы, что накладывало заметный отпечаток на казачество и определяло его жизненный уклад. Каждая крупная территориальная общность как форма военно-политического объединения независимых казачьих поселений называлось Войском.

Основным хозяйственным занятием вольных казаков являлись охота, рыболовство, животноводство. Например, в Донском Войске до начала 18 века хлебопашество было запрещено под страхом смертной казни. Как считали сами казаки, жили они «с травы и воды». Огромное значение в жизни казачьих общин играла война: они находились в условиях постоянного военного противостояния с враждебными и воинственными кочевыми соседями, поэтому одним из важнейших источников существования для них являлась военная добыча (в результате походов «за зипунами и ясырем» в Крым, Турцию, Персию, на Кавказ). Совершались речные и морские походы на стругах, а также конные набеги. Часто несколько казачьих единиц объединялись и совершали совместные сухопутные и морские операции, все захваченное становилось общей собственностью - дуваном (см. ДУВАН).

Главной особенностью общественной казачьей жизни являлись военная организация с выборной системой управления и демократические порядки. Основные решения (вопросы войны и мира, выборы должностных лиц, суд провинившихся) принимались на общеказачьих собраниях, станичных и войсковых кругах (см. ВОЙСКОВОЙ КРУГ), или Радах, являвшихся высшими органами управления. Главная исполнительная власть принадлежала ежегодно сменяемому войсковому (кошевому (см. КОШЕВОЙ АТАМАН) в Запорожье) атаману. На время военных действий избирался походный атаман, подчинение которому было беспрекословным.

Дипломатические отношения с русским государством поддерживались отправкой в Москву зимовых (см. ЗИМОВАЯ СТАНИЦА) и легких станиц (посольств) с назначенным атаманом. С момента выхода казачества на историческую арену его взаимоотношения с Россией отличались двойственностью. Первоначально они строились по принципу независимых государств, имевших одного противника. Москва и Казачьи Войска являлись союзниками. Русское государство выступало в качестве главного партнера и играло ведущую роль как наиболее сильная сторона. Кроме того, Казачьи Войска были заинтересованы в получении от русского царя денежной и военной помощи. Казачьи территории выполняли важную роль буфера на южных и восточных границах русского государства, прикрывали его от набегов степных орд. Казаки принимали также участие во многих войнах на стороне России против сопредельных государств. Для успешного выполнения этих важных функций в практику московских царей вошли ежегодные посылки отдельным Войскам подарков, денежного жалования, оружия и боевых припасов, а также хлеба, поскольку казаки его не производили. Все сношения между казаками и царем велись через Посольский приказ (см. ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ), т. е. как с иностранным государством. Часто русским властям было выгодно представлять вольные казачьи общины как абсолютно независимые от Москвы. С другой стороны, московское государство было недовольно казачьими сообществами, постоянно нападавшими на турецкие владения, что часто шло вразрез с русскими внешнеполитическими интересами. Нередко между союзниками наступали периоды охлаждения, и Россия прекращала всякую помощь казакам. Недовольство Москвы вызывал и постоянный уход подданных в казачьи области. Демократические порядки (все равны, ни властей, ни налогов) стали магнитом, притягивавшим к себе все новых предприимчивых и смелых людей из русских земель. Опасения России оказались отнюдь не беспочвенны - на протяжении 17-18 веков казачество шло в авангарде мощных антиправительственных выступлений, из его рядов вышли предводители казацко-крестьянских восстаний - Степан Разин (см. РАЗИН Степан Тимофеевич), Кондратий Булавин (см. БУЛАВИН Кондратий Афанасьевич), Емельян Пугачев (см. ПУГАЧЕВ Емельян Иванович). Велика была роль казаков во время событий Смутного времени (см. СМУТНОЕ ВРЕМЯ) в начале 17 века. Поддержав Лжедмитрия I (см. ЛЖЕДМИТРИЙ I), они составили существенную часть его военных отрядов. Позднее вольное русское и украинское казачество, а также русские служилые казаки принимали активное участие в стане самых разных сил: в 1611 они участвовали в первом ополчении, во втором ополчении уже преобладали дворяне, но на соборе 1613 именно слово казачьих атаманов оказалось решающим при избрании царя Михаила Федоровича (см. МИХАИЛ Федорович) Романова. Неоднозначная роль, которую играли казаки в Смутное время, заставило правительство в 17 веке проводить политику резкого сокращения отрядов служилых казаков на основной территории государства. Но в целом российский трон, учитывая важнейшие функции казачества как военной силы в пограничных районах, проявлял долготерпение и стремился подчинить его своей власти. Чтобы закрепить верность российскому престолу, цари, используя все рычаги, сумели добиться к концу 17 века принятия присяги всеми Войсками (последнее Войско Донское - в 1671). Из добровольных союзников казаки превратились в российских подданных. С включением юго-восточных территорий в состав России казачество осталось лишь особой частью российского населения, постепенно потеряв многие свои демократические права и завоевания. С 18 века государство постоянно регламентировало жизнь казачьих областей, модернизировало в нужном для себя русле традиционные казачьи структуры управления, превратив их в составную часть административной системы российской империи.

С 1721 казачьи части находились в ведении казачьей экспедиции Военной коллегии (см. ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ). В том же году Петр I (см. ПЕТР I Великий) упразднил выборность войсковых атаманов и ввел институт наказных атаманов, назначаемых верховной властью. Последних остатков независимости казаки лишились после поражения Пугачевского бунта в 1775, когда Екатерина II ликвидировала Запорожскую Сечь. В 1798 по указу Павла I (см. ПАВЕЛ I Петрович) все казачьи офицерские чины были приравнены к общеармейским, а их обладатели получили права на дворянство. В 1802 было разработано первое Положение для казачьих войск. С 1827 августейшим атаманом всех казачьих войск стал назначаться наследник престола. В 1838 был утвержден первый строевой устав для казачьих частей, а в 1857 казачество перешло в ведение Управления (с 1867 Главное Управление) иррегулярных (с 1879 - казачьих) войск Военного министерства, с 1910 - в подчинение Главного штаба.

Роль казачества в истории России

Казачество на протяжении веков являлось универсальным родом вооруженных сил. Про казаков говорили, что они рождались в седле. Во все времена они считались великолепными наездниками, не знавшими себе равных в искусстве джигитовки. Военные специалисты оценивали казачью конницу как лучшую в мире легкую кавалерию. Воинская слава казачества укрепилась на полях сражений в Северную (см. СЕВЕРНАЯ ВОЙНА 1700-1721 годов) и Семилетнюю войны (см. СЕМИЛЕТНЯЯ ВОЙНА), во время Итальянского (см. ИТАЛЬЯНСКИЙ ПОХОД СУВОРОВА) и Швейцарского походов А. В. Суворова (см. ШВЕЙЦАРСКИЙ ПОХОД СУВОРОВА) в 1799. Особенно отличились казачьи полки в наполеоновскую эпоху. Возглавляемые легендарным атаманом М. И. Платовым (см. ПЛАТОВ Матвей Иванович) иррегулярное воинство стало одним из главных виновников гибели наполеоновской армии в России в кампании 1812, а после заграничных походов русской армии, по словам генерала А. П. Ермолова (см. ЕРМОЛОВ Алексей Петрович), «казаки стали удивлением Европы».

Без казачьих сабель не обошлась ни одна русско-турецкая война 18-19 веков, они участвовали в покорении Кавказа, завоевании Средней Азии, освоении Сибири и Дальнего Востока. Успехи казачьей конницы объяснялись умелым применением в боях нерегламентированных никакими уставами дедовских тактических приемов: лава (охват противника в рассыпном строю), оригинальная система разведочной и сторожевой службы и др. Эти унаследованные от степняков казачьи «обороты» оказывались особенно эффективны и неожиданны при столкновениях с армиями европейских государств.

«Для того казак родится, чтоб царю на службе пригодиться» - гласит старинная казачья поговорка. Его служба по закону 1875 продолжалась 20 лет, начиная с 18-летнего возраста: 3 года в подготовительном разряде, 4 на действительной службе, 8 лет на льготе и 5 в запасе. На службу каждый являлся со своим обмундированием, снаряжением, холодным оружием и верховой лошадью. За подготовку и несение воинской службы отвечала казачья община (станица). Собственно служба, особый вид самоуправления и система землепользования, как материальная основа, были тесно взаимосвязаны и в конечном итоге обеспечивали стабильное существование казачества в качестве грозной боевой силы. Главным собственником земли выступало государство, которое от имени императора отводило казачьему войску завоеванную кровью их предков землю на правах коллективной (общинной) собственности. Полученную землю войско, оставив часть на войсковой запас, делило между станицами. Станичная община от имени войска периодически занималась переделом земельных паев (колебался от 10 до 50 десятин). За пользование наделом и освобождение от налогов казак и обязан был нести военную службу. Войско также выделяло земельные наделы и казакам-дворянам (пай зависел от офицерского чина) в потомственную собственность, но эти участки не могли продаваться лицам невойскового происхождения. В 19 веке основным хозяйственным занятием казачества стало земледелие, хотя в разных войсках имелись свои особенности и предпочтения, например, интенсивное развитие рыболовства как основной отрасли в Уральском, а также в Донском и Уссурийском Войсках, охота в Сибирском, виноделие и садоводство на Кавказе, Дону.

Казачество в 20 веке

В конце 19 века в недрах царской администрации обсуждались проекты ликвидации казачества. Накануне Первой мировой войны (см. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1914-18) в России насчитывалось 11 казачьих Войск: Донское (1,6 млн.), Кубанское (1,3 млн.), Терское (260 тысяч), Астраханское (40 тыс.), Уральское (174 тыс.), Оренбургское (533 тыс.), Сибирское (172 тыс.), Семиреченское (45 тыс.), Забайкальское (264 тыс.), Амурское (50 тыс.), Уссурийское (35 тыс.) и два отдельных казачьих полка. Они занимали 65 млн. десятин земли с населением 4,4 млн. чел. (2,4 % населения России), в том числе 480 тыс. служилого состава. Среди казаков в национальном отношении преобладали русские (78%), на втором месте были украинцы (17%), на третьем буряты (2%). Большинство казаков исповедовало православие, имелся большой процент старообрядцев (особенно в Уральском, Терском, Донском Войсках), а национальные меньшинства исповедовали буддизм и мусульманство.

На полях сражений Первой мировой войны принимало участие более 300 тыс. казаков (164 конных полка, 30 пеших батальонов, 78 батарей, 175 отдельных сотен, 78 полусотен, не считая вспомогательных и запасных частей). Война показала неэффективность использования больших конных масс (казаки составляли 2/3 численности русской кавалерии) в условиях сплошного фронта, высокой плотности огневой мощи пехоты и возросших технических средств обороны. Исключения составили сформированные из добровольцев-казаков мелкие партизанские отряды, успешно действовавшие в тылу противника при выполнении диверсионных и разведывательных заданий. Казаки как значительная военная и социальная сила участвовали в Гражданской войне (см. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА в России).

Боевой опыт и профессиональная воинская подготовка казаков вновь была использована при решении острых внутренних социальных конфликтов. Декретом ВЦИК и СНК от 17 ноября 1917 формально казачество как сословие и казачьи формирования были упразднены. В Гражданскую войну казачьи территории стали основными базами Белого движения (особенно Дон, Кубань, Терек, Урал) и именно там велись самые ожесточенные бои. Казачьи части являлись в численном отношении главной военной силой Добровольческой армии (см. ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ) в борьбе с большевизмом. К этому казачество подтолкнула проводимая красными политика расказачивания (массовые расстрелы, взятие заложников, сожжение станиц, натравливание иногородних против казаков). В Красной Армии также имелись казачьи подразделения, но они представляли малую часть казачества (менее 10 %). По окончании Гражданской войны большое количество казаков оказалось в эмиграции (около 100 тыс. человек).

В советское время официальная политика расказачивания фактически продолжалась, хотя в 1925 пленум ЦК РКП(б) признал недопустимым «игнорирование особенностей казачьего быта и применение насильственных мер в борьбе с остатками казачьих традиций». Тем не менее казаки продолжали считаться «непролетарскими элементами» и подвергались ограничению в правах, в частности, запрет служить в рядах Красной Армии был снят лишь в 1936, когда создали несколько казачьих кавалерийских дивизий (а затем и корпусов), отлично проявивших себя во время Великой Отечественной войны. Гитлеровское командование с 1942 также формировало части из русских казаков (15 корпус вермахта, командир генерал Г. фон Панвиц) численностью более 20 тыс. человек. Во время боевых действий они главным образом использовались для охраны коммуникаций и борьбы против партизан в Италии, Югославии, Франции. После поражения Германии в 1945 англичане передали разоруженных казаков и членов их семей (около 30 тыс. человек) советской стороне. Большинство из них было расстреляно, остальные попали в сталинские лагеря.

Весьма осторожное отношение властей к казачеству (результатом чего стало забвение его истории и культуры) породило современное казачье движение. Первоначально (в 1988-1989 годах) оно возникло как историко-культурное движение за возрождение казачества (по некоторым оценкам, около 5 млн. человек). К 1990 движение, выйдя за культурно-этнографические рамки, стало политизироваться. Началось интенсивное создание казачьих организаций и союзов, как на местах бывшего компактного проживания, так и в крупных городах, где за советский период осело большое количество потомков, спасавшихся от политических репрессий. Массовость движения, а также участие военизированных казачьих отрядов в конфликтах в Югославии, Приднестровье, Осетии, Абхазии, Чечне заставили правительственные структуры и местные власти обратить внимание на проблемы казачества. Дальнейшему росту казачьего движения способствовали постановление Верховного Совета РФ «О реабилитации казачества» от 16 июня 1992 и ряд законов. При Президенте России было создано Главное управление казачьих войск, ряд мероприятий по созданию регулярных казачьих частей предприняли силовые министерства (МВД, Погранвойска, Минобороны).

полезные сервисы
канцона канцона
популярный словарь

Канцона

-ы, ж.

1) В средневековой поэзии трубадуров: лирическое стихотворение о рыцарской любви.

Поэтическая канцона.

Стихотворный размер канцоны.

2) Многоголосная светская песня эпохи Возрождения на тексты поэтических канцон.

3) Род инструментальной музыкальной пьесы, сложившийся в XVI-XVII вв. из обработок вокальных канцон.

Канцона для клавишных инструментов.

Этимология:

От итальянского canzone ‘песня’ (← cantare ‘петь’).

Энциклопедический комментарий:

Поэтическая канцона получила распространение первоначально в Италии в XIII-XVII вв. Строение канцоны строго строфично (до 7 строф). Все строфы рифмуются по одной схеме, но сама схема в каждой канцоне своя, до этого никем не употребленная. Последняя строфа короче, она обращена к лицу, которому посвящена. В остальном форма канцоны не связана никакими требованиями: свободен выбор стихотворного размера, объема строфы и количества строф (чаще 5-6). Расцвета канцона достигла в лирике Петрарки (XIV в.). В ХХ в. канцона встречается как поэтическая стилизация (В. Я. Брюсов, М. А. Кузмин).

В самого начала канцона была тесно связана с музыкой. В числе композиторов, авторов канцон, был И. С. Бах. С XVII в. развитие канцоны для инструментального ансамбля ведет к возникновению кончерто гроссе, канцона для клавишных инструментов постепенно превращается в фугу, а канцона для солирующего инструмента с сопровождением подготовляет появление сонаты.

полезные сервисы
съезд съезд
толковый словарь

Съезд, а, м. Собрание представителей какой-л. организации.

* Съезд профсоюзов.

* Съезд учителей. МАС, т. 4, 323.

* Съезд КПСС.

* Партийный съезд.

Верховный орган Коммунистической партии Советского Союза. МСЭ, т. 3, 355.

• И руку над партийным съездом Ильич напутственно простер (Б.Рахманин). Юность, 1961, № 11, 19. Съезд призовет партию, народ, а народ горы свернет. М-лы XXII съезда КПСС, 154. Прямая речь ее простерта в земную даль и в синь небес. Откроется двадцать четвертый весенний съезд КПСС (С.Васильев). Огонек, 1971, № 13, 32. Ребенок: Боюсь КПСС! Боюсь КПСС! - Почему? - А все говорят: "Съест КПСС! Съест КПСС!" (Из анекдота, запись 1996 г.).

* Съезд индустриализации страны.

XIV съезд ВКП(б), на котором принята программа индустриализации страны.

• XIV съезд ВКП(б) вошел в историю как съезд индустриализации страны, ИКПСС, 360.

* Съезд победителей.

XVII съезд ВКП(б), констатировавший выполнение пятилетки в 4 года.

• XVII вошел в историю нашей партии как съезд победителей. КПСС в рез., т. 3, 200.

* Съезд строителей коммунизма.

XXII съезд КПСС, принявший третью программу партии.

• Наш съезд войдет в историю как съезд строителей коммунизма. М-лы XXII съезда КПСС, 121.

* Съезд ВЛКСМ (комсомола).

Высший орган ВЛКСМ. МСЭ, т. 3, 355.

• XVII съезд ВЛКСМ объявил БАМ Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Старт-3, 223. Ведь недаром еще мальчишкой тринадцати лет Тонгаер приезжал к нам и слушал Ленина на съезде комсомола. Кассиль, 1969, 70.

* Съезд Советов.

Высший орган государственной власти в СССР до введения Конституции 1936 года. МСЭ, т. 3, 355.

* Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Погодин, 1969, 37.

* Всероссийский Съезд Советов. Розенталь, 1984, 47.

// в назв. колхозов, заводов и др. промышленных объектов.

• Колхоз имени XXII съезда КПСС. СЖ, 16.08.70. Липецкий ордена Ленина тракторный завод имени XXIII съезда КПСС. АГС, 207. Ленинградский металлический завод имени XXII съезда КПСС. АГС, 204. Фабрика имени XX съезда КПСС - головное предприятие Владимирского трикотажного объединения. Работница, 1981, № 8, 32. Колхозы и совхозы Курганской области: "XX съезд КПСС", "XXV съезд КПСС". Тимофеев, 109.

полезные сервисы
генерал генерал
этимологический словарь

Французское - general.

Немецкое - General.

В русском языке слово «генерал» известно с середины XVII в. и встречается уже в «Книге о ратном строе» 1647 г. В 50-х гг. XVII в. слово нередко встречалось в форме «енерал», например в письмах царя Алексея Михайловича (1658 г.). Форма «генерал» стала общеупотребительной во времена Петра I в таких сочетаниях, как «генерал-адмирал», «генерал-адъютант» и т.п.

Судя по начальному «г», слово пришло в славянский из французского через немецкий как военный термин. Французское же слово восходит к латинскому generalis - «общий», «всеобщий», «главный», «стоящий над всеми», образованному от genus - «род», «родовой». Французское слово general первоначально было только прилагательным, и уже позже оно субстантивировалось.

В том значении, в котором это слово известно современному русскому языку - «военный генерал», оно представляет собой сокращение от capitain general (во французском) и General Kapitan (в немецком), где general стало самостоятельным словом с XVII в.

Родственными являются:

Болгарское - генерал.

Польское - general.

Производные: генеральский, генеральный, генеративный.

полезные сервисы
кулебяка кулебяка
этимологический словарь

кулебя́ка

"продолговатый пирог с рыбой, капустой, кашей" (Преобр.), колюба́ка, арханг. (Подв.), кулеба́ка "пирог с рыбой", вятск. (Васн.), также кулбака (там же), см. ЖСт., 1898, вып. 3-4, стр. 449, кульбака, донск. (Миртов), калюба́ка "ржаная из пресного теста ватрушка с творогом", яросл. (Волоцкий).

Трудное слово. Ср. также кулибака "пшеничный пирог с рыбой" у иеромонаха Дамаскина (Афонск. гора и Солов. мон., XVII-XVIII вв.) и фам. Кулибакинъ (XVII в., Тупиков), Кулебакин, Колюбакин (XVII в.; Соболевский, РФВ 70, 93 и сл.). По мнению последнего, колюба́ка связано с ко́лоб. См. сомнения у Преобр. I, 409. Формы на -у- Соболевский сравнивает с польск. kulimędу "testiculi", что уже совсем сомнительно. Другие предполагают заимствование из нем. Kohlgebäck "пирог с капустой" (см. Рейф у Преобр. там же; Горяев, Доп. 1, 23), что тоже сомнительно. Нужно решительно отклонить объяснение из фин. kala "рыба" (вопреки Мi. ЕW 146; см. Брандт, РФВ 22, 142; Бернекер 1, 642).

полезные сервисы
музыка музыка
этимологический словарь

му́зыка

с 1800 г., Крылов (см. Огиенко, РФВ 77, 185 и сл.), наряду с музы́ка (в настоящее время - просторечное), также у Пушкина (прочие примеры см. у Огиенко (РФВ 77, 164 и сл.)), музи́ка (XVI-XVII вв.; см. Огиенко, РФВ 66, 365), в эпоху Петра I (Смирнов 200), также у Котошихина (14). Еще раньше - др.-русск. мусикия (XII-XVII вв.), мусика (Котошихин 173 и сл.). Форма музы́ка пришла через укр. из польск. muzyka от чеш. musika, лат. musica, греч. μουσική "музыкальное искусство, музыка". Формы с ударением на начале слова могли быть получены через посредство австр.-нем. Мúsik (XVII в.; см. Шульц-Баслер 2, 162); см. Огиенко, РФВ 77, 188. Музыка "кандалы" (Мельников 5, 182), вероятно, от звона цепей. Напротив, замузю́кать "загалдеть", астрах. (РФВ 70, 131), возм., звукоподражательного происхождения. [Ср. музыка, уже в 1696 г.; см. Фогараши, "Studiа Slavica", 4, 1958, стр. 66. - Т.]

полезные сервисы
наждак наждак
этимологический словарь

"большая дубина, боевой топор", только в XVI-XVII вв.; см. Срезн. II, 285.1 Из тур. nаdžаk "дубина" (Радлов 3, 655); см. Локоч 124. [Совр. нажда́к "минеральная крошка для чистки и шлифовки" того же происхождения; см. Ушаков. - Т.] 1 У Срезн. (см.) сказано: "наждакъ - камень: - А пытаите наждак, чем (камень) обравниваютъ, а купятъ фунт наждаку въ 3 алтына. Торг. кн. XVII-XVII в., 121". - Прим. ред.

полезные сервисы
жупел жупел
история слов

ЖУПЕЛ

Многие старославянизмы в истории русского языка подверглись коренному семантическому преобразованию. Условия и процессы, приводившие к ломке их смысловой структуры, очень разнообразны. Иногда здесь играла большую роль личная инициатива.

Характерна история значений слова жупел в русском литературном языке. Слово жупел унаследовано русским литературным языком из языка старославянского. Этимология этого слова не очень ясна. Жупел выводят обычно из лат. sulfur. Акад. А. И. Соболевский предлагает связать жупел с каким-нибудь романским потомком лат. sulfur. Уленбек пытается установить связь слова жупел с готск. swibls (Uhlenbeck, Arch. für slav. Ph., 15, с. 492). А. С. Преображенский тоже готов видеть в этом слове старое заимствование из германского, но отмечает фонетические затруднения, связанные с такой этимологией (Преображенский, 1, с. 238).

Слово жупел обозначало горящую серу или смолу. Это слово было живым в языке древнерусской письменности. Оно отмечено в языке древнейших русских памятников церковного содержания. Например, в XI в.: «Да не огньмь и жюпелъмъ потоплени бѫдемь (Гр. Наз.)» (Срезневский, 1, с. 884).

Однако, едва ли это слово было очень распространенным и широко известным. В XV в. слово жупел, как непонятное, иностранное, «неудобь познаваемое» внесено в новгородский глоссарий и затем неизменно объясняется в азбуковниках XVI - XVII вв. (Сахаров, т. 2, кн. 5, с. 122, 158). В Словаре Памвы Берынды слово жупел также подвергается объяснению: `сера'. Непонятность слова жупел для широких масс сказывается в таком словоупотреблении конца XVII - начала XVIII в.: «... и скоро от серы, и от смолы, и от жупелу загорашася...» (Сиповский 1905, с. 236).

Все же в «Лексиконе треязычном» (1704) Ф. Поликарпова приведена такая группа слов:

Жупел - θεĩον, θεάφιον, sulphure.

Жупелистый- θειωτός, sulphuratus.

Жупельное мѣсто - θεωτόπος, sulphuraria.

Жупельный- θευώδης, sulphurens.

В высоком слоге русского литературного языкаXVII в. слово жупел также не было редкостным. Оно, например, встречается не раз у Державина:

От вихрей, с жуплом преходящих,

И все огнем ядущих волн

Не удалится проч, - и завсегда,

Как твердый Тавр, душа его тверда.

(Победителю)

Ср.:

Как жупел он Вулканов вверх

Горящими струит реками...

(Первая песнь ПиндараПифическая)

Столбом дым, жупел в воздух вьется,

Пожар, как рдяны волны, льется...

(Фонарь)

Но твой же может бросить тул

И жуплов тьмы на князя ада.

(Гром)

У В. В. Капниста в «Видении плачущего над Москвою россиянина, 1812 г. окт. 28 дня»:

Могилы жупела и пепла кажут там

Обитель иноков и их смиренный храм.

В стихотворном языке первых двух десятилетийXIX в. слово жупел также довольно употребительно. Например, у И. М. Долгорукова в стихотворении «Судьбе»:

За гробом нет судьбы, нет случаев премены;

Там истина, там Бог, там жупел, или рай.

У Батюшкова в стихотворении «Мои пенаты»- для обозначения дыма от пороха:

Двуструнной балалайкой

Походы прозвени

Про витязя с нагайкой,

Что в жупел и в огни

Летал перед полками

Однако Пушкин не пользовался этим словом. К30-40-ым годам XIX в. оно постепенно отходит в архивный фонд русской литературной лексики, хотя и применяется иногда в стиле архаической лирики и бытового сказа (чаще с церковной окраской).

Например, у Н. М. Языкова («Отрок Вячко»):

И с той горой бывает

Трясение- и молнию и жупел

Она бросает из себя.

У В. Ф. Одоевского в повести «Эльса»: «Ведь, прохожие дым-то видят, и дым-то у вас не православный - серой да жупелом пахнет по всей улице».

В академическом словаре1847 г. слово жупел признается устарелым, профессионально-культовым, церковным. На нем ощутителен отпечаток церковности, старинного культа (ср. употребление его у Мельникова-Печерского в романе «В лесах»). Слово жупел лишь в 60-70-х гг. XIX в. возрождается с новым значением. Своим возрождением оно обязано великому драматургу А. Н. Островскому. Купчихе Настасье Панкратьевне из комедии «Тяжелые дни» это слово представлялось страшным, пугающим. Значения его она не понимала, но общая экспрессивная окраска звуков жупел, церковный ореол, окружающий это слово, заставляли купчиху трястись от страха. В комедии А. Н. Островского находится такой диалог о словах между Мудровым и Настасьей Панкратьевной (д. 2, явл. 2):

Настасья Панкратьевна: ...Вот я еще мудреных слов боюсь.

Мудров: Да, есть слова, есть-с. В них, сударыня, таинственный смысл сокрыт, и сокрыт так глубоко, что слабому уму-с...

Настасья Панкратьевна: Вот этих слов я, должно быть, и боюсь. Бог его знает, чтó оно значит, а слушать-то страшно.

Мудров: Вот, например-с...

Настасья Панкратьевна: Ох, уж не говорите лучше! право, я всегда себя после как-то нехорошо чувствую.

Наталья Никаноровна: Нет, что ж, пускай говорит; интересно послушать.

Настасья Панкратьевна: Разве уж одно словечко какое, а то, право, страшно.

Мудров: Вот, например, металл! Что-с? Каково слово! Сколько в нем смыслов! Говорят: «презренный металл!» Это одно значит; потом говорят: «металл звенящий. - Глагол времен, металла звон». Это значит, сударыня, каждая секунда приближает нас ко гробу. И колокол тоже металл. А то есть еще благородные металлы...

Настасья Панкратьевна: Ну, будет, батюшка, будет. Не тревожьте меня! Разуму у меня немного, сообразить я ваших слов не могу; мне целый день и будет представляться.

Мудров: Вот тоже я недавно в одном сочинении читал, хотя и светского писателя, но достойного уважения. Обаче, говорит...

Настасья Панкратьевна: Оставьте, я вас прошу. Уж я такая робкая, право, ни на что не похоже. Вот тоже, как услышу я слово: "жупел", так руки-ноги и затрясутся.

Мудров: Да, есть словечки, есть-с. Вот тоже...

Настасья Панкратьевна: Батюшка, оставьте! Убедительно я вас прошу... Что ж теперь заживо-то такие страсти слушать. (Островский 1904-1909, 3, с. 420-421).

Под влиянием этой комедии слово жупел стало употребляться как иронический символ грозного пугала. Ср. у Достоевского в «Братьях Карамазовых»: «Будем... не бояться иных слов и идей, подобно московским купчихам, боящимся "металла" и "жупела"».

Силу экспрессивного внушения, свойственную «мудрым словам», отмечал и И. А. Гончаров в своих очерках «Слуги старого века». Один из этих старых слуг, Валентин, увлекавшийся чтением стихов Жуковского, здесь изображен как принципиальный защитник заумно-экспрессивной стиховой речи: «Если все понимать - так и читать не нужно: что тут занятного! - отозвался он. - Иные слова понимаешь - и то слава богу! Вон тут написано "радости", "страданье" - это понятно. А вот какие-то "пролетные пленители" еще "на часть нас обрекли" - поди-ка пойми кто!».

Ср. у Чехова в «Скучной истории»: «Мне обидно, что обвинения (молодежи. - В. В.) огульны и строятся на таких давно избитых общих местах, таких жупелах, как измельчание, отсутствие идеалов или ссылка на прекрасное прошлое».

Статья публикуется впервые по сохранившейся в архиве старой машинописной копии (на 6 страницах) с авторской правкой. Сохранилась также краткая рукописная заметка (очевидно, это первоначальный вариант статьи о слове жупел), объединенная с заметкой о слове двурушничество под общим заголовком «О жизни слов» (рукопись на 2-х листках ветхой оберточной бумаги; написано, по-видимому, в тобольский период). Текст заметок о словах двурушничество и жупел предваряется кратким введением. Ниже приводится полностью текст этого введения и заметка о слове жупел: «Русский язык и русская литература - это лучшее достояние и высшее достижение русского народа. История русского языка и история русской литературы связаны между собою неразрывно. Это - две стороны одного и того же исторического процесса развития русской культуры, русского народного творчества. Вот почему изучение русской литературы немыслимо без параллельного углубленного изучения русского языка. Нельзя понять литературное произведение, не зная языка соответствующей эпохи! Особенно много недоразумений бывает при недостаточном знакомстве с историей слов и их значений. История слов чрезвычайно наглядно показывает, как тесно связан язык с явлениями окружающей жизни и как органична связь истории языка с историей общественной мысли и историей искусства. Недаром Пушкин заметил: "Изучайте значение слов (говорил Декарт) и вы избавите свет от половины его заблуждений". Вот несколько иллюстраций из истории слов... Слово жупел в языке русской публицистики со второй половины XIX в. стало употребляться в значении `пугало, то, что внушает отвращение и ужас'. Например, и теперь можно прочитать в газетах фразу вроде следующей: "Социализм является жупелом для западноевропейской буржуазии". По своему происхождению слово жупел - старославянское. Оно раньше обозначало: `горящая сера или смола'. В этом значении оно и употреблялось русскими писателями до конца XVIII в., а потом вышло из употребления, сохранившись лишь в церковном, культовом языке. Оно стало непонятным, а купчихе из комедии Островского "Тяжелые дни" показалось прямо страшным. В этой комедии изображена беседа Мудрова и Настасьи Панкратьевны о мудреных словах». Далее следует диалог, приводимый выше.

Слово жупел В. В. Виноградов упоминает также в других работах. Он пишет: «Для характеристики взаимоотношений между церковнославянским типом и народно-литературным, а также русской письменно-деловой и разговорно-бытовой речью очень ценны такие факты, как помещение в новгородском словаре XIII в. (по списку Московской Синодальной кормчей 1282 г.) таких квалифицированных как "неразумные на разум" слов и выражений: ад `тьма', бисер `камень честонъ', зело `вельми', исполинъ `сильный', ковъ `медь', рог `сила', хам `дързъ' и т. п.; или в новгородском словаре XV в. (по списку новг. 1431 г.): великодушен, доблесть, душевный блуд `ересь' и `нечьстие', жупел `сера'... и др. под.» (Основные проблемы изучения образования и развития древнерус. литературного яз. // Виноградов. Избр. тр.: История рус. лит. яз., с. 127). «В русском литературно-книжном языке XVI - XVII вв. некоторые разряды славянизмов носили на себе отпечаток торжественной, несколько старинной экспрессии. Азбуковники рассматривали их среди ученых и малопонятных для широкого круга читателей иностранных слов. Таковы, напр., были: достояние (`наследие, обладание отцовым имением'), зодчий (`здатель, делатель храминам'), жупел, изваянный...и т. п.» (там же, с. 131). - М. Л.

полезные сервисы
зависеть зависеть
история слов

ЗАВИСЕТЬ

В истории некоторых русских слов наблюдается поразительный семантический параллелизм в ходе изменения значений с эквивалентными словами западноевропейских языков. Иногда общность заметна и в морфематической структуре таких слов. В некоторых случаях можно установить и прямую смысловую связь и соотносительность русского слова с его западноевропейскими эквивалентами. Тем не менее о калькировании полном или частичном во многих из таких примеров не может быть и речи.

Слово зависеть распространилось в русском литературном языке не ранее начала XVIII в. Старое ударение (на предпоследнем слоге; ср. ви́селица, ви́сельник), морфологическая изолированность этого слова, независимость (от префиксального осложнения) его видового употребления, своеобразие его значения - все это как будто намекает на давний отрыв слова зави́сеть от гнезда висе́ть и производных (ср. чеш. záviseti).

Так как глагол висеть в древнерусских памятниках обычно имеет ударение на корневом элементе (ви́сеть и т. п.84, ср. ви́селица и укр. ви́сiти), то, надо думать, зависеть со своим старым ударением рано подверглось деэтимологизации и отделилось от других морфологических серий слов, связанных с корнем вис- (висеть, висячий и т. д.). Между тем глагол зави́сеть неизвестен в древнерусской письменности. Больше того: нельзя найти следов его употребления в русском письменном языке до конца XVII - начала XVIII в. При таких обстоятельствах невольно возникает подозрение, не возник ли и не распространился ли глагол зависеть в русском литературном языке под влиянием западнорусского языка (украинского) или западнославянских языков. Современному польскому литературному языку слово zawisieć неизвестно. Родственные русскому глаголу образования отыскиваются лишь в украинском - зависiти, чешском - záviseti и болгарском - зави́ся (см. сл. Грота - Шахматова 1899, т. 2, вып. 3, с. 809-810).

В русских народных говорах слово зависеть мало распространено и, можно думать, укрепляется в них под влиянием литературного языка (сл. Даля 1880, 1, с. 577)85. Слово зависеть в его современных значениях сформировалось поздно и нашло себе твердую почву лишь в пределах литературно-книжного языка XVIII в. Как будто возможно поставить его в связь с укр. зависiти. Однако само это украинское слово тоже нуждается в объяснении (ср. укр. зависимий). Тем более, что пока нет вполне надежных оснований признать укр. зависiти старинным народным словом. Не укоренилось ли это слово в украинском языке под влиянием русского или западнославянских языков?

Слово зависеть по своему морфологическому строю и по своим значениям представляется соотносительным с нем. abhängen и франц. dépendre. В глаголе abhängen, наряду с прямым конкретным значением `свисать, висеть в некотором расстоянии от чего-нибудь', также с XVIII в. развилось переносное отвлеченное `быть подчиненным чьей-нибудь воле, находиться в чьей-нибудь воле, власти, зависеть'. На почве этого переносного значения в немецком языке выросла цепь производных слов: abhängig `зависящий, зависимый, подвластный', unabhängig `независимый', die Abhängigkeit`зависимость' (или как переводилось в русско-немецких словарях XVIII в. `зависительность'), Unabhängigkeit `независимость' (см. Аделунг, Полн. лекс., ч. 1, с. 13; ч. 2, с. 722-723). Все эти слова находят себе соответствие в русских словах зависимый, зависимость, независимый, независимость. Между тем в самом немецком языке глагол abhängen до XVIII в. употреблялся только в значении `свисать' (herabhängen). Новое отвлеченное значение `зависеть' развивается в нем под влиянием французского dépendre (ср.: Это зависит от обстоятельств - Cela dépend des circonstances; Я ни от кого не завишу - Je ne dépends de personne; Урожай хлеба зависит от дождей - La récolte des blés dépend des pluies). Ср. (dépendance- `зависимость', dépendant - `зависимый').

В самом же французском глаголе dépendre значение `находиться под властью кого-нибудь, быть зависимым от кого-нибудь' сложилось только в XVI столетии (Bloch, 1, с. 211-212).

Показательно, что в «Немецко-латинском и русском лексиконе» 1731 г. слово зависеть встречается лишь в переводе примера на употребление глагола stehen: «es stehtihm das Leben, Haab und Gut darauf, agitur de ejus capite, salute, fortunis omnibus, в том живот и имение его зависит, чрез то может живота и имения своего лишен быть» (с. 602). Нем. abhängig, clivosus здесь переводится через `навислый, наклонный' (с. 6). В связи с этим можно отметить, что глагола зависеть нет в «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова (1704). В «Географии генеральной» (1718): «Страшно бо есть, аще человек грамотный и ученый не увесть солнечного обхождения, понеже вся на нем времена года дни и ночи ина зависят» (с. 372).

Таким образом, хотя и приблизительно, но устанавливается более точно время распространения слова зависеть в русском литературном языке: не позже 10-20-х годов XVIII в. В «Лексиконе российском и французском, в котором находятся почти все Российские слова по порядку Российского алфавита» 1762 г. уже помещено слово зависеть в соответствии франц. dépendre и приведены такие фразы официально-светского и делового стиля: «Ето зависит от вашего учтивства - Cela dépend de votre civilité Сие зависит от вашего произволения - Cela dépend de votre bonne volonté» (с. 202).

Следовательно, глагол зависеть в 50-60-х годах XVIII в. вошел в очень широкий литературно-бытовой и официально-деловой речевой обиход. Однако трудно в зависеть признать прямое калькированное воспроизведение франц. dépend или нем. abhängen. Ведь между приставками - русской за-, франц. de-, нем. ab-- прямого смыслового параллелизма нет (ср. déflexion - `отклонение (световых лучей)', dérouler - `развертывать', développer - `развертывать, раздвигать' и т. п.). Кроме того, если бы зависеть возникло как непосредственный калькированный перевод немецкого abhängen или франц. dépend, то по крайней мере в русском литературном языке XVIII в. в этом слове выделялись бы его морфологические части за-висеть и ударение находилось бы на -висе́ть (ср. висе́ть, повисе́ть, провисе́ть и т. п.). Правда, нельзя признать случайным, что то же сплетение значений, что и в немецком abhängen, наблюдается и в глаголе зависать (укр. зависати, польск. zawisać:), который известен областным народным говорам в значении `свешиваться, висеть позади чего-нибудь, на чем-нибудь' («Хмель зависает на згороде.» Псков. (И. Евсеев). Во всяком случае, полон глубокого интереса тот факт, что в языке А. П. Сумарокова в значении `зависеть' употребляется глагол зависать (зави́сать?): «От того креста зависало все мое благополучие, а от етова оно зависать не будет» (Сумароков 1787, ч. 5, с. 6); «...ум от знатности зависает...» (ч. 5, с. 55); «...будучи зависаема от дяди...» (там же, с. 54; ср. также ч. 5, с. 15, 73).

Конечно, можно было бы предположить, что форма зависеть появилась в приказно-деловой речи начала XVIII в. внутренним путем как соотносительная с зависнуть (ср. польск. zawisnać). В «Словаре польского языка» Линде отмечены такие польские глагольные слова и некоторые производные от них: «zawisnoć, zawisłość, zawisać, zawisnać od kogo, dependować od niego, być w zawisłosci, zeleżeł» (Linde, 6, с. 946-947).

Например, в «Материалах для истории имп. Академии Наук» (т. 1, СПб., 1885): «Оная состоять будеть из 3 классов, изъ которыхъ производиться будутъ: Въ первомъ - всѣнауки математическiя и которыя отъ оныхъ зависнутъ. Во второмъ - всѣчасти физики. Въ третьемъ - литере, гуманiоресъ, гисторiа, право натуры и народовъ» (т. 1, с. 22-23, 1724). Необходимо отметить своеобразный пример употребления прошедшего времени - зависл (от зависнуть; ср. польск. zawinać в «Артаксерксове действе» (1672 г., л. 71 об.): «О гордость, скоропогибел[ь]ная сень! Не могл есмь удовол[ь]ствоватися всемирною честию! Гордостью ж[е] и дерзостью ныне же зависл есм[ь] междоу честию и бесчестием!» (Артаксерксово действие, с. 274). Но вероятнее предполагать, что зависеть - литературное заимствование конца XVII - начала XVIII в. из украинского языка. А в украинский язык это слово проникло из западнославянских языков. Первоначально это было слово официально-деловой и ученокнижной речи. В нем наметилось еще в XVIII в. два оттенка значения: 1) `находиться во чьей-нибудь власти, воле, в зависимости от кого-нибудь, чего-нибудь'; 2) `быть обусловленным чем-нибудь, быть следствием какой-нибудь причины' (см. сл. АР; сл. 1867, 2, с. 15; сл. Даля 1880, 1, с. 557).

Вот несколько иллюстраций из памятников русского языка начала XVIII в.: «Рижскiй оберъ-комендантъ Полонскiй, 19 ноября, донесъ, что въ Рижскомъ, Дiамент-Шанскомъ и въ Перновскомъ гварнизонахъ при артиллерiи въ нѣкоторыхъ припасах превеликая нужда зависитъ, а взять ихъ тамо не откуда...» (1713 г.) (цит. по: Воскресенский, 1, с. 493); «... каждому особлiвои секретарь позволяется имѣть, которои токмо отъ своего презiдента и его указовъ завiсiтъ, а до Коллегiевъ дѣло не имѣетъ» (1720 г.) (Доклады и приговоры в Сенате, 1887, т. 3, кн. 1, с. 34-35).

В «Архиве князя Ф. А. Куракина»: «Топерь надлежитъ предусматриватъ, въ состоянiи ль будемъ учинить, чтобъ такъ сильнымъ быть противу флоту агленскаго на морѣ, отъ чего всѣоперацiи военныя зависятъ противу Швецiи» («Записки кн. Б. И. Куракина о войне и мире», 1720, с. 343). Там же: «И въ томъ сiе безсоюзство всегда зависатъ, чтобъ корону... къ перелому правъ и вольности королевства не допустить» (т. 3, «Мемуары», 1710-1711, с. 275). Ср. также «Генеральный регламент, или Устав» (Генеральн. регламент, с. 16).

В «Походном журнале 1722 г.» (СПб., 1855): «А паженыя сваи нынѣшнею зимою въ верху на берегу Волги выпазить и шипы сдѣлать, и чтобъ особливой человѣкъ былъпри томъ, дабы не перепортили, понеже дѣло плотины все на томъ зависитъ; а весною чтобъ, какъ рѣкою, такъ моремъ, вести ихъ въ судахъ...» (1722, с. 191). В книге Д. Кантемира «Книга Систима, или Состояние мухаммеданския религии» (СПб., 1722): «...Фарзъ бо знаменуетъ, сѣченое... Паки знаменуетъ, что лiбо въ законѣдругаго, или должности завïсïть, якоже канонъ, оброкъ, и тому подобное» (Кантемир, Книга систима, с. 53). В книге «История королевы Ильдежерты Норвежской» (П. О. Чехочева, рукоп. БАН, 24.5.23, Сп. 1759 г.): «И министры собравшись королю представляли: ежели ево в-во изволить отказать супружество принцессы шведской, то у шведов войско готово и не можно без отмщения пробыть, в чем зависит интерес государства» (71 об.). Во «Флориновой економии» (1775): «Но понеже сие [время пашни. - В. В.]от доброй погоды, а особливо от обыкновения и примет каждой земли зависит; того ради предаем мы оное в волю эконома...» (Флор, Економия, кн. 3, гл. 8, с. 151). У А. Т. Болотова в «Памятной книжке, или Собрании различных нравоучительных правил» (1761 г., рукоп. БАН): «Будет ли когда время чтоб ты опамятовался; и так жить перестал, как бы ни от кого не зависил, а над тобою ни бога ни повелителя, ни законов не было» (с. 1); «Сим вопросам надлежит первым твоим делом быть, которые не только обстоятельно узнать, но и всегда из памяти не выпускать должно, ибо от них все наше благополучие зависить» (с. 3).

Самые ранние примеры употребления глагола зависеть отмечены в «Письмах и бумагах имп. Петра Великого» под 1705 г. (т. 3): «... дабы... помыслилъ, коимъ образомъ и въ которомъ мѣстѣмогутъ съ его царскимъ величествомъ соединитися, и для согласiя верную особу... прислать, ибо на томъ все зависитъ, дабы всякъ зналъ, что съ которой стороны чинить надлежитъ» (с. 749); «болшая в здѣшнихъ предѣлехъ зависитъ нынѣнужда в конницѣ, которая въ непрестанныхъ всюды бываетъ посылкахъ, и провiантъ выбираютъ вездѣони...» (с. 773).

Показательно, что самые старые примеры на употребление глагола зависеть извлекаются из памятников делового языка. Здесь же постепенно выкристаллизовываются типические формы сочетаемости этого глагола.

Ср. в «Полном Собрании Законов Росс. империи»(1786 г., № 16333): «Всем монашеским орденам римской веры зависеть единственно от архиепископа Могилевского» (Полн. собр. законов, 22, с. 538). Сочетаемость с предлогом от - зависеть от кого-чего подчеркивается «Российским Целлариусом» 1771 г. (с. 54).

В татищевских «Кратких экономических записках» (Общества ист. и древностей российских, 1852): «... весь домъ от добраго его смотрѣнiя зависит...» (Татищев, Эконом. зап., с. 31). В «Лексиконе Российском историческом, географическом, политическом и гражданском», сочиненном В. Н. Татищевым (1793): «Канцлер, чин главный в штатских... в его правлении зависит государственная канцелярия, или коллегия иностранных дел, в которой он презыдует...» (Татищев, 1793, ч. 3, с. 152). В «Должности архитектурной экспедиции» (опубл. в «Архитектурн. архиве», М., 1946): «... к тому же и всего государства зависит в том интерес, что денги на такую тленную вещ в чюжие краи выходить не будут...» (т. 1, с. 64).

Уже к концу XVIII в. глагол зависеть глубоко проникает в общую норму среднего стиля. В «Словаре Академии Российской» читаем: «Завишу, висишь, висел, висеть, гл. ср. 1) Начало бытию своему или действию от кого или чего имею, заимствую. Зрелость плодов зависит от солнца.Окончание сего дела не от меня зависит. 2) Нахожуся в подчиненности, во власти у кого; принадлежу кому. Дети зависят от своих родителей. Слуги от своих господ зависят». Ср. «Зависимость, сти. с. ж. 1) Относительность, принадлежность вещи, заимствующей от кого или от чего свое существование или действие. 3) Подчиненность, подвластность. Слуги состоят в зависимости своих господ»;«Зависимый, мая, мое. прил. 1) Существованием, или действием своим одолженный, обязанный другому. 2) Подчиненный чьей власти; тот, который находится в зависимости у кого. Зависимый человек» (сл. АР 1789, ч. 1, с. 725-726).

В «Горе от ума» А. С. Грибоедова при печатании отрывков из него в альманахе «Русская Талия» 1825 г. реплика Молчалина «Ведь надобно ж зависеть от других» была заменена словами: «Ведь надобно ж других иметь в виду» (см. Пиксанов, с. 142, 143). У Пушкина во введении к «Путешествию Евгения Онегина»: «От него зависело означить сию выпущенную главу точками или цифром...». В «Капитанской дочке»: «Марья Ивановна отвечала, что вся будущая судьба ее зависит от этого путешествия, что она едет искать покровительства и помощи у сильных людей...». У Пушкина же встречается и грамматическое значение глагола зависеть: «Но если действ(ительный) глагол зависит не от отрицательной частицы, но от другой части речи, управляемой оною частицею, то он требует падежа винительного» (сл. Пушкина, 2, с. 27). У В. А. Жуковского в «Орлеанской деве»:

Покорствовать; жить милостью вассалов;

От грубой их надменности зависеть -

Вот бедствие, вот жребий нестерпимый.

У А. С. Грибоедова в пьесе «Студент»: «Боже мой! как тяжко зависеть от таких людей, которые за свои благодеяния располагают вами, как собственностию!».

В новом академическом «Словаре современного русского литературного языка» иллюстрации на употребление глагола зависеть берутся из русской литературы XIX в. (БАС, 4, с. 301). Например, У Пушкина зависеть уже не носит на себе отпечатка книжности. Оно встречается и в стилях разговорной речи: «Я, который не хотел зависеть от отца, - я стал зависим от чужого...» («Сцены из рыцарских времен»). В «Капитанской дочке»: «... счастие всей моей жизни зависит от тебя». В лирический стиль Пушкина слово зависеть попадает лишь с середины 20-х годов:

Зависеть от властей, зависеть от народа -

Не все ли нам равно?

(Из Пиндемонти)

Это говорит о том, что слово зависеть сначала относилось преимущественно к сфере прозаической речи.

У М. Ю. Лермонтова в «Княгине Лиговской»: «... от первого впечатления зависело все остальное». У С. Т. Аксакова в «Семейной хронике»: «... потеря искренности в супружестве, особенно в лице второстепенном, всегда несколько зависящем от главного лица, ведет прямою дорогою к нарушению семейного счастия».

В XIX в. слово зависеть входит в терминологию разных наук. Так, в русской грамматике оно обозначает `находиться в синтаксическом подчинении'. В этом значении зависеть встречается в учебнике русской грамматики П. М. Перевлесского, в «Исторической грамматике» Ф. И. Буслаева. В математике, физике и других науках негуманитарного цикла зависеть применяется в значении `определяться другим явлением, другой величиною'.

Слово зависимость также не встречается в памятниках ранее XVIII в. Оно обозначает `состояние зависящего, нахождение под чьей-либо властью, в чьей-нибудь воле'. Например, в «Полном собрании законов» (1786 г., № 16333): «...зависимость от какой-либо духовной власти, вне империи ея величества пребывающей» (Полн. собр. законов, 22, с. 538). У М. Н. Муравьева в статье «Соединение удельных княжеств»: «Все государственные чиновники пришли в его (Годунова) зависимость». У А. С. Пушкина в письме к жене: «Зависимость жизни семейственной делает человека более нравственным». Ср. в «Пиковой даме»: «... а кому и знать горечь зависимости, как не бедной воспитаннице знатной старухи?» У С. Т. Аксакова в «Семейной хронике»: «... мысль оставить умирающего старика в полную зависимость негодяя Калмыка и других слуг долго не входила ей в голову».

Любопытно указание академического «Словаря русского языка» на то, что в XVIII в. зависимость под влиянием французского dépendance употреблялось и в значении `то, что зависит от чего-н.' Например, в «Полном собрании законов», в акте отречения польского короля Станислава-Августа (1797 г., № 17736): «... мы добровольно и охотно отрицаемся от всех без изъятия Нам принадлежавших по званию Нашему прав, от короны Польской, от Великого княжества Литовского и от всех их зависимостей» (Полн. собр. законов, 24, с. 285).

Выражение принять зависящие меры, сделать зависящие распоряжения, по независящим от кого-нибудь обстоятельствам и до сих пор носят яркий отпечаток канцелярского стиля. Ср. у Л. Толстого в романе «Анна Каренина»: «Вообще он скажет,... что он не может отпустить меня, но примет зависящие от него меры остановить скандал»

Опубликовано под названием «III. История слова зависеть» в составе статьи «Историко-этимологические заметки. IV» вместе с заметками «I. Кутить. II. История слова транжирить. IV. Возникновение и развитие слова сословие» в сб. «Этимология. 1966» (М., 1968). Печатается по публикации, сверенной с сохранившейся рукописью. - И. У.

84 См.: Васильев Л. Л. О значении каморы в некоторых древнерусских памятниках XVI - XVII вв. // Сб. по русск. яз. и словесности. Т. 1, вып. 2. Л., 1929. С. 102.

85 В сл. Грота - Шахматова для характеристики простонародного употребления глагола зависеть приведена лишь цитата из речи крестьян в «Плодах просвещения» Л. Толстого: «Дело у нас, почтенный, зависит, примерно, вот в чем: предлегал он нам летось рассрочить. Мир на то и взошел мнением и нас вполномочил...». Это - типичная речь «бывалого человека» из народа, криво и искаженно имитирующая литературный язык.

полезные сервисы
задумчивость задумчивость
история слов

ЗАДУМАТЬСЯ, ЗАДУМЧИВЫЙ, ЗАДУМЧИВОСТЬ

Из большого и семантически разнообразного ряда слов, содержащих в своем составе корневой элемент дум- (думать, дума; древнерусские думьный, думьць, думьникъ, думьца и др.), выделяются своим морфологическим строем и своеобразием своих производных ответвлений глаголы задуматься и вдуматься. От них произведены такие значительные слова, как задумчивый, задумчивость (ср. также призадуматься) и вдумчивый, вдумчивость. Все эти слова - довольно позднего происхождения (ср. глаголы без -ся:думать, подумать, выдумать, задумать, придумать, надумать и т. д.; ср. также раздуматься, додуматься).

О глаголе задуматься известно, что он возник не раньше XVII в. Никаких следов его употребления в русских текстах раннего времени найти не удалось. А. П. Евгеньева в автореферате своей диссертации «Язык былин в записях XVII в.» пишет: «В "Повести" XVII в. о Михаиле Потоке есть ряд слов, не зарегистрированных Срезневским в его "Материалах", а в картотеке Древнерусского словаря ИЯМ АН представленных только единичными цитатами XVIII в., но являющихся словами современного русского литературного языка, например: задуматься, ссужать, наскучить, подлый и т. д.» (Изв. АН СССР ОЛЯ, 1944, т. 3, вып. 4, с. 172).

Русскому слову задуматься есть соответствия в других славянских языках - в украинском задумуватися, задуматися, в польском zadumać sie и в чешском zadumati se. Не подлежит сомнению, что все эти славянские слова - сравнительно недавнего происхождения и что между ними есть тесная связь. Задуматься образуется от думать по типу засмотреться, заглядеться, заговориться, засидеться, загуляться, зажиться и т. п. по живому народному словообразовательному глагольному типу, установившемуся не раньше XV - XVI вв. От задуматься образуется задумчивый также в соответствии с активным для той эпохи способом производства имен прилагательных от глагольных основ. Задумчивый возникло в русском литературном языке в XVIII в. и было связано с его простым и средним стилями.

В комедии М. Попова «Немой»: «Но я желал бы видеть тебя повеселее: задумчивость твоя меня сокрушает» (в речи барона) (Попов, ч. 2, с. 23). В комической опере того же М. Попова «Анюта» - в речи Анюты (там же, ч. 1, с. 148):

А! батюшко, тебя и не видала я...

А ето все, ей, ей, задумчивость моя!

В комедии М. Попова «Отгадай и не скажу»: «Ба! она в такой задумчивости, что и меня не видит» (там же, ч. 1, с. 148).

Русские слова задумчивый, задумчивость свойственны как литературной речи, так и народным говорам. Они обычны и в украинском языке - задумчи́вiсть, задумчи́вий (ср. также украинские задума, задумка, польские zadum и zaduma; чешское záduma: русское областное задумка; украинское заду́мувати, польские zadumać, zadumać sie, чешские zadumati, zadumati se).

Не подлежит сомнению, что чешские zádumčivost, zádumčivý образованы под воздействием русского языка. В. Кипарский в своей работе о неологизмах в «Логике» Антонина Марека87, считающегося творцом чешской философской терминологии, признает слово zádumčivost новообразованием Марека (в соответствии немецкому Schwärmerei; ср. в польском языке начала XIX в. zadum - Tiefsinn, Melancholie) и связывает его с соответствующим русским словом88.

В русских толковых словарях слова задумчивый, задумчивость отмечены с конца XVIII в. В словарях Академии Российской они рассматриваются как общерусские, свойственные средним стилям литературного языка. В академическом «Словаре русского языка» Грота - Шахматова приведены примеры употребления этих слов из сочинений Крылова, Пушкина, Жуковского, Лермонтова, Киреевского.

Значения глагола задуматься - задумываться не претерпели очень существенных изменений на протяжении XVIII - XIX вв. Основное значение - `всецело предаться думам, размышлению, погрузиться в думы, мысли' - лишь углубилось в своих признаках, в своем содержании, расширило свои контексты, особенно в романтических стилях художественной речи 20-30-х гг. (ср. у Гоголя в «Майской ночи»: «задумавшийся вечер»).

Кроме того, в глаголе задумываться наметилось еще два оттенка. Один развился на почве осмысления состояния глубокой задумчивости, как признака душевного заболевания, как болезненной меланхолии. Задумываться в просторечии стало обозначать: `впадать в меланхолию, в душевное расстройство'. Например, у Салтыкова-Щедрина в «Невинных рассказах»: «...ключница Мавра выражалась скромнее и говорила, что барин задумывается, что на него находит».

Другой оттенок значения глагола задуматься был связан с теми модальными качествами, которые вносила в употребление его экспрессия отрицания или увещания, гипотетичности. В задуматься выступал намек на нерешительность, и в связи с этим не задуматься получило смысл: смело и без колебаний решиться. Например, у С. Т. Аксакова в «Семейной хронике»: «Она знала, что Алексей Степаныч не задумается умереть за нее». На основе глагола задуматься сложился в XVIII в. производный глагол призадуматься, получивший более яркую народную окраску.

Прилагательное задумчивый, сначала выражавшее значение `склонный предаваться думам, погруженный в себя, в свои мысли', стало в 10-30-х гг. XIX столетия излюбленным словом так называемой романтической литературы. Экспрессия этого слова сгустилась, его смысловой вес увеличился. В нем выступили новые оттенки: мечтательный, отличающийся глубокой сосредоточенностью, молчаливо-замкнутый в себе (и несколько загадочный). Слово задумчивый начало применяться как эпитет к очам, глазам, голове, лицу и т. д.

Ср. у Л. Толстого в «Отрочестве» тенденцию к разрушению «романтической» фразеологии: «Хлопотунья-хозяйка отворяет скрипящие ворота, выгоняет задумчивых коров на улицу».

Смысловая эволюция прилагательного задумчивый отражалась и на употреблении слова задумчивость. Но сверх этого слово задумчивость прочно вошло в состав нескольких экспрессивных образных выражений, сложившихся в романтическом стиле первой трети XIX в.: выйти из задумчивости, погрузиться в задумчивость, очнуться от задумчивости, рассеять или разогнать задумчивость и т. д. Легко заметить, что некоторые из этих фразеологических контекстов являются общими у слова задумчивость с словами грусть, печаль, уныние.

По способу образования с словами задуматься и задумчивый тесно связаны слова вдуматься и вдумчивый. Эти слова возникли в русском литературном языке значительно позднее - не ранее 20-40-х гг. XIX в. Они не зарегистрированы ни одним толковым словарем русского языка до Далева Словаря. У Даля читаем: «Вдумываться, вдуматься во что, углубляться мыслию; обдумывать, обсуждать дело основательно, со всех сторон; освоиться с чем, обдумывая. Задача не мудрая, а не вдумавшись, не решишь. Вдумчивый, кто может вдумываться во что, склонен вдумываться, вникать мыслию, постигать умом. Вдумчивость ж. принадлежность, свойство вдумчивого» (сл. Даля 1880, 1, с. 176). В слове вдумчивый, кроме значения `склонный, способный глубоко вникать, вдумываться во что', развивается позднее оттенок: `выражающий вдумчивость, серьезную, сосредоточенную мысль' (сл. Грота - Шахматова, 1895, 1, с. 357).

Опубликовано в составе большой статьи «Об основном словарном фонде и его словообразующей роли в истории языка» (Изв. АН СССР, ОЛЯ, 1951, т. 10, № 3) как одна из нескольких иллюстраций, «свидетельствующих о том, что способы образования новых слов от одних и тех же слов, вошедших в основной словарный фонд, в разные периоды развития языка могут изменяться» (с. 228). В архиве сохранилась рукопись на 8 пронумерованных листках разного формата, озаглавленная «К истории слов: задуматься, задумчивый, задумчивость и вдуматься, вдумчивый, вдумчивость».

Здесь публикуется по оттиску с внесением ряда необходимых поправок и уточнений. - В. Л.

87 Ant. Marek. Logica nebo Umnice. Praha, 1820.

88 V. Kiparsky, Über Neologismen im Tschechischen // Slavia, Praha, 1913, ročn. 10, seš. 4, s. 712.

полезные сервисы
напускной напускной
история слов

НАПУСКНОЙ

Процесс «олитературивания» народных слов и выражений состоит в приспособлении их к более сложной, семантически дифференцированной и насыщенной, стилистически разнообразной лексической системе национального языка. Вдвигаясь в строй литературной лексики, иное народное слово решительно отрывается от питавшей его идеологической почвы, от архаического миропонимания, от примитивной мифологии. Нередко такое слово получает отвлеченное или психологически углубленное смысловое наполнение, причем этимологический стержень и «внутренняя форма» этого нового значения отыскиваются в первичном народном понимании соответствующего предмета или явления. Иллюстрацией может служить история значений слова напускной.

Слово напускной у нас обозначает: притворный, деланный, не соответствующий натуре, как бы напущенный на себя (о выражении чувств, настроений, характера). Например: напускная развязность, напускная важность, напускная веселость. Кроме того, в специальном употреблении слово напускной выражает значение: с напуском, т. е. с нависанием чего-нибудь поверх (ср. напуск - свободно нависшая часть ткани поверх пояса, кушак; складки в нижней части широких мягких голенищ; выступающее продолжение крыши). По-видимому, слово напускной в этом специальном значении с точки зрения современного языкового сознания должно быть рассматриваемо как этимологически родственный омоним общелитературного слова напускной - деланный, притворный. Оба эти слова - при очевидной однородности их корня - имеют разные внутренние формы, различаются по характеру своих словообразовательных связей (напускной - напускать и напускной - напуск - напускать) и выражают очень далекие значения.

Напускной в специальных, конкретных значениях древнее отвлеченно-эмоцио-нального прилагательного напускной в значении `неискренний, деланный'. Ни один словарь русского языка XIX в., не исключая и «Толкового словаря» Даля, не зарегистрировал этого нового употребления слова напускной.

В словаре1847 г. напускной определяется так: «напущенный. Напускные звери в лесу. Напускная рыба в пруде. Напускные сапоги, зн. сапоги с напуском» (сл. 1867-1868, 2, с. 829).

В словаре Даля- та же картина, несколько увеличенная: «Напускной - `напущенный, для напуска назначенный, к нему относящийся'. В пруду рыба напускная. Это ястреб не напускной, он еще не перемытился214. Напускная затворка (на мельнице) и выпускной вешняк» (сл. Даля 1881, 2, с. 57).

Только М. И. Михельсон - в связи с выражением напустить на себя - указал и на семантически родственное ему прилагательное напускной. Михельсон отметил употребление напускной в языке Чехова в «Именинах»: «Напускная поза, напускной тон, каждый шаг и каждое слово - все это в пределах роли. Шагает так, а не иначе, потому что знает, что на него смотрят, что это ему к лицу» (Михельсон, Русск. мысль и речь, 1, с. 614).

Но слово напускной [в этом отвлеченном значении] укоренилось в литературном языке гораздо раньше. В стилях художественной литературы 50-60-х гг. оно вполне обычно. У Тургенева в «Отцах и детях» в речи Базарова: «Да притом любовь... ведь это чувство напускное». Там же: «- Дети! - промолвила она [Одинцова] громко: - Что любовь - чувство напускное?» У Ф. М. Достоевского в романе «Униженные и оскорбленные» (напеч. в 1861 г.): «Старушка... считала необходимостью как-то сжаться передо мною и непременно подтвердить, что хоть она и интересуется судьбой дочери, но все-таки Наташа такая преступница, которую и простить нельзя. Но все это было напускное»; «... лицо его не производило приятного впечатления. Это лицо именно отвращало от себя тем, что выражение его было как будто не свое, а всегда напускное, обдуманное, заимствованное» (там же); «Как только старушка услышала о посещении старого князя и о торжественном его предложении, как тотчас же соскочила с нее вся напускная хандра»; «...я все обдумала, все взвесила, каждое слово ваше, выражение вашего лица, и убедилась, что все это было напускное, шутка, комедия, оскорбительная, низкая и недостойная» (там же). В «Записках из подполья» (1864): «Эта жестокость была до того напускная, до того головная, нарочно подсочиненная, книжная, что я сам не выдержал даже минуты»; «...как мало нужно для идиллии (да и идиллии-то еще напускной, книжной, сочиненной), чтоб тотчас же и повернуть всю человеческую душу по-своему». У Н. И. Пирогова в «Дневнике старого врача»: «В пение она вкладывала, увлекаясь, столько чувства, что искусство ее казалось для постороннего человека чем-то напускным, неестественным, пересоленным» (Пирогов Н., 2, с. 580).

Таким образом, слово напускной в значении `притворный' в русском литературном языке укрепилось не позднее 40-50-х годов XIX в. Это новое словоупотребление шло из народной, крестьянской речи, где оно сложилось на основе суеверных, мифологических значений глагола напускать - напустить. Так, у Даля записано: «Напускать на кого болезнь, порчу, дурь, наводить знахарством, заговором» (сл. Даля 1881, 2, с. 457). Это значение глаголов пустить, напустить связано с народным представлением о колдовстве, о магии. Средством вызвать заболевание врага, «присадить» ему «порчу» служило для колдуна между прочим «"пускание" по ветру: злая воля сообщала направление ветру, и он поражал болезнью. Ведун Яшка Салаутин [XVII в.] рассказывал: "портил де я изо рта, пускал по ветру надымкою ково увижу в лицо, хотя издалеча". Колдун Терешка Малакуров "стал пускать на ветр на собаку"»215. «Тотемский черный поп Иван умел наговаривать на соль и на воду, и людей портить, и тоску и ломоту напущать»216. В 1629 г. крестьянин Нижегородского Печерского монастыря Максимка Иванов нанимал мордвина «напущати нечистый дух»217. В работе Г. К. Завойко «Верованья, обряды и обычаи великороссов Владимирской губернии» читаем: «Колдуны и колдуньи особенно опасны для человека тем, что они могут "прививать" или "присаживать" разные болезни и недуги; так, например, они часто присаживают "килу́" или "ки́лы" (кила присадна́я), причем присаживают или прямо на какого-нибудь человека или же ее "пускают по ветру" или "ветрено", "на́ветер пускают" (ветрянка), и в последнем случае на нее "налетает" либо человек, либо животное»218.

«Когда в поле или на лугу поднимается "Ви́хорь", то женщины зааминивают его: "Аминь-аминь!" и граблями в это время поддерживают сено в копнах... Некоторые старухи при этом приказывают своей неопытной молодежи рот закрыть: "Закрой рот!", полагая, что в вихре колдуны напускают разные болезни»219.

На почве этого употребления глагола напускать сложились и своеобразные суеверные значения слов напуск и напускной.

Слово напускной могло первоначально обозначать `напущенный волшебством или ворожбой'. Ср. в деле Московского архива Министерства юстиции начала XVIII в. (книга Правительствующего Сената, № 1369, лл. 1-64): «За добрых людей они их не признавают, понеже, по всему видно, что подлинно напускают они на людей икотную болезнь». «Дьячек Емельян Попов с товарищи добрые-ль люди и напускали-ль они на кого икоту, а также - знают-ли они за собою волшебство или заговоры, того они не ведают»220.

Ср. у А. И. Левитова в очерке «Сказка и правда»: «Ветер и речки были особенно покорными слугами колдуна: все окрестные села единогласно уверяли, что Евсеич по рекам и по ветру напущает на людей различные болезнию ...Божья земля от Евсеичевых напусков тоже очень страдала» (Левитов, 1911, 8, с. 21, 23).

В связи с народным употреблением глагола напустить - напускать в нем развилось переносное значение `причинять, наводить' в разговорных выражениях: напускать страху или страх, напускать ужас (сл. 1867-1868, 2, с. 829). Ср. в словаре Даля: «напусти бог смелости» (сл. Даля 1881, 2, с. 457).

От фразеологии, связанной с этим комплексом значений глагола напускать, ответвилось народное выражение напускать на себя дурь со значением `притворяться не понимающим, что говорят или что приказывают'. Ср. у Тургенева в «Рудине»: «Пигасову в жизни не повезло - он эту дурь и напустил на себя».

Это выражение как широко употребительное отмечено в словаре 1847 г. и в словаре Даля. Однако ни в том, ни в другом словаре нет указаний на широкое литературное употребление словосочетания напустить на себя в значении `сознательно придать своему поведению, внешности тот или иной характер' (напустить на себя важность, равнодушие; ср. у Островского: строгость на себя напустит - см. Ушаков, 2, с. 407). Этот ряд фразеологических сочетаний возник в разговорной речи на основе старинного народного выражения напустить на себя дурь, которое введено в широкий литературный оборот писателями натуральной школы 30-40-х годов. Около середины XIX в. широко распространяется более свободное употребление фразеологического оборота напустить на себя.

Так, у Ф. М. Достоевского в романе «Униженные и оскорбленные»: «Чего ж бы передо мной виды-то на себя напускать! Чужая я ему, что ли?» Ср. там же: «Я ведь вижу, как он неловко иногда старается пересилить себя и показать вид, что обо мне не тоскует, напускает на себя веселость, старается смеяться и нас смешить». У И. С. Тургенева в «Литературных и житейских воспоминаниях»: «Он [Лермонтов], следуя тогдашней моде, напустил на себя известного рода байроновский жанр». У Б. Маркевича в романе «Бездна»:

«- Зачем напускаете вы на себя такой цинизм, Антонина Дмитриевна?

- Кто же вам сказал, что я "напускаю на себя" и почему, правда, по-вашему, - "цинизм"?»

Семантические процессы, определяющие историю глагола напускать - напустить, отразились и на судьбе имени прилагательного напускной. Известно, что имена прилагательные, образованные от отглагольных существительных, могут вступать в непосредственную смысловую связь с самими соответствующими глаголами (ср. подкупной и неподкупный; ср. понятный, занятный, отпускной и т. п.). Акад. М. М. Покровский в «Материалах для исторической грамматики латинского языка» связывал историю целого ряда морфологических категорий слов с этим процессом обострения глагольных связей и значений в отглагольно-именных образованиях (между прочим, и в прилагательных на -ный и -ной). История значений слова напускной может быть яркой иллюстрацией этого процесса. Напускной в середине XIX в. стало восприниматься как отглагольное прилагательное, связанное с выражением напустить на себя.

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись (10 листков разного формата, написанных разными чернилами и вложенных в лист с заголовком «История слова напускной») и машинопись (8 стр.) с рукописными вставками автора. Здесь печатается по машинописи, уточненной по рукописи, с внесением ряда поправок и уточнений. - В. Л.

214 В охотничьем диалекте напуск - спуск собак на травлю или ловчих птиц на добычу. Ср. у Некрасова: «У каждого помещика сто гончих в напуску».

215 Новомбергский Н. Н. Колдовство в Московской Руси XVII столетия. СПб., 1906. Цит. по ст.: Л. В. Черепнин. Из истории древнерусского колдовства XVII в. // Этнография, 1929, № 2. С. 96.

216 Черепнин Л. В. Указ. статья, С. 98.

217 Там же.

218 Этнографическое обозрение. 1914, № 3-4. С. 111.

219 Там же, С. 114.

220 Беляев И. С. Икотники и кликуши // Русск. старина, 1905, апрель. С. 156-157.

полезные сервисы
никчёмный никчёмный
история слов

НИКЧЁМНЫЙ

Среди имен прилагательных отместоименного происхождения резко выделяется по своему морфологическому облику слово никчёмный. С ним соотносительно отвлеченное имя существительное никчёмность. Слово никчёмный образовано с помощью суффикса -н-(ый) от просторечного выражения ни к чему.

В словаре Даля читаем: «никче́мный - человек никуда не годный, ни к чему не полезный: никче́мность, негодность» (1881, 2). В словаре Ушакова найдем эти слова с такими стилистическими пояснениями и литературными иллюстрациями: «Никчёмность, и, мн. нет, ж. (разг.). Отвлеч. сущ. к никчемный; незначительная ценность, негодность чего-н. Мы не хотели навязывать крестьянству чуждой ему мысли о никчемности уравнительного разделения земли. Ленин. Никчёмный и (реже) никче́мный, ая, ое(разг.). Никуда не годный; излишний, бесполезный. Человек ты, извини за выражение, совсем никудышный, никчемный, но гордость в тебе чисто барская. М. Горький. Никчемное занятие» (Ушаков, 2, с. 578).

Есть основания предполагать, что слова никчёмный и никчёмность в русском литературном языке приобретают права гражданства лишь в самом конце XIX в., и особенно в начале XX в. Они в это время водворяются и распространяются в газетно-публицистическом стиле и в интеллигентской устной речи. К. Житомирский в своей книге «Молох XX века» считал изобретателем слова никчёмный М. Горького. Он писал: «Если М. Горький выдумывает или заимствует из малороссийского слово никчемный, то надо отнестись к этому слову с осторожностью»233. Действительно, слова никчемный и никчемность часто встречаются у Горького. Например, у М. Горького в рецензии на «Рассказы» М. Криницкого (1912): «Акцизные и гимназисты, учителя и просто люди, все они - по Криницкому - прячут свою никчёмность в туманах метафизики». «Впрочем, ему (автору. - В. В.), видимо, понятна горестная никчёмность этих людей и, кажется, он чувствует глубину их душевной пустоты».

Распространению и укреплению слова никчемный в русском языке благоприятствовало наличие в просторечии выражения ни к чему - в значении `попусту'. На это выражение, как на принадлежность низового, вне-литературного языка, указывал еще в 50-х годах XIX в. проф. К. Зеленецкий в своей работе «О русском языке в Новороссийском крае» (с. 23). П. Сергеич (Пороховщиков) скорбел о засоренности русской интеллигентской речи в начале XX в. «Наши отцы и деды говорили чистым русским языком, без грубостей, и без ненужной изысканности; в наше время, в так называемом обществе, среди людей, получивших высшее образование.., читающих толстые журналы.., мы слышим такие выражения, как: позавчера, ни к чему, ни по чем, тринадцать душ гостей, помер вместо умер, выпивал вместо пил» (с. 7). Ср. в «Мелком бесе» Ф. Сологуба (гл. 9): «Тоскою веяло затишье на улицах, и казалось, что ни к чему возникли эти жалкие здания, безнадежно-обветшалые, робко намекающие на таящуюся в их стенах нищую и скучную жизнь» (с. 140). Таким образом, можно думать, что просторечное выражение ни к чему в значении `зря, попусту, бесполезно' стало распространяться в общегородском просторечии из говоров южных и западнорусских городов во второй половине XIX в. Этим самым была подготовлена историко-морфологическая и семантическая почва для возникновения и для закрепления слова никчёмный.

Слова никчемный, никчемность в украинском и белорусском языках сложились и укрепились гораздо раньше, чем в русском.

Слово некчемный употреблено в «Лексисе» Лавр. Зизания (1596) в объяснении баснословия: «нѣкчемнаѧ мова» (л. 3 об.).

Ср., однако, в «Лексиконе славеноросском» Памвы Берынды (изд. 1627): «баснословiе: баѧнье, байки повѣданье» (Берында П. Лекс. столб. 2; с. 5). Но вообще в Лексиконе Памвы Берынды не раз встречаются слова некчемный, некчемность, особенно в определениях слов, например, собственного имени Авель - нѣкчемност; с. 333 (с. 171)234.

В «Синониме славеноросской», изданной в приложении к исследованию П. И. Житецкого «Очерк литературной истории малорусского наречия в XVII веке» помещены такие слова: «Нѣкчемная - растлѣнная, гнилая.

Нѣкчемно - суетно, мерзко, мерзостно.

Нѣкчемнѣйше- гнюснѣе, гнюшше» (с. 151). Акад. Е. Ф. Карский отметил слова ничемность (38, 6), никчемность в соответствии славянизму суета и ничемный (= соуетьнъ, соуета) в западно-русских переводах псалтири XVI-XVII вв. (с. 394). Таким образом, слова никчемный, никчемность уже входили в лексику украинского и белорусского литературного языка XVI-XVII вв. Они были свойственны, главным образом, «простому слогу», а также деловой речи. Известно, что и в польском языке есть слово nikczemny.

Очевидно, что в русском языке слово никчемный является «заимствованием» из украинского (а также - возможно - и белорусского) языка. Однако характерно, что самый процесс этого «заимствования» осуществился и дал прочные результаты лишь тогда, когда и без него по законам русского словообразования при наличии выражения ни к чему явилось бы самостоятельно произведенное русское разговорное прилагательное - никчёмный с его субстантивным дериватом - никчёмность. (Ср., например, в воронежск. гов. никчамушный, никуда не годный, не нужный)235.

Опубликовано в «Докладах и сообщениях филологического ф-та МГУ им. М. В. Ломоносова», вып. 3 (1947) вместе со статьями «Завзятый» и «Отщепенец» под названием «Из истории русской литературной лексики (к вопросу об исторических связях русского, украинского и белорусского языков)».

В архиве сохранились:1. Рукопись - 10 листков разного формата; 2. Ксерокопия статьи (с. 9-10); 3. Машинопись с авторской правкой и 4. Один листок с выписанной автором цитатой из рецензии Г. Коляды. Место для цитаты в тексте указано.

Статья писалась в разное время. Автор вносил в текст заметки и небольшие поправки и дополнения дважды. Так, поправки, сделанные черными чернилами, вошли в текст публикации; другие, сделанные синими чернилами (в их числе и цитата из рецензии Г. Коляды), были внесены в текст уже после публикации статьи. Здесь эти поправки включены в публикуемый текст. Заметка печатается по ксерокопии с учетом авторской правки в машинописи. - В. П.

233 Житомирский К. Молох XX века (Правописание). М., 1915. С. 19.

234 См. у Г. Коляды в рецензии на издание "Лексикона словеноросского Памвы Берынды" В. В. Нимчука // Slavia. 1964, r. 33, seš. 2, С. 335.

235 Путинцев А. О говоре в местности "Хворостань" Воронежской губернии // Живая старина, 1906, вып. 1, с. 119.

полезные сервисы
осенить осенить
история слов

СЕНИ. СЕНЬ. ОСЕНИТЬ

Ф. И. Буслаев в «Исторической грамматике русского языка. Синтаксис» т. 2 (М., 1869, с. 10) писал: «...одно и то же слово в различные времена, или по различным н аречиям одного и того же языка, имеет различные значения: так слово сѣни в древнерусском имеет значение залы или жилой комнаты вообще (откуда выражение: сенные девушки), а теперь означает, напротив того, такую комнату, в которой не живут, но которая с надворья ведет к жилым покоям; в церковнославянском же языке и у нас в книжной речи, слово сѣ нь зн. тень, точно так же, как при слове стѣна - стѣнь, с пcк. твер. стѣно́ к, стѣнко́ - тень, бросаемая предметом».

Акад. В. М. Истрин отметил слово сѣни в русском переводе «Хроники Георгия Амартола» (в соответствии с греч. 〛λιακός) и признал это выражение русским, восточнославянским. Миклошичу слово неизвестно, но в наших летописях и грамотах оно встречается постоянно. В Житии Евтихия передано через «помост» (Истрин, Хроника Георгия Амарт., 2, с. 304).

Старославянское слово сѣнь употреблялось преимущественно в единственном числе. Оно обозначало не только тень, отбрасываемую предметом, но и `навес', а далее `шатер', `палатку', `сооружение, дающее тень'. Например, в «Слове о полку Игореве»: «подъ сѣ нию зелену древу»; в «Пандектах» Никона: «Единого же домоу пуста доидоста и сѣдъша в сѣни подъ стѣнью»; в «Хронике Иоанна Малалы»: «Създа велику сѣнь на четырѣхъ стлъпѣхъ»; в Юрьевском Евангелии 1119 г.: «Хощеши, да сътворимъ сьде трии сѣни» (τρεĩς σκηνάς).

Таким образом, в этом конкретном значении, слово сѣнь располагало формами множественного числа. Но, кроме того, с словом сѣ нь в высоком и отвлеченном славянизированном слоге был связан целый ряд переносных абстрактных значений: 1. Нечто неясное, туманное, мечта. В Октоихе 1250 г.: «Въ истиноу соуета всячьская житие, сѣнь и сънъ»; 2. Образ, символ, прознаменование. Например, в Ефремовской Кормчей: «Дрѣвльняя же образы и сѣни яко истиньнааго въображения начьртания, ц(е)ркви прѣlllданыя, чьтоуще, благодѣть прѣже чьтемъ и истиноу» (σκιάς, umbras); 3. Покров, защита. Например, в книге Исайи: «подъ сѣнию рукы моея покрыѫ тѧ » (см. Срезневский, 3, с. 897-898).

В дальнейшей истории русского литературного языка значение `тень' и примыкающие к нему отвлеченно-переносные значения слова сѣнь укрепились и расширились. Они затем влились и в поэтические, стихотворные стили XVII и XVIII в. Но религиозно-культовые, мистические значения `предзнаменование, образ, символ; туманная мечта' в слове сень отмирают уже к концу XVII в.

Понятно, что прямое конкретное значение - навеса, сооруж ения, дающего тень, а далее: постройки, домашнего крова - перешло к омониму, широко известному и в восточнославянской речи и употреблявшемуся преимущественно в формах множ. числа, к слову сѣни, И. И. Срезневский находит в древнерусских памятниках три значения этого слова: 1) крыльцо; 2) дом, палаты и 3) портик. Но вернее видеть здесь оттенки и разновидности одного значения: `строение и сооружение, дающее тень, находящееся перед домом как служащее домом'; а затем шире: `вообще дом, палаты, постройка для жилья'. В этом значении слово сени часто встречается в языке летописи. Например, в Лавр. Летоп.: «налѣзоша и подъ сѣньми лежаща (6683 г.); Вшедше въ дворъ, узрѣша Игоря на сѣнехъ и разбиша сѣни о немъ, и сомчаша и с сѣнии и ту убиша и конець всходъ (6655). В Псковск. летоп. (6835): А Шевкалъ побѣже на сѣни и зажже князь Александръ отца своего дворъ, и сгорѣ, а Шевкалъ, ту же сгорѣвъ, пропаде» (Срезневский, 3, с. 895-896).

Любопытна судьба производного от слова сѣ нь церковнославянского глагола осенить. В древнерусской письменности он выражал значения: 1) покрыть сенью, тенью, затмить (напр., в «Пчеле» Публ. б.: Многажды осѣн ѧють облаци солнце, а страсть оума); 2) в непереходном значении: спускаться, ложиться, покрывать сенью, тенью (в книге «Исход» по сп. XIV в.: Осѣняше на немъ облакъ); 3) прикрыть; защитить, оградить. Например, в Еванг. Луки (I. 35. Остром. Еванг.): Сила Вышьняаго осѣнить тѧ- έπισκιάσει); в Минее 1097 г.: Идеже осѣняеть благодать твоя, всехвальне, отьтоудоу и дияволѧпрогонис ѧсила; в «Службе Варл.» XII в.: осѣни надъ главою его въ дьнь брани; // оградить, сделав рукою или свечами (рапидами) знамение креста (ср. в Вопросах Феогноста. 1276 г.). (Ср. значение слова осѣнение: 1) действие по глаголу осенить, осенять; 2) тень; 3) покров, покровительство, сила) (ср. Срезневский, 2, с. 754-755; ср. синонимы объсѣняти, осѣневати).

Глагол осенить приблизительно с той же серией значений дожил до конца XVII - начала XVIII в., затем он перешел в высокий славенский штиль русского литературного языка середины XVIII в., сохранив и тут свои основные значения. Он лишь утратил или ограничил чисто культовое, мистическое значение божественного покровительства, защиты в образе облака, тумана, тени.

Во всяком случае, в словарях Академии Российской различ аются лишь два основных значения этого слова: «I) В Слав.: отбрасывая от себя тень, защищать от зноя солнечного; 2) В обыкновенном наречии значит относительно к священным особам: ограждать, благословлять, делая рукою или свещами знамение креста. Архиереи во время служения осеняют свещами. Осенить крестом» (сл. АР 1822, 4, с. 459).

Те же значения как живые регистрируются и словарем 1847 г. При этом основное значение описывается так: «Покрывать т енью. Деревья осеняют нас ветвями» (сл. 1847, 3, с. 93).

Однако эту картину никак нельзя назвать полной. Она не вполне соответствует живой действительности. В словарях не нашло отражений индивидуальное поэтическое словоупотребл ение второй половины XVIII и начала XIX в. На основе старого религиозно-мистического значения - `оградить, защитить неожиданным чудесным появлением' - вокруг слова осенить - осенять складывается новая фразеология: силу божию здесь заменяет поэтическое озарение, мысль, догадка, вдохновение. Представление о защите в образе облака, тумана, тени сменяется представлением о внезапном чудесном озарении.

Общая светлая поэтическая окраска слова осенить содействовала разветвлению оттенков и основного значения - `покрыть тенью'. Вокруг этого значения группируются разнообразные фразеологические контексты.

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись (9 листков разного формата без нумерации), озаглавленная «Осенить», и машинопись (3 стр.). В архиве сохранилась также выписка: «З) перен., чего - `то, что дает защиту, покров, кров, что является убежищем, проютом, домом':

...под сению кулис

Младые дни мои неслись

(Пушкин, Евгений Онегин);

В последний раз в сени уединенья354

Моим стихам внимает наш пенат.

В «Полтаве»:

Соблазном постланное ложе

Ты отчей сени предпочла.

4) `покровительство, защита':

Таитесь вы под сению закона

(Лермонтов, На смерть поэта);

а также не вошедший в статью абзац, написанный на отдельном листке: «К 40-м годам слово сень, за пределами отдельных фразеологических сочетаний, становится малоупотребительным и в поэтической речи. Поэтому в академическом "Словаре церковнославянского и рус. языка" 1847 г. оно квалифицируется как слово церковное». - Е. X.

354 В полн. собр. соч. А. С. Пушкина в 16-ти томах представлен другой вариант этой строки: В последний раз в тиши уединенья... - Ред.

полезные сервисы
перемывать косточки перемывать косточки
история слов

ПЕРЕМЫВАТЬ КОСТОЧКИ

Этимологические и культурно-исторические корни многих выражений русского литературного языка восходят к глубокой, дописьменной старине. Восстановить полную семантическую историю этих выражений на всех этапах их устно-народного и литературного употребления оказывается возможным далеко не всегда. Очень часто приходится довольствоваться лишь более или менее правдоподобными догадками. Степень достоверности этих гипотез зависит от морфологического и семантического качества соответствующего материала, который извлекается - на основе сравнительно-исторического изучения - не только из русского, но и из других родственных ему языков. Иногда этот материал очень ярко отражает разные этапы осмысления одного и того же слова или выражения. Но нередко в наличной языковой традиции бывают почти совсем стерты следы стародавнего, первоначального понимания языкового факта. Только данные материальной и духовной культуры в связи с теми семантическими намеками, которые заключены в смысловой структуре выражения, помогают реконструировать его «предысторию». Пример - судьба выражения перемывать косточки - `сплетничать, судачить'. Наряду с этой формой, но крайне редко, встречается и другая, как бы менее экспрессивная, - перемывать кости. Так, у Н. В. Помяловского в очерках «Поречане»: «...наконец, поречанки, по общей слабости женщин - перемывать кости ближнего, любили во время похода болтать в Крутогорске» (1965, 2, с. 276).

Выражение перемывать косточки не было зарегистрировано в толковых словарях русского литературного языка до словаря Даля включительно. Между тем, оно отмечено в языке русской реалистической художественно-повествовательной литературы с середины XIX в. Можно думать, что около этого времени оно и попало в русский литературный язык из народной речи. Так, у Салтыкова-Щедрина в «Губернских очерках»: «...Марья Ивановна не прочь иногда и посплетничать, или, как выражаются в Крутогорске, вымыть ближнему косточки» (1965, 2, Очерк 2). «...Анфиса Ивановна... совершенно уверена, что я в настоящую минуту добела перемываю с вами косточки наших ближних...» (2, Очерк 7). У Мельникова-Печерского в романе «На горах» (1963): «...Всем косточки перемыли, всем на калачи досталось, - известное дело, от пересудов, да напраслины, да сплеток ни пешком не уйти, ни на коне не уехать» ч. 4, гл. 6). У него же в «Бабушкиных россказнях»: «Уж и промывали ж они ей за то косточки: каких сплеток не выдумывали... чтоб как-нибудь честь ее да доброе имя опорочить...» (гл. 2). У Гл. Успенского в очерках «Из деревенского дневника»: «Когда мы, таким образом, (называя кого - или дураком, или подлецом) перемыли всем нашим знакомым косточки... разговор на минуту было замолк». У Станюковича в рассказе «Василий Иванович»: «...перемывали косточки адмиралу...». У Чехова в рассказе «Из записок вспыльчивого человека»: «...Одна из девиц встает и уходит. Оставшиеся начинают перемывать косточки ушедшей. Все находят, что она глупа, несносна, безобразна...». У Боборыкина в рассказе «У плиты»: «Они, за чаем, промыли ей костотчки; больше, впрочем, Устинья, а Епифан сначала только усмехался на ее ядовитые выходки...» (гл. 7).

Таким образом, в русском литературном языке второй половины XIX в. были употребительны три варианта этого выражения, вернее три глагола с разными приставками, производных от мыть, в составе этого выражения: перемыть (перемывать) (кому-то) косточки (особенно распространенная формула), промыть (промывать) (кому-то) косточки и вымыть (кому-нибудь) косточки. У Чехова встречается другое аналогичное выражение: перебрать косточки, явно вторичного происхождения. Так, в рассказе «Зиночка»: «После того, как были перебраны косточки всех знакомых барынь и была рассказана сотня анекдотов...».

В академическом словаре указывается еще один синоним - трясти косточки (чьи-нибудь) (`о сплетнях'). Но ни одного примера употребления этого выражения в языке русской литературы XIX и XX столетий не приводится. Под словом кость отмечены выражения: мыкать, трясти, трепать свои (старые) кости и трясти костями (о смехе, хохоте; с иллюстрацией из сочинений Державина) (сл. Грота-Шахматова, т. 4, вып. 8, с. 2400 и 2421). Трудно сомневаться в том, что и выражение трясти косточки (чьи-нибудь) не было в речевой деятельности очень актуальным и не вошло в фразеологический фонд русского литературного языка. Еще более поздним и едва ли не чисто литературным образованием, возникшим под влиянием выражения перемывать (кому-нибудь) косточки или перебирать (кому-нибудь) косточки, является фраза разобрать по косточкам, которая, по-видимому, обозначала не только `обсудить во всех подробностях, подвергнуть всестороннему анализу, критической оценке', но и `всячески осудить, раскритиковать'. Так, у Григоровича в «Проселочных дорогах»: «Такой же точно казус произошел в почтенном доме почтеннейшего Аристарха Федоровича. Когда разобрали по косточкам Бобохова и не нашлось уже ничего нового, наступил штиль совершеннейший» (ч. 1, гл. 4). У Каратыгина в «Записках»: «Оба они не скупились тут на насмешки и разбирали по косточкам новичка...» (гл. 9).

С этим выражением следует сопоставлять фразеологическое единство разобрать по ниточке. Например, у Гончарова в критическом этюде «Миллион терзаний»: «...она [Софья] не сознавала слепоты своего чувства к Молчалину, и даже, разбирая последнего, в сцене с Чацким, по ниточке, сама собою не прозрела на него». Можно думать, что самостоятельным индивидуальным образованием, не связанным с этой фразеологической сферой и далеким от выражений разбирать по косточкам, разбирать по ниточке, является выражение разминать по косточкам в «Преступлении и наказании» Ф. М. Достоевского: «День и ночь, должно быть, доказывали ему: "ты убийца, ты убийца..." - ну, а теперь, как он уж сознался, вы его опять по косточкам разминать начнете: "Врешь, дескать, не ты убийца! Не мог ты им быть!"» (ч. 4, гл. 6). Не подлежит сомнению, что из этой серии фразеологических единств особенно выделяется и частотою употребления и близостью к общелитературной норме выражение перемывать косточки (кому-нибудь). На его основе, очевидно, возникли и применялись в индивидуальных стилях фразы промыть косточки и вымыть косточки.

Для объяснения происхождения и семантического развития выражения перемывать косточки (чьи-нибудь и кому-нибудь) необходимо остановиться на употреблении и значении его составных лексических частей. Прежде всего бросается в глаза, что глагол перемыть - перемывать (так же, как мыть и другие производные от него) в другой связи не применяется для образного представления значения `сплетничать, пересуживать, судачить' (ср. отсутствие фразеологических оборотов вроде мыть или перемывать (чью-нибудь) кожу, суставы или суставчики и т. п.). Но ср. пересчитать кости и пересчитать ребра в значении `побить'; так, у Григоровича в «Переселенцах»: «А они... подвернись только, мы ему покажем, все кости пересчитаем» (ч. 4, гл. 5). Отсюда следует, что либо современное значение выражения перемывать косточки возникло путем переносного переосмысления цельного реального термина (или бытового названия действия) - перемывать (или мыть) кости - в его прямом номинативном применении, либо в фразеологическом единстве перемывать косточки роль центрального стержневого образа принадлежит слову косточки.

Слово кости и его ласкательная форма косточки в русском народном и литературном языке употребляются - в применении к человеку - кроме своего прямого номинативного значения, преимущественно для обозначения трупа, праха умершего. Правда, в некотором, ограниченном кругу фразеологических оборотов слово кость относится и к физическому существу живой человеческой личности. Так, в собирательном смысле кость в формах единственного числа образно характеризует телосложение человека. Напр., «костью складен и лицом хорош» (Новиков: «Похождения Ивана Грозного сына»), ср. в песне Некрасова:

Марья костью широка,

Высока, статна, гладка!

(Сват и жених, строфа 2)

См. также народное выражение по кости (по фигуре, по стану) хорошо подходит;например, в «Сказках Афанасьева»: «Мне ваши платья не по кости» (Примеры из повести Новикова и сказки Афанасьева взяты из сл. Грота-Шахматова, т. 4, вып. 8). Несколько каламбурно и двусмысленно - с уклоном в сторону другого значения слова кость - `социальное происхождение' - это выражение употреблено Н. С. Лесковым в романе «На ножах»: «...и слегка кичился ее новыми знакомствами в светском круге, которого он прежде убегал, но который все-таки был ему более по кости и по нраву, чем тот, откуда он восхитил себе жену...». Ласкательно-уменьшительная форма косточки с этим значением не связана, кроме выражения по косточке (одевается) (сл. Грота-Шахматова, т. 4, вып. 8). К этому значению примыкает и другое переносное употребление слова кость в замкнутой фразеологической цепи выражений: белая кость; военная кость; благородная, высокая, знатная, княжеская и т. п. кость; господская, солдатская, русская кость и некоторые др. В этом случае кость обозначает социальное происхождение, социальную природу человека, а затем и одного человека или собирательно весь соответствующий социальный круг - с точки зрения его происхождения, его классовых, профессиональных, вообще социально-групповых качеств (ср. монгольское деление народа на «кости», т. е. на роды) (там же). И в этом случае слово кость употребляется лишь в формах единственного числа. Например, у Даля в «Пословицах русского народа»: «Русская кость тепло любит» (1862, с. 1019). В этом же значении применялась и уменьшительно-ласкательная форма косточка, но также только в единственном числе. Напр., военная косточка (ср. у Державина в комической опере «Дурочка умнее умных»: мастеровая косточка, солдатская косточка, белая дворянская косточка и т. п. (см. сл. Грота-Шахматова, т. 4, вып. 8). См. у Тургенева в стихотворении в прозе «Сфинкс»: «Ба! Да я узнаю эти черты... Да это ты, Карп, Сидор, Семен, ярославский, рязанский мужичок, соотчич мой, русская косточка!» Очевидно, что и это применение слова косточка ничего не уясняет в семантической структуре выражения перемывать косточки.

За пределами этих двух значений, слово кость входит в состав многих переносных, пословичных выражений, характеризующих или изображающих разные состояния, переживания и действия человека. Во всех этих оборотах образное значение фразеологического единства вырастает на почве основного, прямого значения слова кость. Например, волочить кости свои - `с трудом ходить от дряхлости, хилости'; мыкать свои старые кости; костей не соберешь, не сыщешь!: `угроза побить или убить'; до костей промокнуть, продрогнуть, промерзнуть, прохватить; до мозга костей быть испорченным и т. д.; одни кости, кожа да кости `об очень худом или похудевшем человеке'. Любопытно, что уменьшительно-ласкательная форма косточки может быть поставлена лишь в выражениях мыкать свои старые кости и одни кости.

Ср. у Бенедиктова в стихотворении «Неотвязная мысль»:

А за мной идет баба новая, -

В белизне она появляется

И суха, суха - одни косточки.

Ср. также у Кольцова в стихотворении «Ночь»:

По костям моим

Пробежал мороз...

У Марлинского: «...холод змеей прополз по костям...» (1981, 1, с. 274). См. у Чехова в повести «В овраге» « (в речи Липы): «Они (Анисим) ничего, не обижали, а только, как подойдут ко мне близко, так по всей по мне мороз, по всем косточкам». Единственной параллелью к выражению перемывать (кому-нибудь) косточки могла бы служить встречающаяся у Салтыкова-Щедрина фраза попарить (кому-либо) косточки в знач. `пороть', `посечь розгами, плетями'. В «Пошехонской старине» (гл. 8): «Ишь мяса-то нагуляла! Вот я тебе косточки-то попарю...». Но и эта аналогия ничего, в сущности, не объясняет - ни в самом процессе образования фразеологического единства - перемывать косточки, ни в его «внутренней форме» (ср. у Гоголя в «Ночи перед рождеством»: «...бедный чорт припустил бежать, как мужик, которого только что выпарил заседатель».

Таким образом, остается предположить, что выражение перемывать косточки (кости) первоначально было связано с тем значением кости (косточки), которое относилось к останкам умерших. Это значение является очень древним (ср. лечь костьми, положить кости свои; ср. употребление формы кости в языке «Русской Правды», в «Повести временных лет» и т. п. (см. Срезневский, 1, с. 1297-1298). Ср. у Карамзина («Чувствительный и холодный»): «Эраст возвратился в отечество, чтобы не оставить костей своих в чужой земле». У Гоголя в повести «Вечер накануне Ивана Купала»: «...вымоют дожди козацкие косточки, и вихорь высушит их». Но если идти дальше по этому пути, то следует искать обычая перемывания костей умершего, найдя его, необходимо определить его смысловую сущность, его культурно-бытовые основы и уже отсюда выводить дальнейшую семантическую историю выражения перемывать косточки. В «Истории русской церкви» акад. Е. Е. Голубинского так описывается обычай греческой церкви, относящийся к хранению останков людей умерших: «У нас зарывают покойников в землю и в ней оставляют навсегда. В Греции не так: сначала зарывают покойников в землю, а потом через три года или через другой определенный, немного меньший, немного больший, срок кости их выкапывают из земли и кладут в особом помещении - кимитирии (κοιμητήριον) или усыпальнице. Откапывание и положение костей в кимитирии составялет особый обряд, служащий как бы продолжением или довершением похорон: призывается священник и при пении им малой панихиды кости изъемлются из земли; быв вынуты, они обмываются водою и вином, слагаются в небольшой ящик и вносятся в церковь, где поется над ними заупокойная литургия и великая панихида; после этого относятся в кимитирий. Сей последний есть особый дом или домик или сарай при церкви, в котором имеются, во-первых, большая яма (по середине) или большой ларь для ссыпания костей людей бедных, во-вторых - шкалы с ящиками или полками для костей людей богатых, желающих хранить их особо (на черепах делаются надписи, кому они принадлежали и когда владельцы их умерли).

Когда обычай стал у Греков более или менее общим обычаем, сказать не можем; но на Афоне он явился или начался когда-то до второй половины XI века... Если по прошествии трех лет разрывали могилу и находили тело не разложившимся и надутым (τυμπανατος), то это считалось признаком, что человек умер не разрешенным от клятвы: призывался архиерей или священник для разрешения, и тело снова зарывалось на некоторое время в землю.

У нас этот обычай вырывания останков умерших из могил принимаем был на более или менее продолжительное время в Печерском монастыре, к чему было также практическое побуждение в ограниченности его кладбищ, находившихся в его пещерах. Но чтобы он сколько-нибудь распространялся вообще в России, на это не имеем совершенно никаких указаний» (Голубинский, 1, с. 454-455). Однако выражение перемывать косточки (чьи-нибудь или кому-нибудь) служит свидетельством более широкого применения и распространения этого обычая, чем предполагал акад. Голубинский.

Второе захоронение («двоструко сахрањивање») до последнего времени существовало в Сербии. Т. Смиланиh-Брадина рассказывает, что в Южной Сербии сохраняется обычай откапывания останков родственников, обычно спустя три или семь лет после похорон. Сохранившиеся кости вынимаются из гроба и обмываются, перемываются свежей водой, а потом вином и - по особому ритуалу - вновь погребаются. Вода, которой обмываются кости, считается целебной. С этим откапыванием соединено и своеобразное поверие, что, если тело мертвеца не истлело, то это - признак тяжкого неискупленного грешника280.

Едмунд Шнееваjс в своей работе об обрядах и обычаях, связанных со смертью («Главни елементи самртних обичаjа код Срба и Хрвата»), также останавливается на втором погребении («друго сохрањивање») у сербов и хорватов. У хорватов откапывание останков покойников происходит спустя 18 лет после первого погребения. Отмечается, что найденные кости омываются водой и поливаются вином, затем завертываются в белое полотно и погребаются (иногда вместе с новым покойником). Е. Шнееваjс указывает на связь этого обычая с верой в вампиров. «Когда мертвец найден неистлевшим, то веруют, что он был великий грешник или на нем лежит заклятье» («Пусть тебя земля не съест» - «Да те земла не изеде»). «Издавна веровали и теперь веруют, что такие неистлевшие покойники - вампиры»281. Все эти факты говорят о том, что выражение перемывать кости (косточки) первоначально имело прямой реальный смысл. Оно относилось к обряду «второго захоронения». С этим обрядом соединялись и суеверно-мифологические представления об упырях, вампирах, оборотнях, вурдалаках (волколаках, волкодлаках, вурколаках), выходящих из могил и сосущих человеческую кровь. Перемыть косточки означало косвенно: «убедиться в том, что на покойнике не тяготеет заклятье, что он - не оборотень, не упырь, не нераскаянный грешник, обсудить и установить тем самым истинные свойства и качества человека»282.

Как уже сказано, у сербов сохранялся обычай, раскопав могилу и убедившись, что покойник не был упырем, перемывать его косточки и снова погребать. Таким образом, для того чтобы снять с умершего подозрение в оборотничестве, в том, что он, как упырь, сосет человеческую кровь и губит живых людей, считалось необходимым осмотреть останки покойника и перемыть косточки тому, от кого ничего другого не осталось. Упырю же в могилу вбивался осиновый кол. Поведение вурдалака изображается у Пушкина в «Песнях западных славян». Так, в 6-ой песне «Марко Якубович»:

Вот проходит неделя, другая,

Стал худеть сыночек у Марка;

Перестал он бегать и резвиться,

Все лежал на рогоже да охал.

К Якубовичу калуер приходит, -

Посмотрел на ребенка и молвил:

«Сын твой болен опасною болезнью;

Посмотри на белую его шею:

Видишь ты кровавую ранку?

Это зуб вурдалака, поверь мне».

Вся деревня за старцем калуером

Отправилась тотчас на кладбище;

Там могилу прохожего разрыли,

Видят - труп румяный и свежий,

Ногти выросли, как вороньи когти,

А лицо обросло бородою,

Алой кровью вымазаны губы, -

Полна крови глубокая могила.

Бедный Марко колом замахнулся,

Но мертвец завизжал и проворно

Из могилы в лес бегом пустился.

Он бежал быстрее, чем лошадь,

Стременами острыми язвима;

И кусточки под ним так и гнулись,

А суки дерев так и трещали,

Ломаясь, как замерзлые прутья.

Поверье о вурдалаке, упыре отражается и в 13 песне «Западных славян» «Вурда- лак» («Трусоват был Ваня бедный»): Ваня, возвращаясь домой через кладбище, слышит, что кто-то грызет кость:

Ваня стал; - шагнуть не может.

Боже! думает бедняк,

Это, верно, кости гложет

Красногубый вурдалак.

Горе! малый я не сильный;

Съест упырь меня совсем,

Если сам земли могильной

Я с молитвою не съем.

См. также у В. И. Даля рассказ «Упырь». Украинское предание. (Даль 1898, 7, с. 16-30).

Согласно суеверным представлениям многих народов, вампиры-покойники имеют цветущий вид и не разлагаются, так как они по ночам встают из могил и сосут кровь у спящих людей, причиняя им этим тяжелые болезни и смерть. Избавиться от упыря можно, по народному поверью, если откопать его труп и пробить его осиновым колом или же сжечь его. Лекарством от укуса вурдалака служит земля, взятая из его могилы»283. Осиновый кол вообще, по поверью, являлся известным предохранительным средством от мертвецов, приносящих несчастья. Е. Всеволожская рассказывает о быте самарских крестьян в конце прошлого столетия: «Когда наступает засуха и незадолго был похоронен на общем кладбище опойца, то его считают причиною бездождия, и все общество, со старостою и другими властями во главе, тайком ночью вырывают гроб, вынимают покойника и бросают в пруд, в воду, или же зарывают в соседнем владении, а в спину вбивают ему осиновый кол, чтобы не ушел»284. Иногда осиновые колья вбивались в землю вокруг могилы. Так, в Симбирской губернии гроб опойцы, «в отвращение предстоящих несчастий, они не отпускают... в могилу, а бросают его туда, втыкая вокруг гроба осиновые колья» (Зеленин, вып. 1, с. 66). Э. И. Стогов в своих «Записках» рисует такую картину русского быта в начале XIX в.: «В Можайске, за московской заставой, по левую сторону большой дороги, было кладбище колдунов, которых хоронили не иначе, как забивая большой осиновый кол в спину покойнику. Этого кладбища очень боялись ночью» (Русск. старина, 1903, № 1, с. 134).

Из слов, связанных с представлениями о костях и сохранившемся теле покойника, о духах умерших, исконно русскими являются лишь оборотень и упырь. Вурдалак и вампир - заимствованы. Имя вурдалак является книжным видоизменением слова волколак- волкодлак, вурколак (ср. волколак- укр., белорусск., областн. русск.; ср. словен. volkodlák, vulkodlak;сербск. вуко́длак; польск. wilkołak; ср. болг. връколакъ. Слово же волколак образовано из сложения волк (vьlk=) и (д)лака - `цвет волос', `шерсть' (ср. сербо-хорв. dläka - `волос', `шерсть', словен. dláka - `шерсть'). «Таким образом, волкодлак значит `волчья шерсть, волчья шкура навыворот' (см. Преображенский, 1, вып. 1, с. 91; Berneker. Вd. 1, S. 208), `оборотень в волчьей шкуре'. В русский книжный язык слово волкодлак (волколак) попало из южнославянских языков (ср. церковнослав. влъкодлакъ) (ср. Востоков, сл. ц.-сл. яз., 1, с. 44). Слово длака- `шерсть, волос' - тоже встречается лишь в южнославянских языках (ср. в русск. - церковнослав. длака - сиtis, соlоr). Из славянских языков заимствовано греческим βουλκόλακας - вампир (ср. Фасмер, Греко-слав. этюды, I // Изв. ОРЯС, 1906, т. 11, кн. 2, с. 403), из греческого же вновь заимствовано болг. връколак, фръколак (ср. церковнослав. воурколакъ). Форма вурдалак укрепилась в языке русской художественной литературы в 20-30-е годы XIX в.

Слово вампир - ответвление слова упырь. Оно сформировалось на сербско-бол- гарской почве и отсюда в XVII-XVIII вв. проникает в западноевропейские языки. В период увлечений романтической литературой в начале XIX в. оно перешло и в русский литературный язык (в зоологии для обозначения породы летучих мышей Vampyrus - `вампир' применялось и в конце XVIII в.). Акад. А. И. Соболевский, указав на широкое употребление слова упырь в древнерусском языке, пишет: «Современные русские говоры знают только слово упы́рь, с значением: мертвец, встающий из могилы и пьющий кровь живых людей; сверх того, малорусские говоры имеют слово упыряка, с тем же значением. В польском языке русскому упырь соответствует не только upir, но и upior; в чешском - upir: в болгарском - вапир, въпир. Судя по данным болгарского языка, польские слова заимствованы поляками у русских (имеется в виду отсутствие носового звука, который сохраняется в исконно польских словах. - В.В.). Немцы имеют слово Wampir с тем же приблизительно значением. Трудно сомневаться в его славянском происхождении. По-видимому, немцы получили его из польского или полабского языка, где оно звучало с носовым гласным. Окончание ырь современного великорусского слова явилось под влиянием слов на ырь, так же как в монастырь, псалтырь. Первоначальный вид слова - ѫпирь; первоначальное значение - `дух, сосущий по ночам кровь у спящих людей'. Иоанн Грозный воспользовался словом упирь как бранным. В своем послании игумену Кириллова Белозерского монастыря он назвал упирем Хабарова. За багровый цвет лица?»285. Таким образом, А. И. Соболевский считает слово упырь (ѫпирь) общеславянским. Он доказывает непрерывность его употребления в русских народных говорах. Западноевропейское вампир, по мнению Соболевского, представляет собою заимствование (через немецкое посредство) из польского или полабского языка.

В «Dictionnaire étymologique de la langue française» (O. Bloch, 2, с. 357) отмечается, что слово вампир (vатрire) во французском языке, куда оно попало из немецкого, датируется первой третью XVIII в. (Vampirisme - 1732 г.). У Вольтера оно уже употребляется в переносном, фигуральном смысле. Вместе с тем, «Dictionnaire étymologique» Оск. Блоха отмечает, что в «Dictionnaire de Trevoux» (1704, 1721, et suiv.) находится форма oupire, upire, идущая из русского, польского или чешского языка, и что нем. Vampir связывается с сербск. вампир. В XVIII в. тема вампира и вампиризма была чрезвычайно популярна. Бюффон назвал летучую мышь roussette - vespertiliovampyrus или wampire. Эти факты подрывают этимологию акад. Соболевского.

Преображенский, следуя за Миклошичем, считает слово упырь заимствованным из сев.-тюркск. убёр(убыр)- `ведьма'. Но как из упарь, упирь (ср. укр. вопыр, польск. upior) получилось вампир (ср. болг. вампир, вампирясам `являюсь привиде- нием'; сербск. вампир), остается неясным. А. С. Преображенский лишь воспроизводит мнение Миклошича (1886, с. 374-375), что в сербском и русском слово упырь, вампир слилось в одно понятие с волкодлак, вукодлак, и указывает, что слово это «употребл. в европ. языках: фр. vampire (mot venu d'Allemagne, mais à ce qu'on dit d`origine Serbe.Shel. EF. 455) ит. уатрirо нем. vâmpyr или vampir... Русск. «вампир» является новым заимствованием из зап.-европ. - фр. или нем.» (1, с. 64). Таким образом, ни образование слова вампир, ни пути его распространения в западноевропейских языках здесь не объясняются. Сама этимология слова упырь и связь с ним слова вампир остаются неясными. Все эти обстоятельства побудили проф. А. Вайяна посвятить слову упырь, вампир специальную статью. А. Вайян считает слово вампир видоизменением славянского слова ирiri «упырь», возникшим на сербской почве к XVI-XVII вв. (ср. в болгарском языке сербизм въпир, вепир). В сербском же языке произошла и вставка носового звука. Из сербского языка форма вампир перешла в болгарский, греческий, а затем в XVII-XVIII вв. в языки европейские. По мнению А. Вайяна, *ирiri - коренное славянское слово, включающее в себя корень *реr- (ср. пари́ти). Первоначально упирь обозначало мертвеца, который убегает, исчезает из своей могилы, призрак, привидение. Образ оборотня, сосущего человеческую кровь, особенно крепко, почти нераздельно соединился со словом вампир под влиянием романтизма. В народных славянских поверьях значение упыря шире. Это - вообще блуждающий, издевающийся, шутящий над людьми и вредящий им мертвец, призрак (питье человеческой крови было лишь одним из многих занятий упыря)286.

Какова бы ни была этимология слова упырь, несомненно, что слово вампир возникло из него, и в конце XVIII - в начале XIX в. было занесено и в русский язык. Так сложен и многообразен круг слов и представлений, связанных с выражением перемывать кости (косточки). Надо думать, что в народном же языке выражение перемывать косточки (кому-нибудь) (ср. также разбирать по косточкам) получило и переносный смысл: `разбирать подробно все свойства и недостатки кого-нибудь'; `судачить о ком-нибудь', `сплетничать'. Уменьшительно-ласкательная форма косточки придавала особенную остроту этой метафоре.

Опубликовано в «Докладах и сообщениях Института языкознания АН СССР»(1954, № 6) вместе со статьями «История слова простофиля» и «История слова кругозор» под общим названием «Из истории русской лексики и фразеологии». Большое место в статье отводится описанию суеверно-мифологических представлений об упырях, вампирах, оборотнях, представляющему собой отдельный самостоятельный этюд.

В архиве сохранилась рукопись- 29 листов разного формата. Рукопись писалась в разное время. Листы написаны разными чернилами и карандашом, имеют вставки и добавления.

Здесь печатается по оттиску, сверенному с рукописью, с внесением необходимых уточнений. - В. П.

280 См. Смиљаниh-Брадина. Канонска Визитациjа рекâ. Скопье. 1925. Ср. Брасво, кн. 9-10. С. 138.

281 «Гласник скопског научног друштва», књига 5 томе. 1929. С. 277-278.

282 Там же, књ. 5. 1929. С. 277-278.

283 См. Е. Г. Кагаров. Этнографические мотивы в поэзии А. С. Пушкина // Сов. этнография, 1937, № 1. С. 58; см. также D. Wright. Vampires and vampirisme. London, 1924; Н. Ф. Сумцов. Колдуны, ведьмы и упыри // Сб. Харьков. ист.-фил. об-ва, 3, 1891. С. 229-278.

284 Всеволожская Е. Очерки крестьянского быта Самарского уезда // Этнограф. обозр., 1895, № 1. С. 32.

285 Соболевский А. И. Лингвистические и археологические наблюдения, вып. 2. Варшава, 1912. С. 18-19. О веровании в упырей см.: А. Афанасьев. Поэт. воззр. славян, 3. С. 557-587.

286 См. А. Vaillant. Slave commun *upirĭ, S-cr vàmpir // Slavia, 1931. ročn. 10, seš. 4. С. 673-679.

полезные сервисы
пособие пособие
история слов

СПОСОБ, ПОСОБИЕ

В русском литературном языке XVII - начала XVIII в. слово способ имеет значение 'помощь, пособие или пособа'. Ср. в современном брянском говоре способие - `лекарство, помощь'. Например, в «Истории о российскомъ купцѣ Иоаннѣ и о прекрасной девицѣ Елеонор ѣ»: «Любѣзнѣйшая Елеонора.., вчерашнего числа запалила ты огненный пламень в сердце моемъ, котораго никакий доктуръ излѣчить не можетъ, а ты, моя дрожайшая, хотя сей чась и ускорила, но наипущей жарь во мнѣумножила, а в болезни моей способу не учинила» (см. Русск. повести XVII - XVIII вв., с. 249 и след.).

В комедии Петровского времени «О Сарпиде, дуке Ассири йском, о любви и верности» (Старин, действа, с. 6).

Лутчи чрез себе буду способа в том искати:

И начну от себе оную сплетенную любовь рассекати.

В «Записках о жизни и сочинениях Н. А. Полевого» Ксенофо нта Полевого: «никогда не хотел сделать нас мелочными торгашами и, не имея в последние годы своей жизни способов к делам огромных размеров, не думал отдавать в конторы других купцов» (см. Полевой Н., с. 103).

Ср. в «Истории о Александре, российском дворянине»:

Елика ныне во благостыне

Утратил случаев способнейших!

Все ради тебя сокрушил себя...363

«В способных местах» (Воинск. устав 1716 г.).

У Ломоносова:

Во время смутно, неспособно....364

Способный ветр.365

У Сумарокова в «Епистоле о русском языке» (1748):

Иль наконецъ сказать,

Каковъ способенъ русской.

У Державина:

Зачем же мне способну

Минуту потерять.

(Деревенская жизнь)

У Даля в «Похождениях Виольдамура и его Аршета»: «...не взыщите за неказистый облик пожарного служителя; он, как и все товарищи его, выбран из числа неспособных баталиона внутренней стражи; поэтому и рожа у него самая неспособная» (Даль, 1898, 10, с. 208).

Слово пособие еще в начале XIX в. выражало значения: «1) Услуга, помощь. Сделать кому-либо денежное пособие. 2) Способ, средство к произведению чего-либо. Зрительные трубы служат пособием к наблюдению звезд» (сл. 1867-1868, 3, с. 821).

Ср. у В. И. Даля в «Ответе на приговор»: «Коли есть глагол: пособлять, пособить, то есть и посабливать, хотя бы его в книгах наших и не было, и есть посабливанье, пособле́ нье, пособи, пособка и пр.» (Даль, 1898, 10, с. 284).

Для характеристики значений слова пособие в древнерусском языке представляет интерес употребление производных слов - прилагательного пособивый и существительного пособник.

Пособник выражало два значения: «1) Помощник, делающий пособие, вспомоществователь. Не имѣю пособника святаго. Прол. Окт. 26. 2) Соумышленник, соучастник. А Онцифор убѣже с своими пособникы. Полн. собр. русск. лет., III, 82» (сл. 1867-1868, 3, с.821-822).

Пособивый: «...готовый к оказанию пособия, услужливый. Братья в бедах пособи-ва бывають, любы бо есть выше всего. Полн. собр. русск. лет. I, 87» (там же, с. 821).

Ср. у Н. И. Греча в статье «История первого энциклопедич еского лексикона в России»: «Булгарин... явился ко мне, изъявил искреннее участие в нанесенных мне обидах и объявил, что разругает и уничтожит моих супостатов. В разгаре ссоры я, конечно, не отказался бы от его пособия...» (Греч 1930, с. 615).

Заметка ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись (7 листков) и машинопись. Печатается по машинописи, сверенной по рукописи, с внесением нескольких поправок и уточнений. - Е. X.

363 Русские повести XVII - XVIII вв., СПб., 1905. С. 148.

364 Ломоносов М. В. Соч., 2, 1921. С. 242.

365 Там же, с. 66, 265.

полезные сервисы
пошлый пошлый
история слов

ПОШЛЫЙ

В истории некоторых слов отражается смена основных культурных эпох русской истории. В экспрессии слова бывает запечатлена оценка старого, отживающего историко-бытового уклада и мировоззрения.

Слово пошлый - чисто русское, народное слово. Оно представляет собою отглагольное прилагательное, точнее: причастие от глагола пойти (ср. выражение «пошло» - `ведется исстари'), превратившееся в имя прилагательное. Это слово идет из до-письменной древности. В русских памятниках делового языка, в актах и грамотах до XVII в. оно употребляется в значениях: 1) `исстари ведущийся, старинный, исконный'; `искони принадлежащий'; 2) `прежний, обычный' (ср. значение слова пошлина в древнерусском языке: 1) `исстаринный, исконный обычай', ...ходити по пошлинѣ, како пошло исперва, Дог. гр. Новгорода с Яр. Ярослав. 1264-1265 г. А онъ васъ вѣдаетъ и судитъ по старои пошлинѣ. Жал. гр. в. кн. Ив. Вас. Судим. 1499. 2) `исконные права'; 3) `обычная дань, налог': Пошьлинасудовая или судьная, пошьлина торговая и т. п.) (Срезневский, 2, с. 1333-1335). Например, в Дог. грам. Дм. Ив. 1381 г.: «А мыты ны держати давныи пошлыи, а непошлыхъ мытовъ и пошлинъ не замышляти». В Жалов. гр. Тол. мон. около 1400 г.: «Пожаловалъ есми... деревнею Куколцинымъ и съ лѣсомъ и съ пожнями, куды топоръ ходилъ, куды коса ходила, съ пошлою землею, что къ неи из старины тянуло». В Дог. гр. Новг. и Казани (1470-1471 г.): «А намѣстнику твоему судити съ посадникомъ во владычнѣ дворѣ на пошломъ мѣстѣ» (там же, 2, с. 1336).

В конце XVII в. - начале XVIII в. - в связи с переоценкой старины, древнерусских традиций слово пошлый приобретает отрицательный оттенок. В нем складывается новое значение: `низкий качеством, весьма обыкновенный, маловажный'. В. К. Тредиаковский доносил в своем рапорте: «Здешние семинаристы имеют пошлые познания в латинском языке». А. А. Потебня указывал: «Современн. литературн. русск. пошлый значит `тривияльный, постыло-обычный'; слово это знаменует разрыв общества с допетровским преданием, ибо в старинном языке до XVII века включительно пошлое - `то, что пошлó, повелось, а потому входящее в нормальный строй жизни, освященное ею, освященное и в этом смысле безупречное'...» (Потебня, Из зап. по русск. грам., ч. 1-2, с. 238).

С. М. Соловьев в своем очерке «Писатели русской истории XVIII века» заметил: «...в первой половине XVIII века борьба с невежеством, злоупотреблениями и предрассудками, которые прикрывались именем старины, естественно производила вражду, презрение к этой старине в приверженцах нового порядка вещей; они считали себя детьми света, воссиявшего для России с начала XVIII века, что прежде, - то было мрак, от которого нужно как можно более удаляться» (Соловьев, 1901, с. 1372-1373).

Показательно, что в словарях Академии Российской слово пошлый было опущено, хотя помещены слова - пошлина, пошлинник, пошлинный. В слове пошлина отмечено лишь одно значение: «Денежный оклад, собираемый в казну с товаров и с других вещей. Собирать, платить, наложить пошлину» (сл. АР 1822, 4, с. 116). Однако в конце XVIII - в начале XIX в. слово пошлый возрождается к жизни и получает широкое употребление.

В словаре1847 г. слово пошлый определяется так: «1) `низкий качеством, весьма обыкновенный, маловажный'. Пошлая живопись на картине обличает младенчество искусства. 2) `низкий, простоватый'. Пошлые речи. 3) Стар. `бывший издавна в обычае, или в употреблении'. А ездоки ездят не пошлою дорогою. Акты Археогр. Экспед. I. 46. 4) Стар. `стародавный, исконный, принадлежащий издавна кому-либо'. И люди мои пошлые,...а те люди детям моим по половинам. Акты Юр. 432. - Пошлый дурак. То же, что набитый или совершенный дурак» (сл. 1847, 3, с. 416).

Оживление слова пошлый и широкое его распространение в стилях русского литературного языка с начала XIX в. было вызвано интересом к русской истории, к старинной письменности и ее языку. Ср. у П. А. Вяземского: «Жуковский, который часто любит облекать поэтическую мысль выражением шуточным и удачно-пошлым, прозвал ее [Россети. - В. В.] небесным дьяволенком». «Обыкновенно женщины худо понимают плоскости и пошлости; она понимала их и радовалась им, разумеется, когда они были не плоско-плоски и не пошло-пошлы» (Вяземский, 1883, 8, с. 233, 234). Так к имени прилагательному пошлый образовано отвлеченное существительное с суффиксом -ость: пошлость. Ср. свидетельство Н. В. Гоголя о Пушкине: «Он [Пушкин. - В. В.] мне говорил всегда, что еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека... Вот мое главное свойство, одному мне принадлежащее...» (Гоголь, 1952, 8, с. 292). Ср. у Н. А. Некрасова:

Средь лицемерных наших дел

И всякой пошлости и прозы

Одни я в мире подсмотрел

Святые, искренние слезы-

То слезы бедных матерей!

(Внимая ужасам войны...)

Пошлостьобозначает не только свойство пошлого, но и пошлый быт, пошлый поступок, пошлые выражения, замечания. Экспрессивная окраска слов пошлый, пошлость становится к середине XIX в. все более резкой. В. И. Даль в своем словаре, указав старинные значения слова пошлый - в соответствии с словарем 1847 года, так характеризует современные, т. е. свойственные русскому языку 50-60-х годов, значения слова пошлый: «ныне: `избитый, общеизвестный' и `надокучивший, вышедший из обычая'; `неприличный, почитаемый грубым, простым, низким, подлым, площадным'; `вульгарный, тривиальный'. Эти пошлые романы надоели. Пошлые шутки или речи» (сл. Даля, 1882, 3, с. 386). Вместе с тем, В. И. Даль подчеркивает, что в народно-областных русских говорах еще продолжает развиваться и эволюционировать древнерусская система значений: «Пошлый парень, пошлая девка мск. -вер. `дошлый, зрелый, возмужалый, во всех годах'».

Любопытно, что слово пошлый в силу своей яркой экспрессивности - обрастает около середины XIX в. семьей производных: пошляк, пошлячка, пошлянка, пошлятина, глаголы пошлеть, испошлиться, опошлиться. Все эти слова регистрируются Далем (сл. Даля, 1882, 3, с. 386 и сл.) (ср. у Тургенева - пошлец).

В русском литературном языке второй половиныXIX и начала XX века продолжают обостряться и определяются эти же значения и оттенки слова пошлый. В словаре Д. Н. Ушакова слово пошлый толкуется так: `Заурядный, низкопробный в духовном, нравственном отношении, чуждый высших интересов и запросов'.П. человек. Пошлая среда. Пошлые вкусы. // `Безвкусно-грубый, избитый, тривиальный.' П. комплимент. П. анекдот. Пошлая песенка. П. роман. (Ушаков, 3, с. 685).

Опубликовано вместе с этюдами о словах «Завиральный», «Неудачник», «Крепостник» и «Гвоздь (гвоздь чего-нибудь: гвоздь сезона, гвоздь выставки и т. п.)», под общим названием «Из истории русской литературной лексики» (Уч. зап. МГПИ им. В. И. Ленина, т. 42. Кафедра рус. яз. М., 1947).

В архиве сохранилась рукопись на 6 листках ветхой бумаги и старая машинописная копия (4 стр.) с авторской правкой и добавлениями, сделанными автором после публикации. На отдельном листке сохранилась приписка В. В. Виноградова: «Пошлец (у Чернышевского, Полн. собр. соч., т. 3, 166)». В архиве обнаружен отсутствующий в машинописи и не вошедший в указанную публикацию авторский рукописный текст, представляющий собой продолжение статьи о слове пошлый (начинается словами «Пошлость обозначает не только свойство пошлого»). Этот текст, а также другие авторские добавления и поправки в машинописи внесены в публикуемый текст.

О слове пошлый В. В. Виноградов пишет в статье «Язык Гоголя и его значение в истории русского языка»: «Пошлый - это в языке 30-40-х годов - синоним слов "обыкновенный", "банальный до избитости"» (Материалы и исследования по истории русского литературного языка, т. 3. 1953, с. 25). Это слово В. В. Виноградов упоминает также в своей книге «Русский язык» в связи с вопросом о суффиксальном образовании качественных прилагательных: «Более пеструю и смешанную картину соотношения и взаимодействия качественных и глагольных оттенков представляет обширная и производительная группа отглагольных прилагательных на -лый. Суффикс -л-, родственный глагольному суффиксу -л- в форме прошедшего времени, в этих формах обособился от системы глагола (ср. историю слов пошлый, дошлый, взрослый, рослый, смелый, гнилой, зрелый и т. п.)» (Русский язык. Грамматическое учение о слове. 1972. С. 179-180). - М. Л.

полезные сервисы
председатель председатель
история слов

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

Древние славянизмы на протяжении истории русского литературного языка не раз переходили из активного словаря в пассивный. Они как бы впадают в летаргию, но затем - спустя век-другой, вновь пробуждаются к жизни. И если это пробуждение происходило под влиянием живой русской народной речи или западноевропейских языков, то старославянское слово вновь становилось активным и современным.

Слово председатель укрепилось в русском языке с XVI-XVII вв. под влиянием западноевропейских président, President, которые в свою очередь восходят к латинскому praesidens. Однако и в ранней церковнославянской традиции уже были однородные образования. В самом деле, старославянский глагол прѣдъсѣдѣти- прѣдъсѣдати выражал значение - `занимать высшее, первое место'. Ср. в Остромировом Евангелии отглагольное существительное прѣдъсѣдания на съборищихъ (Лук. XX, 46) (Срезневский, 2, с. 1641).

Кроме того, в соответствии с церковнославянскими нормами образования названий действующего лица от глагольной основы с помощью суффикса -льник (ср. молчальник, отшельник) в среднем периоде истории церковнославянского языка в XIV-XV вв. употреблялось слово предсѣдáльник (ср. «Чуднаго и славнаго святителя Иакова великаго приидите пѣсньми божественными и священными похвалимъ; яко Ростову предсѣдальника. Мин. мес. ноябрь 27» (сл. 1847, 3, с. 435).

Надо думать, что и слово предсѣдатель, хотя оно и не отмечено в «Материалах» Срезневского, все же изредка употреблялось в церковнославянских памятниках русской редакции XI-XV вв.

В «Словаре церковно-славянского языка» А. X. Востокова (2, с. 121) отмечено слово прѣдъсѣдѣтель. Однако в официальный и бытовой язык слово председатель входит гораздо позже. Раньше всего оно начинает употребляться в официальном языке юго-западной Руси. Здесь оно укореняется в XVI в.

В «Словаре» Памвы Берынды: «Председатель - староста, урядник, тот, который напершее месце заседает» (2, с. 80); см. также «Лексикон славеноросский» Памвы Берынды, с. 119).

Можно предполагать, что из западно-русского языка в XVII в. слово председатель проникает в официальный язык русского государства. Быть может, именно в связи с усилившимся влиянием украинского языка на русский литературный язык XVII в. расширяется употребление слова председатель и в русском литературном языке. Это слово помещено в «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова (1704): «Предсѣдатель, πρόεδρος, έφεδρος, 【φορος, προζάτης, 【πισκοπος, ргаeses, ргаesul, рrimas, tenens».

В «Немецко-латинском и русском лексиконе»1731 г. при слове Ргаеsident, ргаеses находим: «президент, главнейший судья, председатель» (с. 476).

Н. И. Греч указывал, что слово председатель получило официальную санкцию лишь во второй половине XVIII в. «...при Екатерине вошли в употребление слова русские: казенная, гражданская, уголовная палата, управа благочиния, наместник, председатель, исправник, заседатель, и т. п.» (Н. Греч, Чтения, ч. 1, с. 117-118). А. С. Шишков писал в «Рассуждении о старом и новом слоге Российского языка»: «До заведения наместничеств мы не употребляли слов: наместник, исправник, пристав, заседатель, председатель и проч. Тогда они были несколько новы, но теперь кто не употребляет их даже и в самых простых разговорах?» (Шишков, Рассужд. о ст. и нов. сл., 1813, с. 307).

В записях автобиографических рассказов И. П. Сахарова: «Однажды, - говорил (Д. И.) Языков, - в беседе с Шишковым об уничтожении чужеземных слов из русского языка я заметил Александру Семеновичу, что он сам изволил ввести чужеземное слово - в Устав Академии. "Какое?" закричал Шишков, - "Президент", ответил Языков. Шишков долго молчал, а потом сказал: "Так пиши, брат, в скобках: "председатель подле слова президент"» (Русск. архив, 1873, 1, с. 961).

А. С. Пушкин ввел слово председатель даже в лирический, стихотворный язык. Например, в стихотворении «Веселый пир» (1819):

Я люблю вечерний пир,

Где веселье председатель,

А свобода, мой кумир,

За столом законодатель.

Ср. в «Послании к кн. А. М. Горчакову» (1819):

...Чем вялые, бездушные собранья,

Где холодом сердца поражены,

Где Бутурлин- невежд законодатель,

Где Шеппинг - царь, а скука - председатель,

Где глупостью единой все равны.

Статья ранее не публиковалась. Сохранилась рукопись, озаглавленная «История слова председатель» (6 пронумерованных листков разного формата), и машинопись с авторской правкой. Здесь печатается по машинописи, сверенной с рукописью с внесением некоторых поправок и уточнений.

О слове председатель В. В. Виноградов писал в статье «О новых исследованиях по истории русского литературного языка»: «Общая концепция развития русского литературного языка, которой придерживается Г. Хюттль-Ворт, не отличается четкостью и определенностью. Выделение отдельных церковнославянских и неославянских слов и их групп и "рядов" слов из общего исторического движения русской литературной лексики (включая сюда и народные русские "элементы") не содействует их анализу в исторической взаимосвязи и системности. Вопросы об омонимии церковнославянизмов и русизмов, об их параллельных синонимических рядах, о вариантах образования слов (ср., напр., председатель, председетельи председальник) и т. п. даже не ставятся» (Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 252). - Е. Х.

полезные сервисы
суесмысл суесмысл
история слов

Суеверие, суеверный, суеслов, суесмысл.

В русском литературном языке XVI в. в высокопарном стиле Макарьевской эпохи распространяется прием искусственного словосложения, нередко объединяющего синонимические основы. Например, в «Повести о прихождении короля Литовского Стефана Батория в лето 1577 на великий и славный город Псковъ»: храбродобропобѣдный, мертвотрупоты, каменнодѣльный - оградный; ср. доброувѣтливый, благоздравие и т. п. (Орлов А. С. О некоторых особенностях стиля великорусской исторической беллетристики XVI-XVII вв., с. 362-363).

Быть может, волной второго южнославянского влияния занесены в русский литературный язык такие слова, как суевер, суеверие, суеверный (ср. старославянизмы: суеслов, суесловие, суемысл, суемудрый и т. п. Срезневский, Материалы, 3, 610 и Дополнения, 250-251; Востоков. Сл. церк.-слав. яз., 2, с. 193); хлебодар (ср. Академический словарь 1847 г., 4, 403; в монастырях: `раздаватель печеного хлеба братии'. Акты юридич., 152: При хлебодаре старца Галактиона - «Словарь Академии Российской». Изд. 2, 6, 558; ср. у Державина в оде «На рождение царицы Гремыславы», 1, 500, 14: «Ты сердцем - стольник, хлебодар»);рукоплесканье (ср. в древнерусском языке плескати и плеснути руками, но ср. отсутствие слова рукоплесканье в Лексиконе Треязычном 1704 г.); гостеприимство, вероломство, земнородный (ср. Срезневский. Материалы..., 1, 975; Сборн. Кир. Белозер., XII в.); подобострастный (Срезневский, 2, 1040, чин. избр. по списку 1423 г.); громогласный (Срезневский, 1, 597; Стихирарь, XVI в.); любострастный; первоначальный (Срезневский, 2, 1764, поуч. литр. фот. 1431 г.); тлетворный (Срезневский, 3, 1078, Менандр XV в.) и др. под. В русском литературном языке XVII в. указаны новые виды словосложения, иногда тройственного (в языке Епифания Славинецкого, Кариона Истомина, Федора Поликарпова и др.) (см.: Браиловский С. Н. Один из пестрых XVII столетия. СПб., 1902; Он же. Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов // ЖМНП, 1894, октябрь, ноябрь).

(Основные вопросы и задачи изучения истории русского языка до XVIII в. // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. языка, с. 285).

полезные сервисы
улыбаться улыбаться
история слов

УЛЫБАТЬСЯ

Судьба слова в развитом литературном языке резко отлична от судьбы слова в узком, ограниченном диалекте. Широта связей, разнообразие взаимодействий литературного языка, его инте нсивный смысловой рост способствуют непрекращающемуся движению и перемещению разных звеньев его семантической системы. Литературное слово испытывает на себе общие сдвиги смысловой системы в целом и приспособляется к ним. Поэтому фразеологические связи литературного слова, даже если их основное ядро остается устойчивым и неизменным, все же непрестанно расширяются, стесняются и меняются на смысловой периферии слова по крайней мере на отдельных участках словоупотребления. Кроме того, слово литературного языка выступает как мягкий, стягивающий в свое поле новые смежные значения от семантически родственных слов других языков и диалектов и притягивающий к себе омонимы и омонимоподобные выражения. Эти омонимы при наличии даже потенциальных соединительных звеньев нередко объединяются потом в одно целое. Процессы притяжения к литературному слову разнообразных и разносторонних значений особенно выпукло и резко дает себя знать в семантической истории глагола улыбаться, улыбнуться.

Слово улыбаться - улыбнуться в своем основном значении `мимикой лица, губ или глаз, показывающей расположение к смеху или выражающей удовольствие, благосклонность, привет, либо иронию, издевку, насмешку, проявлять свое отношение к кому-л. или чему-л.' укоренилось в русском литературном языке не ранее XVI - XVII в. Оно вошло в литературный язык из народных диалектов. В «Материалах» Срезневского слово улыбаться не приведено. В древнерусском письменном языке в значении нашего глагола улыбаться - улыбнуться употреблялись слова: лыщатися - лыснутися, улыскатися - улыснутися, склабиться - осклабиться, лыбить - лыбиться.

Лыщатися - лыснутися, напр., в Хронике Георгия Амартола: «лысноувся мало рече (μειδιάσας)»; в Пчеле XV в.: «Къ сыну и къ дщери не лыщися» (Срезневский, 2, с. 63). Ср. поулыщание - `улыбка' (в Пчеле XV в.: «Пооулыщания свѣтла») (там же, с. 1309).

Улыскатися - улыснутися (часто с присоединением: лицемь); напр., в «Софийском временнике» 6968 г. (Срезневский, 3, с. 1201): «И се прииде великии ангелъ и зря на мя, яко улыскаяся лицемъ, и поимъ мя за руку мою и веде мя». В «Пчеле» Синод. б. (Бусл. 554): «Буявыи въ смѣхъ възносить глас свои, мужь же мудръ едва сь кротостью оулыснется»; в Жит. Алекс. Мак. (Хроногр. XVI в.): «Си же слышавъ, Александръ, улыснувъся, рече» (Срезневский, 3, с. 1201; см. также сл. 1867-1868, 4, с. 715). Ср. улыщание, улыскание - `улыбка'. Слово улыскатися, по-видимому, утрачивается в русском литературном языке XVII в.

Старославянизм склабитися, осклабитися. Например, в Сборнике 1076 г.: «Боголишивыи же смѣхъмь възнесеть гласъ свои, моужь же моудръ одъва осклабиться»; в Панд. Ант. XI в. (то же в Панд. Ант. XII - XIII в.): «Ты осклабилъся, а она грохотомь вьсмиялася (【μειδίασας)»; в Нест. Житии Феод.: «отьць нашь Феодосии, осклабивъся лицьмь и мало просльзивъся, рече томоу» и т. п.

Ср. осклабление - `улыбка'; осклабленыи - `улыбающийся', `учтивый'. Срезневский отметил также и форму осколобление и осколыбление (в списке хроники Георг. Амартола XVI в.) в значении `улыбка' (Срезневский, 2, с. 719).

Глагол осклаблятися - осколоблятися проникает в высокий штиль русского литературного языка XVIII в. В «Словаре Академии Российской» он квалифицируется как словенский. Его значение определяется так: `улыбаться, усмехаться'. Слово осклабление - `улыбка, усмешка' и прилагательное осклабленный - `изъявляющий умильную улыбку' (пример: «взирать на кого осклабленным лицем») вовсе не сопровождаются стилистическими пометами (сл. АР, 1806-1822, 4, с. 399-400). Ср. у Державина:

Осклабясь, Пифагор дивится.

(На приобретение Крыма)

Ты шествуешь и осклабляешь

Твой взор на них, как божество.

(На шведский мир)

Весна во всех местах

Нам взор свой осклабляет.

(Прогулка в Сарском селе)

Но если ты ж, хотя в издевку,

Осклабишь взор свой на кого...

(На счастие)

У К. Н. Батюшкова в стихотворении «Видение на берегах Леты»:

Певец любовныя езды

Осклабил взор усмешкой чудной

И рек...

В литературном языке начала XIX в. глагол осклабить - осклабиться уже принимает ироническую или презрительную окраску. В языке молодого Пушкина это слово употребляется без всякой экспрессии. Например, в «Монахе»:

Она ему взор томный осклабляет.

В стихотворении «Блаженство»:

Чашу дружбы круговую

Пенистым сребря в ином,

Рек с осклабленным лицом.

Но уже в шестой главе «Евгения Онегина» слово осклабить получает явно ироническое применение:

Тот после первого привета,

Прервав начатый разговор,

Онегину, осклабя взор,

Вручил записку от поэта.

Глагол усмихатися, по-видимому, имел оттенок `издеваться, насмехаться' и не входил в синонимический ряд. См.: в Нест. Жит. Феод.: «И еще же и о хоудости ризьнѣи мнози от невѣгла оусмихающеся, томоу роугахоуться» (Срезневский, 3, с. 1268).

Глагол убыбаться в своем основном литературном значении, по-видимому, является севернорусизмом в составе литературного языка. В словаре Даля отмечены слова лыбить, лыбиться «новг. тверск.» - `улыбаться, усмехаться, говорится о младенце' (1881, 2, с. 275). (Ср. лы́ бонь, ж. новг. темя у животного, макушка головы у зверя).

В «Опыте областного великорусского словаря»: « Лыбить. Усмехаться. Твер. Новотор.» (с. 106). Ср. «Улыбнуть, гл. д. сов. Обещанного не дать, не исполнить; обмануть. Калуж. Медын.» (там же, с. 238). См. сербск. лúбити cе, лûбим се - `стыдиться'; лúбати, либäм - `колебаться'. А. А. Потебня сопоставлял корневой элемент -лыб- с *елб, *алб: лебезить, диал. пермск. лабза `льстец, угодник', лабзить `лебезить'. Ср. в Череповецком говоре: «Лыбит. `Улыбается'. Лыбит еще издали» (Герасимов, Сл. череповецк. говора, с. 53); тут же: «Разлыбнуться. Улыбнуться. Так сразу и разлыбнулась» (с. 78).

Слово улыбчатый в «Причитаньях Северного края», собранных Е. В. Барсовым (с. 268), употребляется как эпитет лодки в значении `вертлявый':

Как поехали по темному Онегу свареному

На гнилой да улыбчатой соемке.

Тут расходилася погодушка великая,

Тут разбило-то улыбчатую соемку,

Тут постигла-то их скорая смеретушка.

Народное значение, чаще всего соединявшееся с представл ением об игре лица ребенка, о ясной улыбке младенца, еще очень рельефно обнаруживается в употреблении слова улыбаться в русском литературном языке XVIII в. Улыбаться - слово простого и среднего стилей. Его синоним в высоком слоге - осклабляться. «Словарь Академии Российской» и вслед за ним словарь 1847 г. приводили в качестве иллюстрации такой пример: «Дитя начинает улыбаться» (сл. АР 1806-1822, 6; сл. 1867-1868, 4, с. 715). Слова улыбаться, улыбка и более искусственное улыбание окружены светлой, сияющей экспрессией. Они легко переносятся на метафорическое изображение природы в народно-поэтических красках. (Однако историк И. Н. Болтин в «Примечаниях на историю древния и нынешния России г. Леклерка» [1, с. 236] так переводит Мерсье - картины Парижа: «Прежде поля наши зеленеющие осклаблялися в глазах наших (Antertois nos campagnes verdoyantes souriaient à nos yeux); нивы наши обещевали нам награду за наши труды» - цит. по кн.: Сухомлинов, вып. 5, с. 159). Любопытны толкования слов die Lache, lacheln в Полном лексиконе Аделунга (1, с. 959): Die Lache (с коротким а): 1) `смех, хохотня': Die Lache nicht halten konnen, `не лень удержать смех, удержаться от смеху'; 2) `улыбка, усмешка': Erne wunderliche Lache haben `чудно смеяться, чудную улыбку иметь'. Lacheln v. reg. neutr. u act. 1) `улыбаться, осклабляться, усмехаться...' 2) *'приятный вид казать'.Das Lacheln des Morgans, приятность утра, утренняя краска, от того das Lacheln - `улыбка, усмешка'). Ср. у Пушкина в «Евгении Онегине»:

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года.

У Державина:

Зрите, как на вас два царства

Улыбаючись глядят...

(Победа красоты, прилож.)

И младыми красотами

Улыбается она.

(Рождение любви)

Под влиянием французского sourire (ср. употребление немецкого lachen) в слове улыбаться развивается в литературном языке конца XVIII - начала XIX в. новое значение - `благоприятствовать, способствовать чьим-н. успехам'. Например, enfior la fortune loui sourit - наконец счастье улыбнулось ему. У Пушкина в переписке такое употребление слова улыбаться в значении `благоприятствовать' сопровождается ссылкой на франц. sourire. У Гончарова: «Тебе решительно улыбается фортуна». У Д. В. Григоровича в физиологическом очерке «Свистулькин» (1851): «Блестящее положение нашего героя было временно, он сам это чувствовал, и потому, нисколько не увлекаясь улыбкою фортуны.., посещал семейства с невестами». У И. С. Тургенева в «Несчастной»: «Сначала я совсем профершпилился... только тут, уж я не знаю, чьими молитвами, фортуна улыбнулась... Тот горячиться стал... Глядь! Семьсот пятьдесят рублей пробухал!» (цит. по: Михельсон, Русск. мысль и речь, 2, с. 414). Ср. у Тургенева: «Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез» (Ушаков, 4, с. 933-934).

От этого же значения и употребления в разговорном русском языке первой пол овины XIX в. ответвляется оттенок `нравиться, располагать к себе, возбуждать удовольствие, интерес, желание'. Например, «эта работа мне улыбается», «эта перспектива мне не улыбается». В сущности это - то же самое значение, но слегка деформированное представлением об отвлеченном или конкретно-вещественном, но активном субъекте действия.

У И. И. Панаева в очерке «Великосветский хлыщ» (1856): «Мысль эта в самом деле, кажется, улыбнулась всем, потому что все в один голос воскликнули - прекрасно!»

Позднее (с середины XIX в.) в разговорно-фамильярной речи обозначается н овый смежный оттенок - `манить, прельщать (о чем-н. предстоящем и верном)' или `предстоять, суля удовольствие, радость'. У М. Горького: «Впереди ему улыбался солидный заработок». Любопытен параллельный ход развития значений в немецком глаголе lachen `смеяться': Dem das Glük nicht will nach Wunsche lachen; Bares Geld lacht и т. п.

По-видимому, на почве иронического переосмысления в том же кругу разговорн ого употребления - форма моментально-совершенного вида улыбнуться приобретает противоположное, контрастное значение `не осуществиться (о чем-н. предстоящем), поманив, исчезнуть, пропасть'. Возможно, что это значение сперва явилось в устно-жаргонном употреблении. Например, у Мельникова-Печерского в романе «На горах»: «Так и есть: улыбнулись часики, достались московским жуликам, либо петербургским мазурикам». У Б. Маркевича в романе «Княжна Тата»: «Он ожидал... аксельбантов... Аксельбанты улыбнулись ему; они даны были негаданно-нежданно молодому поручику». У Салтыкова в «Мелочах жизни»: «Боюсь я, как бы урока мне не лишиться... ученица моя поговаривает, что отец ее совсем из Петербурга хочет уехать... Пожалуй, двадцать-то пять рублей в месяц и улыбнутся».

Гораздо позднее чем улыбаться - улыбнуться укореняется в русском литературном языке народное, то же собственно русское слово ухмыляться - ухмыльнуться. Слово ухмыляться отмечено в письме А. Ф. Мерзлякова от 3 июня 1817г.: «больной Пушкин (В. Л.) более прежнего ухмылялся» (Русск. старина, 26, с. 1349). Этот глагол и до сих пор носит на себе отпечаток разговорности и имеет экспрессивную окраску фамильярного пренебрежения. Он, в сущности, является далеко не синонимичным глаголу улыбаться, так как с ним связан оттенок `усмехаться, иронически, слегка пренебрежительно, как бы себе на уме улыбаться'. В нелитературном вульгарном просторечии употребляется и отглагольное существительное ухмылка в значении `улыбка, усмешка' (ср. злобная ухмылка). См. у В. В. Крестовского в романе «Торжество Ваала»: «Агрономский даже потупился от притворного смущения, между тем как на растянутых губах его так и мелькала многодовольная ядовитая ухмылочка». Ср. в «Опыте областного великорусского словаря» (1852): «Ухмыла, -ы, с об. Тот кто ухмыляется. Новг. Тихв. Тверск.» (с. 242).

Глагол ухмыляться - ухмыльнуться в русском литературном языке XVIII в. не заходил за пределы простого слога. В словаре церковнославянского языка слово ухмыляться - ухмыльнуться определяется как `улыбаться' и не снабжено никакой стилистической отметкой (sic! - Ред.) (сл. 1867-1868, 4, с. 793). У И. И. Панаева в очерке «Петербургский фельетонист» (1841): «Ай да Максим Петрович! Экой франт! восклицает фельетонист, осматривая с ног до головы книгопродавца... Нечего сказать, мастер одеваться. Книгопродавец ухмыляется». У того же Панаева в очерке «Провинциальный хлыщ» (1856): «...Вели-ка изготовить лучше две хорошие сочные котлеты... да вот и юноше-то подай что-нибудь... Чего ты хочешь? Секретарь переминался и ухмылялся. - Да полно церемониться-то! Этакой ты гусь, право!». У Тургенева в «Рудине»: «Старенькое-то жирненько,.. говаривал он, спокойно ухмыляясь и подмигивая своим единственным глазом». В «Дворянском гнезде»: «Старый болтун вошел, отвешивая поклоны и ухмыляясь». У Ф. М. Достоевского в «Вечном муже»: «Кривляний ваших больше не потерплю, пьяных вчерашних поцелуев не потерплю. ... Я ведь и сам, Алексей Иванович, понимаю, что это всего один только раз было возможно-с, ухмыльнулся Павел Павлович»; «Павел Павлович ухмыльнулся снова своей длинной улыбкой, которая одна уж так бесила Вельчаникова»; Ну уж ты, чего взволновался? с строгим и недовольным тоном обратился старик к ухмылявшемуся и отмалчивавшемуся Павлу Павловичу».

У Н. С. Лескова в письме к С. Терпигореву (от 22 февраля 1894): «Зачем же он у тебя все ехидствует и ухмыляется и никак не может взять ни при одном случае тон иной, более достойный и соответствующий положению вещей и идей?» (Русск. писатели о лит-ре, 2, с. 304).

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись на восемнадцати пронумерованных листах старой пожелтевшей бумаги, озаглавленная автором «История слова улыбаться». Кроме того, в архиве есть следующая выписка на отдельном листке: «Еще В. И. Шерцль отметил, что слово хмылить в северных и северно-западных русских говорах (новг. и тверск.) значит `улыбаться' а в южновеликорусских (пензенск. - `хныкать, плакать')» (В. Шерцль. О словах с противоположными значениями // Филол. зап., 1884, вып. 1,с.50).

Печатается по рукописи с внесением нескольких необходимых поправок и уточнений.

Этюд о глаголе улыбаться и ряда семантически близких ему слов вошел в опубликованную работу «О некоторых вопросах русской исторической лексикологии»: «В современном русском языке есть такая семантическая группа соотносительных слов: усмехаться - усмешка, улыбаться - улыбка, ухмыляться - ухмылка.

Просторечно-ироническое ухмыляться и не так давно вошедшее в широкое употребление в художественно-повествовательной литературе производное от него ухмылка не могут быть связаны с основным словарным фондом. В основе глагола усмехаться (и производного от него существительного усмешка) лежит слово основного словарного фонда смех (ср. также смеяться). Несомненна также принадлежность к основному словарному фонду современного русского языка глагола улыбаться. Этот глагол из живых народных говоров (по-видимому, южновеликорусских) вошел в состав русского литературного языка лишь в XVI-XVII вв. и вытеснил старые лыщатися - лыснутися, улыскатися - улыснутися. Ср. старославянизм осклабиться - осклабляться. (Истории всей этой семантической группы слов я намерен посвятить отдельную статью)» (Избр. тр.: Лексикология и лексикография, с. 80). В. В. Виноградов также упоминает слово улыбаться в ряду других в работе «О трудах И. В. Сталина по языкознанию» как о слове, входящем в состав современного русского основного словарного фонда (М., 1951, с. 63). - Е. X.

полезные сервисы
уничтожать уничтожать
история слов

УНИЧИЖАТЬ - УНИЧТОЖАТЬ

Русская струя пронизывает семантический строй многих сл авянизмов, так как эти славянизмы в ходе своей смысловой эволюции или подверглись народной этимологизации на основе созвучных русских слов, или вступили с ними в морфологическую контаминацию. Пример - глагол уничижать (ср. уничижение, уничижительный).

В древнерусский язык вошел из языка старославянского гл агол, образованный из местоименного выражения ничьже: уничьжити - «обратить в ничто, счесть за ничто, унизить, пренебречь». Например, в Поучении Климента Болг. (по Троицк. сб. XII в.): «Сердца же съкроушена и сьмѣрена Богь не уничьжить». В силу морфологических чередований кратная форма этого глагола приняла вид уничижати. Этот фонетический вариант основы и был затем обобщен: уничижить - уничижать: ср. уничижение, самоуничижение (Срезневский, 3, с. 1228-1229). Ср. позднее, в XVI - XVII вв., возникшие формы «причастодетия» и «причастодетельного» прилагательного: уничижительно, уничижительный. Весь этот круг слов употреблялся в высоком славянизированном стиле и выражал своеобразные оттенки значений, связанные с религиозным представлением о Боге, карающем гордыню, превращающем в ничто человеческую самонадеянность. Но в XVII - XVIII вв. созвучие с словами унижать, унижение, ниже, ослабление авторитета религиозного средневекового мировоззрения несколько стирают церковнославянскую экспрессивную окраску с лексического гнезда уничижать - уничижить, уничижение, уничижительный. Кроме того, утрата этимологической связи с местоимением ничь(то) (так как само слово ничь, ничьже уже к XII - XIV вв. перестало употребляться в книжном языке) привела к изменению древних значений глагола уничижить и к сближению их с семантической сферой глагола унизить - унижать. Понятно, что общий, отвлеченно-психологичес-кий ореол семантики этих слов сохранился.

В словарях Академии Российской и в академическом словаре 1847 г. уничижать истолковывается так: «приводить в презрение, унижать», а уничижаться - «унижаться» (ср. в словаре Ушакова еще дополнительное объяснение: «подвергать себя, свое самолюбие оскорблениям»). Эта эволюция значений глагола уничижать, экспрессивное ослабление их в XVI - XVII вв. вызвали к жизни синонимическое новообразование от местоимения ничьтоже. В древнерусском языке было в большом ходу выражение ни въ чьто же со значением: «в ничто, ничтожный, не имеющий значения». Например, в «Повести временных лет»: «Се ни въ что же есть, се болежить мертво» (под 6583 г.); в Посл. Симона Поликарпу: «Все бо, елико твориши въ келiи, ни въ что же суть»; в Переясл. лет. (под 6684 г.): «Боляръ ихъ прещенiа ни въ что же положиша» (Срезневский, 2, с. 455). От ничьто же были произведены именные слова ничьтожьный, ничьтожьство.

По тому же способу, как раньше было сформировано слово уничьжити, образуется глагол ничьтожити, уничьтожити. Он сначала значит то же, что и уничижити: «обратить в ничто, превратить в ничтожество». Но в новом слове намечается более тонкая дифференциация значений. С одной стороны, более резко и определенно выступают значения: 1) «превратить в ничто, прекратить существование чего-нибудь, разрушить до основания, погубить, истребить»; 2) «сделать ничтожным, недействительным, лишить значения, отменить, упразднить».

С другой стороны, уничтожить как более сильный синоним постепенно вытесняет и употребление уничижить в значении `унизить, умалить чьи-нибудь заслуги, чье-нибудь достоинство, лишить цены, значения'. Ср. в «Похождениях Жилблаза де Сантилланы» Г. Лессажа (1781-1783): «Я тебе сказываю наперед, что он очень горд. Он любит, чтоб все служители перед ним себя уничтожали» (1, с. 299). Ср. там же: «...королева, ненавидя ее смертельно, взирала на ее слезы с радостию. Сие не устрашило графиню, и она уничижала себя столь много, что просила придворных госпож королевы, чтоб оне замолвили за нее слово» (4, с. 327-328).

Опубликовано вместе со статьями «Охрана», «Застой», «Поклонник», «Потусторонний», «Момент», «Мохры», «Постепеновец», «Решимость - нерешимость» под общим названием «Из истории слов» в журнале «Вопросы языкознания» (1989, № 4). В архиве сохранилась рукопись, озаглавленная «Уничижать» (4 пронумерованных листка плохой бумаги разного формата) и две копии разных лет без авторской правки и одна машинопись (на старой пожелтевшей бумаге) с правкой автора. Здесь печатается по машинописи, уточненной по рукописи. - В. Л.

полезные сервисы
людовик xvii людовик xvii
энциклопедия кольера

ЛЮДОВИК XVII (1785-1795), известен как Людовик Французский, титулованный король Франции, герцог Нормандский. Второй сын Людовика XVI и Марии Антуанетты, родился в марте 1785 в Версале. После смерти старшего брата в июне 1789 стал наследником трона с традиционным титулом дофина. В ходе Французской революции был подвергнут заключению вместе с родителями и сестрами в крепости Тампль в Париже. После публичной казни Людовика XVI в январе 1793 дофин был признан роялистами королем Франции. В июле 1793 его разлучили с матерью и поручили заботам одного из членов Парижской коммуны - сапожника по имени Симон. Есть основания полагать, что ребенок страдал от крайней неухоженности и, по сообщению французского правительства, умер 8 июня 1795. Тем не менее нельзя с определенностью утверждать ни о его смерти в Тампле, ни о его предполагавшемся побеге. В течение всего периода Реставрации появлялись многочисленные претенденты на престол, объявлявшие себя Людовиками XVII.

ЛИТЕРАТУРА

Бовыкин Д.Ю. Людовик XVII. Жизнь и легенда. - Новая и новейшая история, 1995, № 4

полезные сервисы
дивертисмент дивертисмент
энциклопедический словарь

ДИВЕРТИСМЕ́НТ -а; м. [франц. divertissement]

1. Концерт или спектакль, состоящий из отдельных номеров. Балетный д.

2. Небольшая инструментальная пьеса (обычно развлекательного характера). Играть д.

Дивертисме́нтный, -ая, -ое. Д. спектакль. Д-ая сюита.

* * *

дивертисме́нт (франц. divertissement, буквально - развлечение), 1) вставные, преимущественно вокально-хореографические номера в драматических, оперных и балетных спектаклях с XVII в. Исполнялись между актами разыгрываемой пьесы, как правило, не были связаны с её сюжетом. 2) Программа из номеров различных жанров (популярные арии, куплеты, танцы, комические монологи и сценки), показывавшаяся с XVII в. в драматическом театре по окончании основной пьесы. 3) С XVII в. вставная музыкально-хореографическая композиция в опере, балете. См. также Сюита. 4) С XVIII в. одна из циклических форм инструментальной музыки.

* * *

ДИВЕРТИСМЕНТ - ДИВЕРТИСМЕ́НТ (франц. divertissement, букв. - развлечение),

1) вставные, преимущественно вокально-хореографические номера в драматических, оперных и балетных спектаклях 17-19 вв.

2) Программа из номеров различных жанров (пение, музыка, танцы, сценки и др.), показывавшаяся с 17 в. в драматическом театре по окончании основной пьесы.

3) Многочастное инструментальное музыкальное произведение типа сюиты (см. СЮИТА), служившее главным образом для развлечения; в 19 в. жанр салонной музыки, близкий к попурри (см. ПОПУРРИ), в 20 в. сюита, составленная из балетных номеров.

полезные сервисы
тетуан тетуан
энциклопедический словарь

Тетуа́н - город на севере Марокко, административный центр провинции Тетуан. 272 тыс. жителей (1993). Деревообрабатывающая, химическая, металлообрабатывающая, пищевая, текстильная промышленность. Кустарное производство. Архитектурные памятники: городские стены, крепость-касба (восходит к началу XV в., дополнения XVII-XVIII вв.), дворец (XVII в., реконструирован в XX в.), Большая мечеть (XVII в.). Музеи: археологический, марокканского искусства.

* * *

ТЕТУАН - ТЕТУА́Н (Titwan), город на севере Марокко, административный центр провинции Тетуан. Население 318,8 тыс человек (2004). Деревообрабатывающая, химическая, металлообрабатывающая, пищевая промышленность. Кустарное производство. Архитектурные памятники: городские стены, дворец, крепость-касба (нач. 15 в., дополнения 17-18 вв.), дворец (17 в., реконструирован в 20 в.), Большая мечеть (17 в.). Музеи: археологический, марокканского искусства.

полезные сервисы
тоса тоса
энциклопедический словарь

То́са - школа японской живописи середины XV - середины XIX вв. Отличалась яркостью колорита, каллиграфической изысканностью рисунков тушью. Художники: Тоса Мицунобу (XV - первая четверть XVI вв.), Тоса Мицуёси (XVI - начало XVII вв.), Тоса Мицунори (конец XVI - первая половина XVII вв.), Тоса Мицуоки (XVII в.).

* * *

ТОСА - ТО́СА, школа японской живописи сер. 15 - сер. 19 вв. Отличалась яркостью колорита, каллиграфической изысканностью рисунков тушью. Художники: Тоса Мицунобу (15 - 1-я четв. 16 вв.), Тоса Мицуеси (16 - нач. 17 вв.), Тоса Мицунори (кон. 16 - 1-я пол. 17 вв.), Тоса Мицуоки (17 в.).

полезные сервисы
джакарта джакарта
энциклопедический словарь

Джака́рта (Jakarta, Djakarta), столица Индонезии, на острове Ява. 7,8 млн. жителей (1990). Транспортный узел; морской аванпорт Танджунгприок на Яванском море (грузооборот свыше 15 млн. т в год). Международный аэропорт. Обработка каучука; пищевая, текстильная, обувная промышленность, металлообработка и машиностроение. Университеты. Картинная галерея, Джакартский музей.

В XVI в. г. Сундакелапа, с 1527 Джаякерта, в начале XVII в. разрушен голландцами. В 1619 на этом месте ими построена крепость Батавия. Город вокруг неё в 1621 получил то же название. 17 августа 1945 здесь была провозглашена независимость Индонезии. В 1949 Батавия переименована в Джакарту. На территории исторического ядра города - каналы, дома XVII-XVIII вв., Пенангские ворота, португальская церковь (относятся к XVII в.).

* * *

ДЖАКАРТА - ДЖАКА́РТА (Jakarta, Djakarta), столица Индонезии (см. ИНДОНЕЗИЯ) на о. Ява (см. ЯВА). Население 8,987 млн человек (2004), с пригородами 18,206 млн человек. Транспортный узел, морской аванпорт Танджунгприок на Яванском море (см. ЯВАНСКОЕ МОРЕ), международный аэропорт Сукарно-Хатта в Ченгкаренге, аэропорты Кемайоран, Халим Перданакусума, железнодорожные и автовокзалы. Обработка каучука, пищевая, табачная, текстильная, обувная промышленность, металлообработка, машиностроение, судостроение.

Культурный и научный центр. Более 100 вузов, в т. ч. крупнейший в стране Университет Индонезия, научные учреждения и общества, Национальный музей, Национальная библиотека, Национальный архив, этнографический парково-музейный комплекс «Мини-Индонезия», культурно-развлекательный комплекс «Таман Исмаил Марзуки», театры, зоопарк, выставочный комплекс.

В начале 16 в. на месте Джакарты, низинном, болотистом в устье р. Чиливунг, была рыбацкая деревушка Сундакелапа, с 1527 - Джаякерта, захвачена и разрушена голландцами. В 1619 на ее месте построена крепость Батавия, с 1621 - город с тем же названием, ставший административным центром Нидерландской Ост-Индии. В 1945 стала столицей индонезийской республики, в 1949 переименована в Джакарту.

Среди исторических достопримечательностей Пенангские ворота (1671) и португальская церковь (1695), церкви Св. Марии (1630), Тугу (1725), Св. Иммануила (1835-39), городской совет (1710), Дворец генерал-губернатора (1760; ныне Национальный архив), Дворец искусств (1820), каналы и жилые дома в «колониальном стиле» (17-18 вв.) старого (нижнего) города или района Кота. Это торговый и финансовый центр столицы. Здесь сосредоточены крупнейшие банки, коммерческие фирмы, торговые ряды, базар «Глодок». Южнее расположен современный административный и правительственный район с площадью Мердека в центре. Главным украшением площади служат памятник национальному герою Дипонегоро и Дворец Мердека (1794; прежде резиденция одного из генерал-губернаторов, ныне президентский дворец). Первыми высотными зданиями столицы стали построенные в 1960-е отель «Индонезия», универмаг «Сарина», здание Центрального банка, некоторые посольства. С помощью Советского Союза был построен спорткомплекс и стадион «Сенаян». Мечеть «Истикляль» является одной из крупнейших в Юго-Восточной Азии. Большинство современных высотных зданий расположено на улицах Хусни Тамрин и Генерал Судирман. В городе множество памятников и монументов, в т. ч. памятник борцам за свободу Индонезии «Пак Тани» работы советского скульптора М. Г. Манизера (см. МАНИЗЕР Матвей Генрихович) ; Национальный обелиск высотой в 137 м, скульптурное изображение индонезийца, разрывающего оковы колониализма; памятник генералу Судирману и др.

полезные сервисы
пула пула
энциклопедический словарь

ПУ́ЛА см. Пу́ло.

* * *

Пу́ла (Pula), город в Хорватии, на полуострове Истрия. Порт на Адриатическом море. 85 тыс. жителей (1991, с пригородами). Международный аэропорт. Судостроительная, цементная, химическая, текстильная, пищевая промышленность. Археологический музей. Остатки древнеримских укреплений, форума, триумфальной арки, театров, храмов и вилл (I в. до н. э. - II в. н. э.). Византийский мавзолей (VI в.). Дороманские, романские и готические церкви (VI-XV вв.), собор (VI-XVII вв.). Ратуша (XIII-XVII вв.). Венецианская крепость (XVII в.).

* * *

ПУЛА - ПУ́ЛА (Pula), город в Хорватии (см. ХОРВАТИЯ), на юго-западе полуострове Истрия (см. ИСТРИЯ (полуостров)). Порт на Адриатическом море. Население 59 тыс человек (2004). Международный аэропорт. Судостроительная, цементная, химическая, текстильная, пищевая промышленность. Исторический музей (в Кастильском форте).

Долгое время, вплоть до прихода римских легионеров, Пула оставалась пригородом близлежащего Несактиума. В 45 - 46 гг. до н. э. город получил статус Римской колонии. Император Октавиан (см. АВГУСТ (император)) преобразовал Пулу в императорский город. Со второй половины 6 в. славяне начали вторжение на полуостров Истрия, в результате чего население города уменьшилось, торговля пришла в упадок. В 1150 - 1797 гг. Пула находилась под властью Венеции. За эти годы город пострадал от эпидемий чумы и малярии; после правлении Венеции в некогда многолюдной Пуле осталось лишь 600 жителей. В 1799 венецианская часть полуострова Истрия была передана Австрии. В 1805 в город пришли наполеоновские войска; до 1813 Пула принадлежала Франции. В 1859 Австрия превратила Пулу в свою военно-морскую базу. В 1918, после распада Австро-Венгерии, Истрия перешла под правление Италии. В 1920 - 1930-е гг. здесь действовал фашистский режим. После Второй мировой войны город находился под англо-американским правлением. В 1947 Пула была возвращена Хорватии и вошла в состав Югославии.

Среди архитектурных памятников: древнеримский амфитеатр Арена, построенный в 1 веке н. э. (один из наиболее хорошо сохранившихся амфитеатров в Европе), триумфальная арка Сергиев, храм Августа. От другого древнего храма сохранилась только стена, которая встроенная в здание ратуши 13 в. Снаружи прежних городских ворот находилось большое Римское кладбище. Среди других достопримечательностей города: часовня, сохранившаяся от церкви Святой Марии Формозы (6 в.), Францисканская церковь (14 в.) с деревянным алтарем в готическом стиле, собор Святой Марии (5 в., позже перестраивался), византийский мавзолей (6 в.). Ратуша (13 - 17 вв.). Венецианская крепость (17 в.). Над городом возвышается Кастильский форт, основанный на месте доисторического форта, он строился и перестраивался в 16 -19 вв.

Под Пулой располагаются туристические центры Пунта Верудела и Медулин.

Начиная с 1950-х годов в городе проводится ежегодный кинофестиваль и оперные фестивали.

полезные сервисы
четверик четверик
энциклопедический словарь

ЧЕТВЕРИ́К -а́; м.

1. Старинная русская мера объёма сыпучих тел, равная 26,239 литра (применялась до введения метрической системы). Ч. овса.

2. Старинная русская мера земли, равная четверти десятины.

3. Нар.-разг. Упряжка из четырёх лошадей, четвёрка лошадей.

4. Архит. В русском средневековом зодчестве 17 - 18 вв.: четырёхгранное в плане архитектурное сооружение и его часть. Купол собора покоится на углах четверика. В композиции шатровых храмов сочетаются ч. на восьмерике.

Четверико́вый, -ая, -ое (1 зн.). Ч. куль муки. Ч-ая кадка.

* * *

четверик - I

в русской и украинской архитектуре (преимущественно XVII-XVII вв.) 4-гранное в плане сооружение или его часть. В композициях многих шатровых и ярусных храмов сочетается с верхней 8-гранной частью («восьмерик на четверике»).

II

русская (с XVII в.) мера объёма сыпучих тел. 1 четверик=8 гарнцам=26,24 л.

полезные сервисы
мадрид мадрид
энциклопедический словарь

Мадри́д (Madrid), столица Испании, на р. Мансанарес, административный центр автономной области и провинции Мадрид. 3 млн. жителей (1994). Крупный транспортный узел. Международный аэропорт Барахас. Производство свыше 1/10 промышленной продукции страны. Транспортное, электротехническое и другое машиностроение, химико-фармацевтическая, лёгкая, полиграфическая, цементная, пищевая промышленность. Метрополитен. Крупный центр международного туризма. Университет (с 1508). Национальная и университетская библиотеки. Королевская испанская академия. Музей Прадо, Национальный археологический музей, Армерия, Музей Академии Сан-Фернандо и др. Мадрид сложился вокруг мавританской крепости Маджирит (впервые упомянута в источниках в 932); отвоёван в 1083 испанцами у арабов. В XIV-XV вв. резиденция кастильских королей; с 1561 столица Испании. Церковь Сан-Хинес (барокко, XVII в., живопись Эль Греко, А. Кано и др.), Сан-Исидро эль Реаль (барокко, XVII в.); ансамбль площади Пласа Майор (XVII в.); королевский дворец (XVIII в.); церковь Сан-Франсиско эль Гранде (XVIII в.), Эрмите де Сан-Антонио де ла Флорида (XVIII в., фрески Ф. Гойи).

* * *

МАДРИД - МАДРИ́Д (Madrid), столица Испании, центр исторической области Новая Кастилия (см. КАСТИЛИЯ), официальный центр автономной области и провинции Мадрид (см. МАДРИД (провинция)). Население 3,2 млн человек (2004). Международный аэропорт Барахас. Метрополитен. Машиностроение, автостроение, авиастроение электротехническая, химическая, фармацевтическая, текстильная, легкая, полиграфическая, цементная, пищевая промышленность.

Культурный и научный центр: Испанская академия наук, университет (осн. 1508), Национальная библиотека, более 100 музеев, в том числе всемирно известный музей Прадо (см. ПРАДО) с выдающимися произведениями испанских и иностранных художников, Национальный музей Мадрида, Музей академии «Сан-Фернандо», Национальный археологический музей, Музей испанского народа, Национальный музей декоративного искусства, Оружейный музей. Театры: королевский театр итальянской оперы «Театро Реаль», драматический «Театро Эспаньоль».

Исторический очерк

Сложился вокруг мавританской крепости Маджирит (впервые упоминается в 932 в связи с походом короля Леона Рамиро II), но само название доарабского происхождения. Отвоеван испанцами у арабов в 1083 королем Кастилии Альфонсом VI (см. АЛЬФОНС VI Храбрый). С начала 14 в. местопребывание Кортесов (см. КОРТЕСЫ). В 14-15 вв. резиденция кастильских королей. Многое сделали для расширения города Карл V (см. КАРЛ V Габсбург) и Филипп II (см. ФИЛИПП II Габсбург), который в 1561 перенес сюда столицу Испании. В марте 1808 занят войсками Наполеона, 2 мая начавшееся здесь восстание выросло в Испанскую революцию 1808-1814. Революция 1820-1823 подавлена также французскими войсками. Также центр восстаний 1834-1843, 1854-1856, 1868-1874. Во время Гражданской войны (см. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ 1936-39) - главный оплот республиканцев. После смерти Франко (см. ФРАНКО БААМОНДЕ Франсиско) - центр динамично развивающейся испанской промышленности, туристический центр. 11 марта 2004 центральный вокзал «Аточа» стал объектом террористической атаки исламских фундаменталистов, в результате которой погибло около 200 человек, пострадало 2000 человек.

Планировка, архитектура, достопримечательности

Город расположен в геометрическом центре Пиренейского полуострова на левом берегу реки Мансанарес на высоте 655 м над уровнем моря.

В современном облике Мадрида можно выделить три части: старый город - его ядро, сформировавшееся в 11-18 вв., новый город - энсанче (расширение), созданный в 19 в., и современный город (окраины). Старый город расположен в пределах крепостных стен. В его центре находится знаменитая площадь Пуэрта дель Соль («Ворота солнца»), от которой радиально отходят 10 улиц. Среди них важнейшая артерия города, проспект Алькала, простирающийся с запада на восток и связывающий старый и новый город. Это деловой центр Испании. Его пересекает проспект Гран-Виа, где расположены конторы фирм, гостиницы, фешенебельные универмаги, кинотеатры, театры, кафе, Дворец прессы, Центральный телеграф высотой около 100 м. В северо-западном конце проспекта у Пласа де Эспанья возвышаются крупнейшие небоскребы Мадрида. С середины 19 века начинается застройка новых кварталов города к востоку и северу, а затем и к северо-западу от старого города. Районы Саламанка, Аргуэльес, Посас, Чамбери и Ретиро имеют четкую прямоугольную планировку, хорошо благоустроены, здесь много спортивных сооружений: стадионов, бассейнов, кортов, а также увеселительных заведений. Третья часть города - это окраины, где концентрируются основные промышленные предприятия и рабочие кварталы. К западу от Мадрида расположен знаменитый монастырь-дворец Эскориал (см. ЭСКОРИАЛ) (1563-1584) - гробница испанских королей. В нем хранится богатейшая коллекция картин знаменитых художников.

Основные архитектурные памятники сосредоточены в старом городе: башня Торре де Сан-Николас (14 в.), епископская капелла (1520), ансамбль Пласа Майор (1619), Кампо-дель-Маро (Мавританские сады), барочные церкви Сан-Хинес и Сан-Исидро эль Реаль (обе 17 в.), Королевский дворец (1738-1764). В стиле классицизма - церкви Сан-Франциско эль Гранде (1776-1785), церковь Эрмита де Сан-Антонио де ла Флорида (1792-1798), музей Прадо.

полезные сервисы
масса исаак масса исаак
энциклопедический словарь

Ма́сса Исаак (Massa) (1587-1635), голландский купец. С начала XVII в. жил в Москве. Автор «Краткого известия о Московии в начале XVII в.» (содержит сведения о восстании И. И. Болотникова и других событиях Смутного времени).

* * *

МАССА Исаак - МА́ССА (Massa) Исаак (1587-1635), нидерландский купец. Жил в Москве в нач. 17 в. Автор «Краткого известия о Московии в начале XVII в.».

полезные сервисы
люцерн люцерн
энциклопедический словарь

Люце́рн (Luzern), город в Швейцарии, на Фирвальдштетском озере, административный центр кантона Люцерн. Свыше 65 тыс. жителей (с пригородами свыше 160 тыс. жителей). Машиностроение, швейная, полиграфическая, пищевая промышленность. Ежегодные музыкальные фестивали. Курорт. Художественные и исторические музеи, сокровищница Хофкирхе. Основан около 1180. Городские укрепления с башнями (начало XV в.), ренессансные церковь Хофкирхе (XVII в.) и ратуша (начало XVII в.), дома в стиле барокко (XVII-XVIII вв.).

* * *

ЛЮЦЕРН - ЛЮЦЕ́РН (Luzern), город в Швейцарии, на Фирвальдштетском озере, административный центр кантона Люцерн. Население 57,8 тыс человек (2004).

Машиностроение, швейная, полиграфическая, пищевая промышленность. Ежегодные музыкальные фестивали, Курорт. Художественный и исторический музеи, сокровищница Хофкирхе. Основан ок. 1180. Городские укрепления с башнями (нач. 15 в.), ренессансные церковь Хофкирхе (17 в.) и ратуша (нач. 17 в.), дома в стиле барокко (см. БАРОККО) (17-18 вв.).

полезные сервисы
платонов сергей фёдорович платонов сергей фёдорович
энциклопедический словарь

Плато́нов Сергей Фёдорович (1860-1933), историк, академик РАН (1920), АН СССР (1925). Председатель Археографической комиссии (1918-29). Труды «Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.», курс лекций по русской истории, изданию русской публицистики конца XVI - начала XVII вв. Подвергался репрессиям в начале 1930-х гг.

* * *

ПЛАТОНОВ Сергей Федорович - ПЛАТО́НОВ Сергей Федорович (1860-1933), российский историк, академик АН (1925; академик РАН с 1920). Председатель Археографической комиссии (1918-29). Труды «Очерки по истории смуты в Московском государстве XV - XVII вв.», курс лекций по русской истории, издание русской публицистики кон. 16 - нач. 17 вв. Подвергался репрессиям в нач. 1930-х гг.

полезные сервисы
эчмиадзин эчмиадзин
энциклопедический словарь

Эчмиадзи́н (до 1945 Вагаршапат), город в Армении, в 15 км от железнодорожной станции Эчмиадзин. 60,5 тыс. жителей (1989). Машиностроение, химическая, пищевкусовая промышленность. Краеведческий музей, филиал Армянской государственной картинной галереи, Дом-музей И. М. Иоаннисяна, Музей Комитаса. Известен со II в. до н. э. Собор (303, перестроен в V и VII вв.; фрески - конца XVII - XVIII вв., Овнатан Нагаш, и конца XVIII в., О. Овнатанян) с колокольней (XVII в.), ризницей (XIX в.) и сложившийся вокруг собора монастырь - центр Армянской апостольской церкви и резиденция католикоса. В комплексе монастыря - трапезная (первая половина XVII в.), гостиница (середина XVIII в.), дом католикоса (первая половина XVIII в.) и др. В Эчмиадзине - храмы Рипсимэ (618), Гаянэ (630, реставрирован в 1852) с гавитом (1683), близ Эчмиадзина - руины храма Звартноц. Туризм.

* * *

ЭЧМИАДЗИН - ЭЧМИАДЗИ́Н (до 1945 Вагаршапат, с 1990-х гг. официально Вагаршапат), город в Армении, в 15 км от железнодорожной станции Эчмиадзин. Население 51 тыс человек (2004). Машиностроение, химическая, пищевкусовая промышленность. Краеведческий музей, филиал Армянской государственной картинной галереи. Дом-музей И. М. Иоаннисяна (см. ИОАННИСЯН Иоаннес Мкртичевич), музей Комитаса (см. КОМИТАС). Известен со 2 в. до н. э. Собор (303, перестроен в 5 и 7 вв.; фрески - нач. 17-18 вв., Овиатан Нагаш, и кон. 18 в., О. Овнатанян) с колокольней (17 в.), ризницей (19 в.) и сложившийся вокруг собора монастырь - центр армяно-григорианской церкви и резиденция католикоса. В комплекте монастыря - трапезная (1-я пол. 17 в.), гостиница (сер. 18 в.), дом католикоса (1-я пол. 18 в.) и др. В Эчмиадзине - храмы Рипсимэ (см. РИПСИМЭ) (618), Гаяне (630), близ Эчмиадзина руины храма Звартноц (см. ЗВАРТНОЦ). Туризм.

полезные сервисы
спасо-евфимиев монастырь спасо-евфимиев монастырь
энциклопедический словарь

Спа́со-Евфи́миев монасты́рь - мужской, в г. Суздаль. Основан около 1325 суздальско-нижегородским князем Борисом Константиновичем и монахом Евфимием. В 1766-1905 на его территории - тюрьма для церковных и политических преступников. Упразднён после Октябрьской революции. Стены с 12 башнями (XVI-XVII вв.), Преображенский собор (1564, фрески - 1689, Г. Кинешемцев), звонница (XVI-XVII вв.), надвратная Благовещенская (XVII в.) и трапезная Успенская (1525) церкви. Музей.

* * *

СПАСО-ЕВФИМИЕВ МОНАСТЫРЬ - СПА́СО-ЕВФИ́МИЕВ МОНАСТЫ́РЬ, православный мужской монастырь в Суздале (см. СУЗДАЛЬ), основан в 1352 году суздальско-нижегородским князем Борисом Константиновичем и монахом Печерско-Нижегородского монастыря Евфимием. Первоначально назывался Спасо-Преображенским, а с открытием «мощей» Евфимия (1507) получил современное название. С 15 века являлся крупным вотчинником; в 1680-е годах владел 10 тысячами душ крестьян мужского пола во многих уездах России. В 1766 году в Спасо-Евфимиевом монастыре была учреждена «духовная» тюрьма для преступников «по делам веры», превратившаяся позднее в тюрьму для политических заключенных (ликвидирована в 1905). После Октябрьской революции был упразднен.

Спасо-Евфимиев монастырь - один из крупнейших архитектурных ансамблей Суздаля. В числе памятников архитектуры мощные стены (длина около 1200 м) с 12 башнями (середина 17 в.), Преображенский собор (1564, перестраивался; фрески 1689, художник Г. Никитин), надвратная церковь Благовещения (17 в.), шатровая Успенская трапезная церковь (1525), звонница (16-17 вв.). В Спасо-Евфимиевом монастыре похоронен Д.М. Пожарский. На территории монастыря действует музей.

полезные сервисы
луцк луцк
энциклопедический словарь

Луцк - город в Украине, центр Волынской области, пристань на р. Стырь. Железнодорожная станция. 219 тыс. жителей (1996). Машиностроение и металлообработка (автомобили, приборы, электроаппаратура, подшипники и др.), лёгкая, пищевкусовая, химическая промышленность. Педагогический институт, 2 театра. Музеи: художественный, краеведческий и др. Известен с 1085, с XIV в. в Литве и Польше, в 1795-1917 в Российской империи, с 1921 в Польше, с 1939 в составе Украины. Историко-архитектурный заповедник (с 1970) включает остатки Верхнего (XIII-XVI вв.) и Нижнего (XIV-XVII вв.) замков, «дом Пузыны» (XIV в.), иезуитские коллегиум и костёл Петра и Павла (XVII в.). Покровская и Крестовоздвиженская (XVII в.) церкви.

* * *

ЛУЦК - ЛУЦК, город на Украине, центр Волынской области (см. ВОЛЫНСКАЯ ОБЛАСТЬ), расположен на реке Стырь (см. СТЫРЬ). Железнодорожная станция. Население 218 тыс человек (2001).

Машиностроение и металлообработка (автомобили, приборы, электроаппаратура, подшипники и др.), легкая, пищевая, химическая промышленность. Педагогический институт, 2 театра: украинский музыкально-драматический театр, театр кукол; филармония, краеведческий музей, музей волынской иконы.

Известен с 1085, с середины 12 в. был одним из самых больших городов Галицко-Волынского княжества (см. ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО). В 1340 Волынь захватывают литовские феодалы. Князем становится Любарт, младший сын великого литовского князя Гедимина (см. ГЕДИМИН). В 1429 Луцк становится второй столицей Литвы. Здесь происходит съезд монархов европейских стран, посвященный защите Европы от турков. В 1432 получает магдебургское право (см. МАГДЕБУРГСКОЕ ПРАВО), становится одним из центров ремесла и торговли. В 1569 по Люблинской унии (см. ЛЮБЛИНСКАЯ УНИЯ) отходит к Польше, становится центром Волынского воеводства. В 1795 вследствие третьего раздела Польши (см. РАЗДЕЛЫ ПОЛЬШИ) переходит к России. В 1921-1939 вновь в составе Польши. С 1939 - в составе Украины.

Историко-архитектурный заповедник (с 1970) включает остатки Верхнего (13-16 вв.) и Нижнего (14-17 вв.) замков, «дом Пузыны» (14 в.), иезуитского коллегиума и костел Петра и Павла (1616-1640, перестроен в 18 в.). Покровская (15 в.) и Крестовоздвиженская (1620) церкви, монастырь Бернардинцев (17в.), синагога (1626-1629).

С Луцком связана деятельность поэта Даниила Братковского, просветителя Петра Могилы (см. МОГИЛА Петр Симеонович), писателя Пантелеймона Кулиша (см. КУЛИШ Пантелеймон Александрович), поэтессы Леси Украинки (см. УКРАИНКА Леся).

полезные сервисы
серпухов серпухов
энциклопедический словарь

Се́рпухов - город в России, Московская область, пристань на р. Ока, при впадении р. Нара. Железнодорожная станция. 136,5 тыс. жителей (1998). Машиностроительная и металлообрабатывающая, химическая, текстильная, пищевая промышленность. Историко-художественный музей. Известен с XIV в. Белокаменные стены кремля (XVI в.) с Троицким собором (XVII в.), ансамбль Владычного (XVI-XVII вв.) и Высоцкого (XVI-XVIII вв.) монастырей, церкви (XVII-XVIII вв.), жилые особняки (XVIII-XIX вв.). Близ Серпухова - Приокско-Террасный заповедник.

* * *

СЕРПУХОВ - СЕ́РПУХОВ, город в Российской Федерации, Московская обл., расположен в южной части Окско-Москворецкой равнины, на р. Нара (см. НАРА (река)), вблизи впадения ее в р. Ока (см. ОКА (приток Волги)), в 99 км к югу от Москвы. Пристань на Оке. Железнодорожная станция. Районный центр. Население 129,3 тыс человек (2001). Известен с 1328. Город с 1781.

Основные отрасли промышленности: машиностроение и металлообработка (заводы: «Конденсатор», «Нефтеаппаратприбор», «Гидростройдеталь», механический, инструментальный, кузнечно-прессового оборудования, ОАО «Серпухховский автомобильный завод», АООТ «Автозаправочная техника» и др.); текстильная (хлопчато-бумажный комбинат, тонкосуконное ПО, кожевенный завод; ватная, чулочная, бумажная, мебельная фабрики). АО «Химволокно». Производство стройматериалов. Предприятия пищевой промышленности.

Впервые упоминается в 1328 (по другим данным, в 1339) как город Серпохов. В 1341-1456 гг. - центр Серпуховского удельного княжества (см. СЕРПУХОВСКО-БОРОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО), затем в составе Московского государства. С постройкой в 1556 каменного кремля стал значительной крепостью на южных русских границах. С 16 в. в употребление входит форма Серпухов. В 16-17 вв. крупный торгово-ремесленный центр. В начале 18 в. в Серпухове возникли фабрики по производству парусного полотна, с конца 18 в. стала развиваться текстильная промышленность (суконная и ситцевая). С середины 19 в. Серпухов - крупнейший текстильный (хлопчатобумажное производство) центр Московской губернии.

Серпухов - родина актера О. Е. Меньшикова (см. МЕНЬШИКОВ Олег Евгеньевич).

В городе находится Серпуховской военный институт ракетных войск. Действует историко-художественный музей.

Памятники архитектуры: Троицкий собор (1696), ансамбли Владычного (основан в 1360) и Высоцкого (см. АФАНАСИЙ Высоцкий Старший) (основан в 1374 Сергием Радонежским (см. СЕРГИЙ Радонежский) ) монастырей.

Дома второй половины 18-19 вв., в т. ч. городская усадьба Сологубов (конец 18 в.), торговые ряды (первая половина 19 в.) и др. Близ Серпухова находится Подмоклово, бывшая усадьба князей Долгоруких; Рай-Семеновское, бывшая родовая вотчина Нащокиных.

В 12 км от Серпухова расположен Приокско-Террасный заповедник (см. ПРИОКСКО-ТЕРРАСНЫЙ ЗАПОВЕДНИК).

полезные сервисы
соловецкий монастырь соловецкий монастырь
энциклопедический словарь

Солове́цкий монасты́рь - мужской, на Соловецком острове в Белом море. Основан в 30-х гг. XV в. Крупный религиозный и культурный центр. Играл значительную роль в хозяйственном освоении Поморья. В 60-70-х гг. XVII в. один из центров раскола. В XVI - начале XX вв. место ссылки. После Октябрьской революции упразднён. В 1923-39 на его территории Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), Соловецкая тюрьма особого назначения (СТОН) - главным образом для политзаключённых. В 1942-45 Школа юнг ВМФ. С 1967 музей-заповедник, возвращён в 1991 Русской православной церкви. Архитектурный ансамбль: крепостные стены с башнями, трапезная с Успенским собором, Преображенский собор (все XVI в.), церковь Благовещения (конец XVI - начало XVII вв.), каменные палаты (XVII в.).

* * *

СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ - СОЛОВЕ́ЦКИЙ МОНАСТЫ́РЬ, православный мужской монастырь на Большом Соловецком острове в Белом море (см. БЕЛОЕ МОРЕ). Монастырь был основан в конце 1420-1430-х годах монахами Кирилло-Белозерского монастыря Зосимой и Савватием. В 15-16 веках Соловецкий монастырь быстро увеличивал свои земельные владения, которые располагались по берегам Белого моря и впадающих в него рек. Он был центром христианизации на Русском Севере, хранил много рукописных и старопечатных книг. В Соловецком монастыре был составлен Соловецкий летописец. Монастырь развил промысловую и торговую деятельность, став экономическим и политическим центром Поморья, играл значительную роль в хозяйственном освоении Русского Севера. Соловецкие архимандриты назначались непосредственно царем и патриархом. С 1765 года Соловецкий монастырь стал ставропигиальным, то есть непосредственно подчинялся Синоду. Ведущую роль в хозяйстве монастыря играли соляной (в 1660-е годы монахи эксплуатировали 54 варницы), морской, зверобойный, рыбный, слюдяной, железный, жемчужный промыслы, на которых было занято большое количество зависимых людей. В монастыре к середине 17 века в Соловецком монастыре насчитывалось до 350 монахов, 600-700 слуг, ремесленников и крестьян. В 1650-1660-е годы Соловецкий монастырь был одним из оплотов раскола. Соловецкое восстание (1668-1676) было направлено против церковной реформы Никона.

Вместе с Сумским и Кемским острогами Соловецкий монастырь имел значение пограничной крепости. В монастыре размещался сильный гарнизон с десятками орудий. В 16-17 веках Соловецкий монастырь не раз успешно отбивал нападения ливонцев и шведов (в 1571, 1582, 1611). В 1854 году монастырь был атакован с моря тремя британскими кораблями. После девятичасового артиллерийского обстрела (6 и 7 июля) корабли ушли в море. С конца 16 века Соловецкий монастырь был местом ссылки. После Октябрьской революции монастырь был упразднен. В 1923-1939 годах на его территории располагались Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) и Соловецкая тюрьма особого назначения (СТОН) - главным образом для политических заключенных. В 1942-1945 годах в бывших монастырских зданиях находилась Школа юнг Военно-морского флота. С 1967 года начал действовать историко-архитектурный музей-заповедник. В 1991 году здания монастыря были переданы Русской православной церкви.

Архитектурный ансамбль Соловецкого монастыря расположен на берегу бухты Благополучия на Соловецком острове. Территория монастыря окружена стенами высотой 8-11 м, толщиной 4-6 м, с семью воротами и восемью башнями (1584-1594, мастер Трифон), сложенными в основном из огромных необработанных камней-валунов (до 5 м длиной). В монастыре поставлены по одной оси культовые здания (главные из них соединены крытыми арочными переходами), окруженные хозяйственными и жилыми постройками, в том числе: трапезная (одностолпная палата площадью 500 кв.м) с Успенским собором (1552-1557), Преображенский собор (1556-1564; трехъярусный, с выраженной пирамидальностью основного объема и 4 башнеобразными приделами по углам, служившими дозорными вышками), церковь Благовещения (1596-1601), каменные палаты (1615), водяная мельница (начало 17 в.), колокольня (1777), церковь Николая (1834).

полезные сервисы
епифаний славинецкий епифаний славинецкий
энциклопедический словарь

Епифа́ний Славине́цкий (? - 1675), русский и украинский писатель и учёный, церковный деятель. В Москве с 1649. Руководил исправлением перевода Библии с греческого языка. Проповеди, духовные песни, стихи; переводы сочинений А. Везалия, Эразма Роттердамского и др. Публицистика (полемическое «Разглагольство» с Симеоном Полоцким). Составитель греко-славянско-латинского и филологического словарей.

* * *

ЕПИФАНИЙ Славинецкий - ЕПИФА́НИЙ СЛАВИНЕ́ЦКИЙ (нач. XVII в. - 19 ноября 1675, Москва) - поэт, переводчик, филолог, оратор, богослов, ученый. О месте его рождения, национальности мирском имени нет достоверных свидетельств. Существуют косвенные данные, по которым его принято считать украинцем или белорусом.

Имя Епифаний он принял при пострижении в Киево-Печерской лавре (см. КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ ЛАВРА). По тому, что он прекрасно владел греческим языком, предполагают, что он учился в Киевской братской школе, где до начала 30-х гг. преобладало грекофильское направление. Он также прекрасно знал латинский язык. В связи с этим высказывалось мнение, что он прошел курс наук в зарубежных училищах. Благодаря хорошему знанию латыни он попал в Киевскую братскую школу, где стал преподавать древнегреческий, церковнославянский и латынь. В 1649 по просьбе царя Алексея Михайловича (см. АЛЕКСЕЙ Михайлович) он был направлен в Москву вместе со священником Арсением Сатановским. Меценат Ф. М. Ртищев (см. РТИЩЕВ Федор Михайлович) построил для киевских ученых Андреевский монастырь (см. АНДРЕЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ) в своем имении на Воробьевых горах, где они организовали школу, в которой греческому и латыни учились молодые московские подьячие. В 1651 он переселился на постоянное жительство в Чудов монастырь (см. ЧУДОВ МОНАСТЫРЬ) (в Кремле), который на протяжении всей 2-й половины XVII в. оставался оплотом грекофильской, «старомосковской» партии.

Филологическая работа Епифания была осложнена церковными реформами патриарха Никона (см. НИКОН (патриарх)). К эпохе реформ, т.е. к 1653, он уже заслужил в Москве прочную репутацию ученого эксперта, и Никон привлек его к правке богослужебных книг, а также поручил сделать перевод деяний Константинопольского собора (см. ВСЕЛЕНСКИЕ СОБОРЫ) 1593, на котором восточные патриархи согласились на создание Московского патриархата. Поместный собор 1654 постановил исправить печатные богослужебные книги «по старым харатейным и греческим», но фактически правка велась по новым, венецианским греческим изданиям. К собору 1655 Епифаний подготовил программу изменений Устава и новый текст Служебника (он фактически воспользовался греческим служебником, изданным в Венеции в 1602), который узаконил переход к троеперстию, «трегубую» аллилуйю, четырехконечный крест вместо восьмиконечного на просфорах и другие изменения. По мнению А. М. Панченко (см. ПАНЧЕНКО Александр Михайлович), именно издание Служебника привело к расколу русской церкви, и одним из виновников этого был Епифаний Славинецкий.

Несмотря на то, что Епифаний мог достигнуть значительных чинов в церковной иерархии, он последовательно избегал этого и до самой смерти оставался простым иеромонахом.

В своих религиозно-философских взглядах он ориентировался на современную ему греческую догматику, на современную греческую «ученость» и не стремился разобраться в специфике и истории собственно русского традиционного понимания православного вероучения. На формирование религиозно-философских взглядов Епифания Славинецкого, возможно, оказала влияние его деятельность в Киевской братской школе. С этим же фактом связано, что в его проповедях нередко встречаются чуждые русскому языку лексические конструкции. Само же понимание вероучительных и религиозно-философских вопросов было достаточно традиционным для греческой догматики, но выраженное в прекрасных стилистических формах.

Значительную роль сыграл Епифаний Славинецкий в спорах о «царстве» и «священстве». Его описание соборного заседания от 14 августа 1660, сделанное по поручению царя Алексея Михайловича, носит название «Деяние московского собора». В религиозно-философском и практическом смыслах Епифаний Славинецкий четко занимал ту позицию, которая доказывала необходимость преимущества «царства» над «священством». За царем Епифаний признает право на решение всех церковных дел, созывать церковные соборы, раздавать церковные чины. Однако он считал, что другие иерархи Русской Церкви не вправе судить патриарха, как главу Церкви, так как они имеют дело со «всея России патриархом, со отцем отцов и пастырем пастырей». По мнению А. М. Панченко, именно авторитет Епифания повлиял на то, что в 1660 так и не было принято решение о лишение Никона патриаршего сана. Следовательно, именно авторитет Епифания Славинецкого «продлил» междупатриаршество и сделал необходимым Собор 1666-1667 с участием вселенских патриархов.

Наряду с участием в церковной реформе он продолжал заниматься переводческой работой. Ему принадлежит более 150 сочинений, переводных и оригинальных. К последним принадлежат 60 слов-проповедей, а также около 40 книжных силлабических песен. Из переводов, наряду с богословскими текстами, следует отметить географию Блеу, «Анатомию» Везалия (см. ВЕЗАЛИЙ Андреас), «Гражданство обычаев детских» Эразма Роттердамского (см. ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ). Большое значение имели лексикографические труды ученого. Это так называемый «Филологический словарь» и «Книга лексикон греко-славено-латинский».

Епифаний пользовался в Москве большим уважением и авторитетом как ученый-филолог. Эту репутацию отражает заглавие собрания его сочинений, созданного в начале XVIII в.: «Зде лежащая словеса сочиненная иеромонахом Епифанием Славинецким, мужем многоученным не токмо грамматики и риторики, но и философии и самыя феологии известным испытателем, и искуснейшим разсудителем и опасным претолковником греческаго, латинскаго, славенскаго и полскаго диалектов». Он был одним из первых профессиональных писателей Московской Руси. Среди книжников XVII в. он занимал особое место: по энциклопедическому образованию с ним не мог равняться даже Симеон Полоцкий (см. СИМЕОН Полоцкий).

полезные сервисы
лилль лилль
энциклопедический словарь

Лилль (Lille), город во Франции, административный центр департамента Нор. 178 тыс. жителей (1990). Центр Северного индустриального района. Крупная текстильная промышленность; тяжелое машиностроение; химическая, пищевая промышленность. Метрополитен. Университет. Музеи религиозного искусства, изящных искусств, фольклора и декоративно-прикладного искусства. Укрепления (XVII в.); готические капеллы и часовни (XIII в.); церкви Сент-Катрин (XVI-XVIII вв.), Сент-Этьен (XVII в.); военный госпиталь (XVII в.), жилые дома (XVI-XVIII вв.).

* * *

ЛИЛЛЬ - ЛИЛЛЬ (Lille), город во Франции, административный центр департамента Нор. К городу примыкают также Рубэ и Туркуэн. Население 180,1 тыс человек (2004).

Центр Северного индустриального района. Крупная текстильная промышленность; тяжелое машиностроение; химическая, пищевая промышленность. Метрополитен Лилля (ле Валь) - первое городское метро без машиниста.

Университет. Музеи: музей религиозного искусства, музей фольклора и декоративно-прикладного искусства, музей естественной истории и геологии (есть аквариумы и инсектариум), музей изобразительных искусств, славящийся богатством своих фондов (работы фламандских и голландских мастеров (Рубенса (см. РУБЕНС Питер Пауль), Ван Дейка (см. ВАН ДЕЙК Антонис)), испанских (Гойя (см. ГОЙЯ Франсиско)), французских (Давид (см. ДАВИД Д`АНЖЕ Пьер Жан), Делакруа (см. ДЕЛАКРУА Эжен), Моне (см. МОНЕ Клод), Ренуар (см. РЕНУАР Жан)), и собрание керамики и скульптуры). Лилль - родина Шарля де Голля (см. ГОЛЛЬ Шарль де) и здесь находится его дом-музей.

Лилль, город фландрских суконщиков, был захвачен Людовиком XIV (см. ЛЮДОВИК XIV Бурбон) в 1667, затем отвоеван голландцами в 1708, и вернулся в состав Франции только по Утрехтскому миру 1713 (см. УТРЕХТСКИЙ МИР) .

Укрепления 17 в., построенные Вобаном (см. ВОБАН Себастьян), дали городу прозвище царица цитаделей. Колокольня собора Нотр-Дам-де-ла-Трей высотой 105 м видна за 50 км. В крипте собора хранятся культовые принадлежности 12 в.

В старой части Лилля находится красивое здание богадельни Комтесс, основанной Жанной, графиней Фландрской. В честь присоединения Лилля к Франции в 17 в. были воздвигнуты Парижские ворота.

В городе множество достопримечательностей и исторических памятников: готические капеллы и часовни (13 в.); церкви Сент-Катрин (16-18 вв.), Сент-Этьен (17 в.), Сакре-Кер, Нотр-Дам-де-Виктуар, военный госпиталь (17 в.), жилые дома (16-18 вв.)., часовая башня (13 в.) при бирже.

полезные сервисы
измайлово измайлово
энциклопедический словарь

Изма́йлово - бывшее село (с 1935 в черте Москвы), в котором с XVII в. находилась царская загородная усадьба. Архитектурные памятники XVII-XIX вв., в том числе Покровский собор, домик Петра I (все - XVII в.). В XX в. район массовой жилой застройки. Парк (330 га).

* * *

ИЗМАЙЛОВО - ИЗМА́ЙЛОВО, бывшая царская усадьба в одноименном селе на северо-в